«Замужняя женщина с ребенком — и дерусь на дискотеке…» Как красавица из интеллигентной семьи стала алкоголичкой

 
316
24 мая 2016 в 8:00
Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Максим Тарналицкий

При первом взгляде на Карину в жизни не скажешь, что она уже крепко на четвертом десятке. Фигура явно не обошлась без бодрящего спорта. Карина — красивая, яркая женщина с улыбчивыми глазами. Правда, и с внутренним надломом, который пришлось напряженно преодолевать. Она считала алкоголизм болезнью заводчан и людей, которым не хватает фантазии и интеллекта на другие формы развлечений. Была уверена, что ее это не коснется, — и заблуждалась. После 12-летней дороги к зависимости Карина начала бороться с алкоголем и собой.

Она воспитывалась в крупном уездном городе. Семья была всячески положительной: отец — передовик труда, мать — госслужащая с ощутимым авторитетом на работе — культурные, успешные, ничем не злоупотребляющие люди. Дочка росла в соответствии: активно и успешно занималась гандболом, параллельно выполняя родительский наказ по хорошей учебе.

Дебют Карины в большом алкоголе произошел за компанию, как это часто бывает у тинейджеров от спорта.

— Решили отпраздновать Рождество на сборах. Тогда я думала, что индивидуальность — это плохо. Хотела быть в доску своей. Выпила с девочками три рюмки водки. Правда, выпила так, что на следующий день замучила интоксикация. Даже встать с кровати не смогла. Не понравилось. Девчонки на опыте сказали: «Ну, значит, не твой напиток. Надо, как леди, пить что-нибудь слабенькое». Попробовала слабенькое — понравилось. Я стала казаться себе такой общительной, интересной, уверенной, раскованной. Просто фантастика!

Школу девушка окончила с хорошими показателями по учебе, спорту и алкоголю. Своими эпизодическими появлениями выпивка особо не мешала, разрешала внутренний бунт и давала выход скрытой обезбашенности. Примерно так Карина начала свой 12-летний путь к обретению зависимости.

— Я все пользовалась этой фразой про леди. Пила себе дорогие коктейли. Но время шло, количество необходимого спиртного увеличивалось, а финансы уменьшались. Стала экспериментировать. Перешла на шампанское — в ужасных количествах. Все с меня обалдевали. Говорила друзьям прямо: «Никуда не пойду, если не возьмете мне три бутылки шампанского. Это неинтересно». Но шампанское стало накладным. Началось вино, потом и водка.

У Карины появился муж, а затем и ребенок. Узнав о беременности, она дернула стоп-кран до предела. Никакого алкоголя и никотина. Период беременности и полтора года кормления прошли без употребления. Правда, затем начинающей маме стало скучно.

— Помимо ребенка и коляски, в моей жизни появилось пиво. Ежедневное. Муж мой тоже любил выпить, но в семье начались скандалы. Я пыталась регулировать употребление. Правда, потом стала прятать бутылки и пить втихую. Знакомые делали мне замечания: «Почему ты никогда не можешь остановиться?». «Я могу остановиться, просто не хочу. Зачем?» — отвечала я.

Карина признается: когда они с будущим мужем познакомились, из общего у них были спорт и свобода, которую давала выпивка.

— Несмотря на наличие собственного ребенка, мы сами были детьми. Это я только сейчас поняла. Когда начались скандалы, мы пытались глушить их спиртным. Его количество все увеличивалось.

До 30-летнего рубежа женщина не замечала никаких «косяков», которые вылезали на почве алкоголя.

— Наступил период, когда я не могла восстановить в памяти события вчерашнего вечера. Плюс мой колкий характер начал обостряться. Я все думала: «Алкоголизм — это болезнь заводчан или людей, не наделенных интеллектом». Считала, что я не такая. Все же воспитывалась в интеллигентной семье, умная, красивая — пронесет. Естественно, заблуждалась.

Помню, поссорились как-то с мужем. Взяла последние деньги и отправилась на вокзал. Там купила выпить и билет до Харькова. Уехала. Как я проходила границу, как я ехала — вообще не помню. На место прибыла вовсе без денег. Даже возможности позвонить не было. Пришлось просить у прохожих на вокзале. В итоге меня арестовала украинская полиция. Ребята поинтересовались целью моего приезда в Харьков, а я не смогла дать вразумительного ответа. Ну, они и подумали, будто я девушка легкого поведения. Сменила, называется, обстановку. Вагон — на изолятор. В итоге местные друзья забрали меня, купили обратный билет и еды.

