«У нас были бизнесмены не хуже Форда, Нобелей и Третьякова». Историк о белорусских предпринимателях, которыми можно гордиться

 
25 марта 2017 в 9:34
Автор: Настасья Занько. Фото: Алексей Матюшков

Больше 100 лет назад, когда в Москве еще популярными были извозчики, витебляне совместно с бельгийцами запускали трамвайный бизнес. Примерно в это же время уроженцы Случчины ворочали миллионами в акционерном обществе городских скотобоен. А крупнейшая в Российской империи Добрушская бумажная фабрика внедряла соцпакеты для рабочих.

— Если логически рассудить, то даже Скорина по сути предприниматель. Ведь книгопечатание было самым настоящим бизнесом с доставкой бумаги, чернил и продажей книг, — улыбается кандидат исторических наук старший сотрудник Республиканской лаборатории Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы НАН Андрей Киштымов.

По его словам, предпринимательство на белорусских землях зародилось задолго до «лихих» 90-х, во время масштабных реформ второй половины 19-го века. В то время на территории Беларуси, которая принадлежала Российской империи, отменили крепостное право, провели реформы городского самоуправления, а также военную, судебную, университетскую и земскую реформы. Происходил исторический переход от аграрного к индустриальному обществу.

— В новых условиях товаром становится человеческая инициатива — это суть предпринимательства, — объясняет историк. — Более того, в этой новой реальности стираются сословные границы, которые были в Беларуси.

Ведь раньше помещиком или государственным управленцем был, как правило, русский или поляк, крестьянином — белорус, ремесленником — еврей.

А в 19-м веке появился новый тип организаторов капиталистического производства. Это были люди с глубокими знаниями техники и технологии производства, готовые нести ответственность за свои решения, проводившие энергичную социальную политику на своих предприятиях и принимавшие активное участие в общественно-политической жизни. Предпринимателем мог быть и купец, и граф, и помещик, и ремесленник. В 20-м веке эти люди стали играть ключевую роль в белорусской экономике. У нас были предприимчивые люди не хуже Форда, Третьякова или того же Морозова!

Антон Стульгинский. Первый белорусский топ-менеджер из Добруша

130 лет назад Добрушская бумажная фабрика гремела на всю Российскую империю. И было из-за чего. Здесь делали бумагу, в том числе из целлюлозы. Также тут появилось английское оборудование и первая на нашей территории электростанция.

Фото: govorim.by.

Уставной фонд фабрики составлял около 550 тысяч рублей — огромные по тем временам деньги. Перед Первой мировой войной там производилось 10 тысяч тонн бумаги в год — от газетной до мелованной, — а оборот составлял почти 3 миллиона рублей.

Князь Паскевич. Фото: wikimedia.org

— Спрос на бумагу постоянно рос, и фабрика становилась все более и более выгодным бизнесом, — объясняет историк. — Но неизвестно, достигла бы такого уровня фабрика, если бы не ее директор-распорядитель Антон Стульгинский. Паскевичи пригласили 27-летнего выпускника Императорского технологического института в Петербурге управлять своей фабрикой. Это был первый пример своеобразного топ-менеджмента в Беларуси.

Фото: dlvm.by

Именно Стульгинский модернизировал фабрику: расширил ее, заменил машины по производству бумаги, поставил новые паровые котлы, модернизировал механические мастерские и запустил ту самую электростанцию. Более того, открыл два училища для новых специалистов.

Фото: dlvm.by

— На Добрушской фабрике, где работали 1400 человек, впервые в Российской империи был 8-часовой рабочий день и своеобразный соцпакет, — объясняет Андрей Леонидович. — У сотрудников было бесплатное медобслуживание, для них и их семей предоставлялись лекарства, а также была возможность купить продукты дешевле, чем в местных лавках, на 15—20%. К тому же фабрика платила пособия при увольнении. Схема проста: отработал больше пяти лет — получай среднемесячную зарплату, умноженную на количество лет сверх нужного стажа. В общем, Стульгинский был первым в нашей стране, кто реализовал капитализм «с человеческим лицом».

Самое интересное, что постоянного жалованья у Стульгинского не было. Его заработок зависел только от прибыли предприятия: Паскевичи платили своему распорядителю 10% от прибыли.

