216
12 апреля 2017 в 8:00
Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Александр Ружечка

«Когда доктор сказал, что не буду ходить, запустил в него бутылкой». Парень вышел из комы и не стал слушать врачей, чтобы избавиться от инвалидного кресла

Мотоцикл Kawasaki еще пах свежей краской. Он прилетел в крыло машины первым, чуть погодя туда же приземлился водитель. Аккуратно, головой, как будто прыгнул «щучкой» в реку на летних каникулах. Два позвонка рассыпались сразу, легкие нанизались на сломанные ребра. Гродненские врачи оказали первую помощь, но побоялись брать на себя ответственность за проведение сложной операции. Пришлось ждать минских докторов. Пациент вряд ли бы выдержал боль, потому его решили ввести в кому. 21 день под морфием парень видел фантастически сочные сны… Был четверг, Эдгар ехал по улице Антонова по рабочим вопросам.

«Мужество — это какие-то рамки. Кто-то хочет подогнать кого-то под какое-то свое видение. Это не самое необходимое в жизни. И без таких формулировок нужно преодолевать себя и бороться с обстоятельствами. Необязательно быть мужественным, чтобы демонстрировать силу»

«Дикая боль — даже при самом легком касании»

Над Неманом растянут красивый железнодорожный мост. Рядом — оштукатуренное старинное здание. Говорят, раньше здесь были склады. Теперь — много чего, в том числе и тренажерка. Эдгар Якобсон посещает ее по возможности. Сегодня она есть. Эдгара подвозит мама.

— Мужики, просьба небольшая: достаньте коляску из багажника.

На железе видны следы «дыхания» сварочного аппарата. За три месяца, которые хозяин занимается в зале, коляска дважды ломалась под весом блинов и грифов. Эдгар пользуется ей с 2013 года и не хочет менять. Зал находится на втором этаже. По ступенькам парня поднимают двое человек, спускает один.

— Я не могу ходить: заклинило тазобедренные суставы. Мне уже делали несколько операций, чтобы убрать блокировку.

Эдгар показывает пару толстых шрамов, которые оставили скальпели.

— Суставы чистили хирургическим путем. Но снова случился блок. Доктора говорят, в их практике я такой первый. Конкретно объяснить, почему происходит рецидив, сложно. Но есть гипотеза, что все из-за стресса. У меня действительно было несколько депрессий.

Эдгар готовится к очередной операции. Предыдущая состоялась под новый, 2016 год. Тогда пациент потерял три с половиной литра крови.

— Доктора сказали: «Сердце у тебя слабое, да и тело тоже. Если будет большая кровопотеря, придется остановить операцию и провести ее в два этапа. Продолжим через две-три недели. И то нет гарантий, что суставы снова не зарастут». Это дикая боль — даже при самом легком касании. Я понимал, что могу пережить все это заново без результата. Честно, в тот момент просто опустил руки, закрылся в комнате и чуть ли не неделями не ел. Ко всем проблемам добавился развод, так что мысли были самые разные. Не знал, как выкарабкаться.

Примерно в то время Эдгару написал знакомый тренер.

— Саша Соловьев предложил: «Слушай, давай мы твое сердечко подкачаем, подготовим к операции». Так я здесь и оказался. Скинул уже семь с половиной сантиметров в объеме талии.

«Напарника моего потом подстрелили»

В детстве Эдгар занимался метанием молота. Затем устроился в милицию водителем группы задержания. Бронежилет, пистолет Макарова, каска, служебная «Лада» и напарник с автоматом Калашникова да специально обученной овчаркой. По тревожной кнопке ездили по вызову на драки в клубах и на заправках, вырабатывали адреналин ведрами.

— В плане эмоций — крутая работа. Но через два года я уволился по собственному желанию. Напарника моего потом подстрелили. Поступил вызов на какой-то семейный скандал. Приехали, а там пьяный мужик. Как увидел ребят, сразу заорал: «Пошли вон!» Потом достал обрез, как в фильме «Брат-2», и шмальнул. Попал моему товарищу в кисть.

Мама Эдгара занималась туризмом. Парень сконцентрировался на визах. Бизнес шел неплохо. Решил расширяться. Купил четыре квадроцикла, с растаможкой потратив на каждый по $1500. Правда, не выстрелило. Пришлось продавать.

— Однажды позвонил знакомый. Говорит: «Давай поменяю твой квадроцикл на мотик Kawasaki с доплатой!» И почему-то тогда в голове стрельнуло, что мне нужен мотоцикл. Согласился.