Тогда я могла сделать вид, что иду спать, а потом убежать на дискотеку. Там пару раз дралась от обострившегося чувства справедливости. Замужняя женщина с ребенком — и дерусь на дискотеке… Вроде бы хрупкая, но как-то схлестнулась с амбалом. Так он мне звезданул в лицо, оставив большой фингал. После этого не пила какое-то время.

Какое-то время было недолгим. Пиво, джин-тоник, крепкие напитки, разбавленные лимонадом в нужной пропорции, — Карина пила более или менее все. В ее жизни появилось чувство никчемности. Вроде бы есть работа, есть дочь, но мысль «Ты неудачница» сверлит сознание. Женщина стала закрываться. А оставаясь в одиночестве, начинала жалеть себя: «Ой, у меня никого нет. Поговорить даже не с кем». В общем, замкнутый круг, в который периодически попадали и суицидальные мысли.

— Перестали жить с мужем, когда дочке было лет семь. Оставила ее на попечение своих родителей. Все говорила: «Мне никто не нужен!» Хотя хотела, чтобы рядом была семья. Примерно тогда родители стали говорить о моих проблемах с алкоголем. Но у меня была жесткая позиция: «Я девушка симпатичная, сверху килограмм косметики — и вообще отлично. Мужчины обращают внимание, и нет у меня никакой проблемы».

Свое состояние женщина объясняла депрессией. Некоторое время врачи поддерживали эту иллюзию, выписывая пациентке таблетки. На них Карина чувствовала себя замечательно. Цели, увлечения, работа, друзья… Правда, любой праздник означал паузу в приеме таблеток. Пару дней Карина жила без них, затем выпивала и возвращалась на курс. Правда, с течением времени таблетки проиграли борьбу алкоголю.

— В один прекрасный день родители сказали: «Мы каждый вечер гадаем, вернешься ты домой или нет. Ребенок твой не знает, есть у нее мать или нет. Слушай! Мы оформим опеку над внучкой. А ты делай все, что хочешь».

Карина искренне думала, будто это блеф, ожидала звонка дня через три-четыре, но в итоге набрала сама.

— Мама сказала: «Чего звонишь? Помощь нужна? В больницу хочешь лечь?» — «Нет». — «Мы тебе говорили: звони, только если хочешь в больницу». Потом было три ужасных дня. Я впервые в жизни не вышла на работу без предупреждения… В итоге согласилась лечь в больницу.

Карина поехала в РНЦП психического здоровья лечить нервы. Но в профильном отделении не оказалось мест. Пациентке предложили подождать в наркологии. Она согласилась.

— Как-то ко мне подошла незнакомая девушка и сказала: «Чего ты все время одна? Пойдем на группы походим. По улице прогуляемся». А мне просто было стыдно, что я лежу в таком отделении. Боялась выйти куда-то. Однако девушке удалось расположить меня. Я начала ходить на улицу. Потом посетила одну из групп у психолога. Затем сходила на группу анонимных алкоголиков. Меня зацепили услышанные рассказы. Там было много из моего собственного опыта.

Однажды Карине предложили: «Можешь сказать, что ты алкоголичка?» Женщина смутилась: «Нет, я не алкоголичка. Где-то как-то, возможно, полуалкоголичка». Реакция собеседника была простой: «Полуалкоголичка — это как полубеременная». Когда Карина призналась себе в собственных проблемах, ей полегчало.

— На выпивку меня провоцировали чувства вины, стыда и страха. В итоге место в неврологическом отделении освободилось, но я переезжать туда не стала. Сказала заведующему, что мое место — в наркологии. Когда выписывалась, психолог дала мне понять: «Если хочешь поддерживать трезвый образ жизни, надо открывать группу в своем городе». Я пообещала подумать и сразу же начала трястись: «А как я это сделаю?»