Болеслав Яловецкий. Создатель частных железных дорог, открывший Европу белорусской молочке

— К началу Первой мировой войны пять белорусских губерний имели железнодорожные линии общей протяженностью более 3800 километров, — отмечает Андрей Киштымов. — По степени насыщенности железными дорогами наши территории занимали одно из первых мест в Российской империи. Характерно, что в то время из Беларуси на Запад вело семь железнодорожных «коридоров». Сейчас же, как известно, в строю всего два.

Фото: history.rw.by

Железные дороги в Беларуси принадлежали в основном Российской империи. Но были и частные узкоколейки. Их созданием наша страна обязана уроженцу Виленского уезда Болеславу Яловецкому. Хорошо образованный (Виленская гимназия и Николаевское инженерное училище с отличием, стажировки в Чехии и Австрии), он был военным инженером, который позже уволился и возглавил Александровский механический завод.

— Это он создал специальный поезд для царской семьи и придумал переносные железные дороги с оборудованием «Дольберг и Яловецкий», — объясняет историк.

После 15 лет работы на механическом заводе Яловецкий вернулся на родину, куда его постоянно тянуло. Он решил учредить акционерное общество по постройке и эксплуатации частных узкоколейных дорог с шириной колеи вдвое уже, чем в Российской империи. Кроме того, Болеслав собрался также производить и железнодорожное оборудование. Акционерное общество планировало привлечь 3 миллиона рублей за счет облигаций.

Фото: railwayz.info

В марте 1890 года подал ходатайство об этом в Министерство путей сообщения Российской империи и только через 4 года получил согласие. Правда, с условием: провозить бесплатно почту и сделать большую скидку для военных и армейских грузов.

Фото: director.by

Первая узкоколейка, которую построил Болеслав, протянулась от станции Свенцяны Петербургско-Варшавской железной дороги до местечка Березевич (сейчас уже Глубокое). Всего 66 верст. Потом была очередь участка Поставы — Березвеч. Новая дорога, по мнению историков, помогла наладить экспорт белорусских молочных продуктов в Европу, вплоть до Великобритании.

Уже в 1913 году акционерное общество подъездных путей строило узкоколейные дороги в Украине и Прибалтике. К этому времени Яловецкому принадлежала почти половина всех узкоколейных путей в Российской империи — 1149 верст. А перед Первой мировой войной капитализация общества достигла 27 миллионов рублей.

Адам Ельский. Банкир и владелец колбасной империи, сравнимой с техасскими синдикатами

— Нередко предприниматель того времени имел черты представителей разных слоев буржуазии, — говорит Андрей Киштымов. — Таким был шляхтич из Игуменского повета Адам Ельский. С 1887 года на протяжении почти 20 лет он был акционером Вычислительного комитета Минского отделения Государственного банка и одновременно агентом частного Виленского земельного банка.

Он же вместе с братом имел поместье Гольна в Гродненской губернии. Кроме этого, владел 25% механического и чугунолитейного завода в Варшаве, а также земельным участком и домом в Минске на Подгорной улице (сейчас улица Карла Маркса). Перед нами банкир, помещик, фабрикант и домовладелец.

Но одним из самых крупных предприятий Адама Ельского и его компаньона Эдуарда Войнилловича было акционерное общество городских скотобоен — крупнейшая «бизнес-структура» в мясной отрасли Российской империи.

Городские скотобойни в Российской империи. Фото: syutkin.livejournal.com

Акционерный капитал общества скотобоен составлял 1,3 млн рублей. Адам Ельский и Эдуард Войниллович владели скотобойнями в Лодзи, Ченстохове и Минске. Также они имели мясные склады и лавки с окороками, колбасами и ветчиной во многих городах Польши.

Ельский и Войниллович конкурировали с синдикатом в Брест-Литовске, который поставлял мясо через Варшаву на колбасные фабрики Берлина. Историки сравнивают их акционерное общество с всемирно известными чикагскими синдикатами, на бойни которых отправлялись работать белорусы-эмигранты.

Абрам Эпштейн и Кива Канторович. Знаменитые столичные обойщики-конкуренты

В 19-м веке в моду вошли бумажные обои. Даже в одной из пьес Козьмы Пруткова есть диалог, когда два студента спрашивают у барышни, кто ей нравится, а она отвечает: «Обои!».