Согласился, даже несмотря на то, что Kawasaki был битый. Предыдущий владелец ехал на нем по Правонабережной, поворачивал налево и не рассчитал маневр — вписался в стену пожарной части. Приехал со своей чрезвычайной ситуацией к МЧС. Мотоциклисту чуть-чуть разорвало ухо. Правда, по сравнению с повреждениями Эдгара травмы считай что и не было.

Перед каждым выездом Якобсон крестился и говорил про себя: «Дай бог доехать». Часто моделировал в голове свои действия на случай ЧП. Представлял, как будет отталкиваться от падающего мотоцикла руками и ногами. В общем, проводил полную визуализацию.

— Мыслей у меня теперь две. Все-таки если мотоцикл был в аварии, то лучше его не покупать. Это первая. Вторая: все получилось именно так, как я и думал.

За две недели до аварии Эдгар едва избежал лобового столкновения. Дорога была скользкой, мотоцикл стало «колбасить», тормозить не получалось. Водитель дал газу и успел проскочить по «встречке» в метре перед машиной.

— На той полосе покрытие было нормальным. Я остановился. Потом приехал в офис и написал знакомому журналисту: «Топливо кто-то разлил. Можешь сделать пост». Правда, обо мне через две недели просить никого уже было не надо, все сами приехали.

«Ангелов не видел, но сны в коме были очень красивые»

План был простой: в пятницу — поездка на байкерский слет в Брест, в воскресенье — возвращение в Гродно, в понедельник — продажа Kawasaki. Эдгар уже нашел покупателя и забрал мотоцикл с покраски.

Был четверг. В офис заехала мама, передала какие-то документы. Эдгар положил их в рюкзак, надел экипировку и оседлал мотоцикл. В районе автовокзала он пересекся с машиной, которая выполняла левый поворот.

Ехал по крайней правой. У меня зеленый и у него зеленый. Начал тормозить, но потом понял, что уже никуда не деться. Спрыгнул с мотоцикла, как в своих мыслях. Помню удар, а потом — ничего. Если бы сгруппировался иначе, отделался бы меньшими проблемами. Но получилось так, что позвоночник был в натяжении и я огреб по полной программе.

Повредились пять позвонков, два из них раскрошились — взамен поставили титановые пластины. Сломались шесть ребер, которые проткнули легкие, лопатка и ключица. После этого парень не мог дышать — в гортани делалось отверстие для трубки. Мотоциклист получил ушибы сердца, почки и селезенки, а также разрыв двенадцатиперстной кишки.

— Еле выжил. Я очень благодарен доктору Нечаеву, который приехал из Минска и сотворил чудо. Если бы не он, я бы даже думать о ходьбе не смог. Кстати, и другим врачам: Дулубу и Вороновичу, которые борются с моими с суставами, — я тоже очень благодарен.

Чтобы избавить пострадавшего от боли, врачи решили ввести его в искусственную кому.

— Ангелов не видел. Но сны были очень красивые — в жизни таких больше не видел. Наверное, из-за морфия, которым меня обкололи. Помню, прыгаю с высокой-высокой скалы в голубую, лазурную прямо воду. Круче, чем в рекламе Bounty. Падаю вниз и ощущаю полет. Погружаюсь, всплываю, иду на берег. И вдруг оказываюсь в какой-то высотке. Вроде бы в Париже. Занимаюсь какими-то своими делами в пентхаусе. Потом его начинает трясти, как будто сейчас все разрушится. Примерно в это время приходит понимание, что скоро проснусь. Меня помещают в какой-то космический корабль. И смысл в том, что полет должен восстановить позвоночник. А спустя какое-то время я уже вижу больницу.

Проснувшись, Эдгар стал слышать голоса, но глаза открыть не мог. Приходили разные люди и судачили: «Хреново дело у парня», «Вряд ли он ходить когда-то будет», «Ему бы дышать еще научиться». Когда глаза открылись, Якобсон не смог определить, кому принадлежали те голоса.

«Да что ты несешь! Ты гонишь? Какое я „ходить не буду“?»

За год до аварии у Эдгара родился сын. Когда ему впервые показали закованного в ошейник из гипса отца, мальчик испугался и не захотел идти на руки. Первое время Якобсон не мог говорить и набирал сообщения на телефоне. Долго ему ничего не рассказывали. Затем стала возвращаться память. Парень лежал на койке и понимал, что случилась беда.

— Потом у меня включился голос, перевели в палату. Помню, пришел доктор, сказал: «У тебя перелом позвоночника, импульсы к ногам не доходят, все, что ниже пояса, ты больше чувствовать не будешь. Принимай это как есть».