Было страшно. Город-то маленький, меня тут все знают. Но сильное желание выжить сделало свое дело. Если бы продолжила, не выжила бы. Все-таки суицидальные мысли возникали. Плюс со своим характером могла куда-нибудь влезть.

Карина преодолела свои страхи и пошла к наркологу. Инициативу женщины довели до главврача города. Добро было дано очень скоро.

— На первом собрании говорила только я. В актовый зал пригласили всех пациентов и врачей. Когда закончила, ко мне подошли двое мужчин и женщина. Они ходили ко мне только полтора месяца. Женщина сперва расцвела. Но затем мы виделись еще четыре раза, и на четвертый я ее не узнала. Она сильно сдала. Мужчин я больше не видела, один из них, как я слышала, попал в аварию, пьяным сев за руль…

Карина увлеклась своим выздоровлением и излечением других. На волне энтузиазма получила второе высшее образование — психологическое.

— Через два с половиной года после госпитализации у меня наступило безумие. Надоело быть трезвой. Три часа пила алкоголь. Полная потеря контроля. Правда, в какой-то паузе я позвонила и попросила помощи. Меня забрали родители. Всю ночь прорыдала. Потом получила медикаментозную помощь. Тогда я считала дни своей трезвости и каждый день боялась сорваться. Безумие наступило после 2 лет, 6 месяцев и 21 дня воздержания. Теперь я ничего не считаю и не живу в страхе.

Будучи дипломированным специалистом по работе с зависимыми людьми, Карина получила предложение работать в одной из минских наркологических клиник.

— Если человек победил рак — он герой, если алкоголизм — остается социально осуждаемым. Именно поэтому и я, и другие ребята из групп предпочитают не «светить» себя… Но в целом все отлично. С мужем мы развелись. Оба признали свои проблемы и сделали вывод, что существовали на совместном пристрастии к алкоголю. В трезвой жизни, оказалось, у нас нет ничего общего. Я снова вышла замуж и создала новую семью. Не чувствую никчемности и ущербности. Жизнь прекрасна. Да, в ней бывают трудности, но ничего страшного в этом нет.

* * *

Куда можно обратиться за помощью бесплатно?

  • Группы анонимных алкоголиков Беларуси: телефоны — 8 (017) 276-83-17, 8 (029) 780-73-29, сайт — aabelarus.org.
  • Группы взаимопомощи анонимных наркоманов: телефоны — 8 (029) 274-22-74, 8 (029) 664-69-64, сайт — na-rb.by.
  • Группы взаимопомощи для родственников и друзей алкоголиков «Ал-Анон»: телефоны — 8 (029) 550-54-24 (ежедневно с 20:00 до 22:00), 8 (044) 515-29-56 (с 18:00 до 21:00), 8 (033) 901-30-07 (круглосуточно), e-mail — alanon.belarus@gmail.com.
  • Республиканское общественное объединение психологической помощи «Пробуждение»: телефоны —  8 (029) 338-39-31, 8 (029) 103-08-04, 8 (017) 223-32-00
  • РОО «Матери против наркотиков»: телефон в Минске — 8 (044) 777-04-35, сайт — narkotiki.by.

* * *

Onliner.by продолжает цикл публикаций в рамках первого в истории независимой Беларуси круглосуточного медиапроекта «Марафон не-зависимости», посвященного проблемам зависимостей, созависимостей и взаимозависимостей.

Марафон пройдет 26 мая и будет длиться сутки без перерыва. Официальный YouTube-канал Onliner.by начнет прямую трансляцию марафона 26 мая в 12:00.

Вас ожидает обширная программа с участием десятков спикеров, ведущих, экспертов, лидеров мнений и популярных музыкантов.

Например, о том, как семейные установки и отношения рождают основания для зависимостей, мы поговорим с руководителем общественного объединения «Матери против наркотиков» Ириной Лукьянович.

Почему творчество традиционно связано со стимуляторами, нам расскажет Александр Кулинкович.

Запрет или легализация? Ответ на этот вопрос мы будем искать вместе с наркологами и наркозависимыми в рамках тематического ток-шоу.

В прямом эфире мы сможем наблюдать за изменениями в организме человека, который принимает алкоголь.

Вас ждет еще многое другое — не пропустите!

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Максим Тарналицкий
ОБСУЖДЕНИЕ