Фото: e-reading.club

Самую известную обойную фабрику в стране основал купец Абрам Эпштейн. До этого он занимался поставками продуктов и чая, но быстро уловил моду на обои и рискнул. В 1898 году Эпштейн построил фабрику на столичной улице Раковской. Он купил туда новейший по тем временам обоепечатный станок и поставил паровую машину.

Предприятие «А. С. Эпштейн и Сын» выпускало принтованные обои популярных расцветок. И уже в 1913 году объемы производства достигали 300 тысяч рублей.

Фото: statehistory.ru

Вторым обойным магнатом в Минске считался Кива Канторович. Изначально варил олифу и мыло, пытался открыть паточный завод и даже производить кирпичи. Но в 1900 году купил обойную фабрику и рьяно взялся за дело: Кива вложил в модернизацию своего нового детища около 100 тысяч рублей. Именно у него в Минске был первый грузовой автомобиль.

Пример рекламы магазина обоев в Российской империи. Фото: statehistory.ru

325 рабочих фабрики производили обои и различные виды бумаги — альбомную, папиросную, оберточную, афишную. Из минской бумаги делали чековые книжки, талонные изделия и бумагу для аптек. А продукция этой фабрики конкурировала с продукцией Эпштейна вплоть до начала Первой мировой.

Фото: litvin.org

Историк Бурачонок указывает на несколько интересных фактов, связанных с фабрикой Кивы Конторовича. Во-первых, он требовал, чтобы при трудоустройстве рабочие показывали документы, подтверждающие личность, и получали расчетную книжку, где делали отметки о выдаче зарплаты дважды в месяц. Во-вторых, фабрика Кивы чуть ли не первой в Минске приняла правило, что об увольнении рабочего должны были предупредить за две недели. Несколько раз работников не предупреждали, и местные власти восстанавливали минчан в должности. И в-третьих, рабочим здесь оплачивался больничный лист (50% от заработка) и их бесплатно лечили.

Иосиф Гальперн. Один из создателей самого крупного и влиятельного Западного спичечного синдиката

— Значительная часть местных предпринимателей выросла из среды проживавших на белорусских землях евреев — купцов и мещан. Людей, приехавших из-за границы и рискнувших завести свое дело на белорусской земле, среди предпринимателей было относительно немного, — говорит Андрей Киштымов. — Есть яркий пример бельгийского акционерного общества. В 1898 году с разрешения местных властей бельгийцы построили и ввели в эксплуатацию трамвай в Витебске. В Москве этот новый вид транспорта появился только через год, а в Петербурге — почти через десять лет.

Улицы Пинска в начале прошлого века. Фото: pinsk.eu

Одним из иностранцев, который также прижился в Беларуси, был австрийский подданный Иосиф Гальперн. Он удачно женился на дочке пинского купца Левина и осел на Полесье.

Гальперн занимался небольшими сделками, а потом сосредоточился на экспортной поставке древесины. К 1890 году он становится одним из самых богатых и влиятельных бизнесменов городка. Гальперн открывает банковскую контору, покупает участок в Подольской губернии и первым в Российской империи начинает шахтную добычу удобрений — фосфоритов.

В середине 1890-х Гальперн приобретает спичечную фабрику у Луи Гиршмана и дает ей громкое название «Вулкан-Прогресс». Уже к 1900 году здесь работает 590 человек, а объемы производства доходят до 292 тысяч рублей.

Именно Гальперн позже становится одним из создателей самой крупной монополии белорусских бизнесменов — Западного спичечного синдиката. В начале 20-го века синдикатчики из Беларуси контролировали значительную часть рынков спичек Восточной Европы, Кавказа и Средней Азии.

— Ярких личностей в истории нашего предпринимательства было множество. Именно предприниматели играли ключевую роль в успехах белорусской экономики. Со второй половины 19-го века они стали оказывать воздействие на государственную экономическую политику, а в начале 20-го века уже окончательно заняли господствующее место в белорусском истеблишменте, — заключает Андрей Киштымов.

Телескопы в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Настасья Занько. Фото: Алексей Матюшков
Без комментариев