На тумбочке стояла полупустая бутылка минералки. Расстроенный пациент дотянулся до нее и запустил в доктора. «Да что ты несешь! Ты гонишь? Какое я нахрен „ходить не буду“?» Снаряд попал в цель. Врач не обиделся. Медсестры вкололи Эдгару успокоительное, он обмяк и заснул.

— Я не принял слова доктора. Честно, мне только один раз снился сон, в котором я был в инвалидной коляске. И то сидел да поднимал ноги, разрабатывая их. И знаешь что? Через шесть месяцев я начал это делать. Потом мне снилось, что встаю из коляски и начинаю ходить на костылях. Тоже произошло. А недавно мне снилось, как я еду на велосипеде. Вот жду.

Через пять месяцев Якобсон лежал на реабилитации в Аксаковщине. В какой-то момент ему удалось поднять колено левой ноги.

— Первая мысль: иду на поправку. Я принял все спокойно. На обходе показал врачам, что умею. Они порадовались. А через два года поехал к Нечаеву, который меня спасал. Провели тест на проводимость мозга. Оказалось, у меня 85% от минимальной нормы здорового человека. Это при том, что было 0%. Честно, у доктора чуть слезы не пошли. Мне была очень приятна его искренняя реакция.

«Мог бы сидеть в своих четырех стенах и чахнуть»

Суд по ДТП, в котором пострадал Эдгар, длился два года. Первое время ему хотелось мстить — аж руки тряслись. Правда, ни к чему хорошему такие эмоции не привели. Негатива добавил и развод.

— Бывшая супруга поменяла взгляды на жизнь. Это ее выбор. Я не обижаюсь. Хотя раньше пытался что-то навязывать и чуть ли не шантажировал словами про ребенка, который будет расти в неполной семье. У меня теперь философия простая: будь собой и позволь другим быть другими. Имелась возможность продолжать суд по ДТП, но в какой-то момент я решил: нафиг оно мне надо. Потом еще книжек про трансерфинг почитал, окончательно убедил себя, что все идет от головы, и отпустил ситуацию. Все у меня теперь отлично: и в финансовом, и в физическом, и в моральном, и в личном плане.

Владельцы зала, в котором занимается Эдгар, не берут с него денег. Проходы между тренажерами достаточно широкие. Парень спокойно перемещается между ними на коляске.

— Я привык к коляске, но ни в коем случае не считаю ее своим продолжением. Это приспособление, которое нужно мне на данном этапе жизни. Когда говорю с людьми, всегда стараюсь встать.

Человек на коляске в тренажерном зале — это все-таки удивительно.

— Согласен. Сперва я стеснялся. Было стремно, что все косились. Но потом мы стали общаться. Здесь я чувствую себя живым. Вначале было очень сложно. Но теперь я согнал мамон, увеличиваю веса. Когда я встаю и залажу на брусья, новички смотрят такие, типа, «Ух ты!». И меня прет от этого. Если парень в моем положении делает такие вещи, наверное, окружающие тоже получают мотивацию.

Как-то я подъехал к тренажеру для разгибания ног. Пересел на него. Передо мной девочка велосипед крутит. Взгляд такой подозрительный: типа, а чего это он сюда залез с инвалидной коляски — сумасшедший, что ли? А я поставил вес и начал выполнять подход. Смотрю, а она обалдевает, даже темп замедлился — чуть не сбилась. Потом, когда заметила, что я наблюдаю, собралась, как будто ничего не произошло. Очень смешно было.

Вернувшись из больницы, Эдгар увлекся фотографией. Для смены обстановки старается выезжать на фотосессии.

— Планы на жизнь? Главный — подняться на ноги. Я в это очень верю. Еще хочется бизнес развивать. Ну, и девушка у меня появилась. Это тоже важная часть жизни. Понимаешь, смысл в том, чтобы не сломаться. Я мог бы сидеть в своих четырех стенах и чахнуть, но мне этого не хочется.

P. S. Эдгар все-таки продал свой Kawasaki. Покупатель знал, что мотоцикл дважды битый. Разобрал на запчасти. Себе оставил мотор, а остальное распродал.

Это «Мужской клуб» — рубрика, в которой не обязательно будет разливаться тестостерон, но в которой будут рассказывать о мужчинах. Совершенно разных. Если вы считаете историю своей (или товарищей, друзей, братьев да прочих родственников) жизни и порядок собственных мыслей интересными, присылайте истории на адрес nm@onliner.by.

Мужские электробритвы в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Александр Ружечка
ОБСУЖДЕНИЕ