Полна коробушка? Предпринимателям показали, какой товар способен предоставить им отечественный легпром

 
1158
15 февраля 2016 в 21:57
Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов

Каждый знает: жизнь белорусского коммерсанта испокон веку состоит из страданий и преодоления. Нынче очередной непростой период, о котором уже сказано-пересказано. Как показывает практика, если с двух сторон поставить достаточно горластых ораторов, полемика о проблемах ИП может длиться вечно. Но под всем этим бурлением остается вопрос: чем в результате торговать? В числе претензий мелких предпринимателей к окружающей действительности — неспособность отечественного легпрома обеспечить товаром. Легпром в ответ распахивает закрома — выбирайте. В Гомеле торговцев специально позвали на тематические выставки трикотажа, текстиля, обуви. Мы вместе с предпринимателями оценили ассортимент.

Перед бесконечными, как беды предпринимателей, складскими помещениями с кислым видом топчется группа мужчин и женщин. Некоторые из Гомеля, другие приехали из районов. Уже заглянули внутрь склада — не впечатлились.

— Ай, не на что там смотреть. Цены дикие. Продать человеку с нынешней зарплатой байку при стартовой цене 300 тыс. невозможно, — предприниматели уверены, что на маржу тут рассчитывать не получится. — А покупатель-то привык к стильному московскому товару… Где мы только ни искали, на одних звонках можно разориться. Некоторые белорусские предприятия сразу говорят: «С предпринимателями не работаем». При этом их продукцию можно купить в Москве процентов на 50 дешевле.

Денис приехал из Жлобина в надежде найти что-нибудь, чтобы положить на прилавок, который, по его словам, пустует уже два месяца. Ходит вот, заглядывает в склады.

— Курток нет. Штанов нет. Зато пижамы и трусы есть. 86 тыс. без НДС — закупка водолазочек!..

Игорь из Рогачева тоже два месяца не работает:

— Тут все с деньгами приехали, не просто на прогулку. Надеялись что-то найти… А с чем я в результате до лета буду работать? С трусами-носками?

— Люди джинсы просят, а их на всю республику пять разновидностей. Представьте, если весь город будет в пяти парах джинсов щеголять, — предприниматели уже хором все громче рисуют картины апокалипсиса.

— Да подождите вы, это же еще не вставка! Тут все просто сложено! — работницы склада показывают направление. — Вон там вам все красиво покажут и расскажут.

Под показ отведен небольшой конференц-зал оптового предприятия «Диалог-Гомель». Показы распланированы по видам продукции на несколько дней. Сегодня — швейные, трикотажные и чулочно-носочные изделия. Весь товар не поместился, задействовали соседнее помещение. Зал заполняется людьми, которые более привычно смотрятся за прилавками базаров. В некоторых случаях убеждать собравшихся прибыли заместители руководителей предприятий. Явно не тех, которые прячутся от покупателей мелких партий.

Вешалки гнутся. Взгляд неподготовленного человека сквозь такую одежду проходит насквозь, ни за что не цепляясь. Цветочки из семидесятых, оборочки-тесемочки, бриллианты, богатое золото… И пижамы, очень много пижам, их нам хватит практически навсегда. Но ИП не такие, они лучше всех в мире знают, что будет пользоваться спросом. Некоторым удается что-то разглядеть — скрупулезно изучают фасоны, швы, принты. Яростно смотрят на ярлыки с ценами, те аж дымятся… В то же время уже слышны и просьбы дать визитку.

Доступность вышеупомянутых закромов, как видим, — это тоже больной вопрос для мелких предпринимателей. Те производители, которые пришли на выставку, клянутся, что готовы сотрудничать изо всех сил. Ведь ИП — тоже какой-никакой способ сбыть товар. Уточнили: на них приходится примерно 15% оборота.

— На самом деле предприниматели к нам пошли еще с середины прошлого года. Люди пусть и берут небольшие партии, но несут живые деньги — нам это выгодно, — заместитель гендиректора «Купалинки» Ольга Окостко не видит повода прятаться от ИП, как это принято у иных производителей. — Поэтому будем заинтересовывать, представлять скидки, вкладываться в оборудование, рекламу, создавать специальные условия.

Что касается «живых денег», то это палка о двух концах. С одной стороны, производителю, который тоже не с жиру бесится, не приходится ждать денег 2—3 месяца, как в случаях с большими магазинами, которым товар отдается на реализацию. С другой стороны, предприниматель сильно рискует, покупая товар, который, возможно, никогда не удастся продать. В результате ИП твердят, что тоже хотели бы «как магазины». Производители в ответ тактично намекают: некоторым дай товар и ищи потом…

Презентационные способности производителей, конечно, пока скромны. То ли выставку готовили второпях, под нажимом обстоятельств, то ли действительно не умеют. На экране всю дорогу вручную крутили модели одной из фирм. У остальных в отделе маркетинга не нашлось свободной флешки.

Заместитель директора ОАО «8 Марта» Тамара Бандуренко в сотый раз объясняет, насколько качественный товар производит предприятие. Если написано «хлопок» — значит, хлопок. О красоте тут можно спорить, но лучше не надо. У базара свои вкусы, не угадаешь, что «выстрелит». Проблема малых партий? Тамара Васильевна советует нескольким ИП объединяться, закупать товар сообща.

Постепенно коммерсанты начинают вертеться на стульях, переговариваться. Соскучились: хотели бы видеть куртки, джинсы и лихие кардиганы («Вон как у той, с фотоаппаратом!»). Но на вешалках в основном трусы, пижамы, платья, пальто. Майка и шорты с символикой диванных войск выглядит, конечно, лихо, но, оказывается, пресловутый «простой народ» хочет иного — больше золота, бриллиантов и чтобы дешево.

— Ох, не рыночный это товар, — вздыхает женщина лет сорока и нервно сворачивает в длинную красивую трубочку рекламный проспект, который выдали на входе. — К нам за таким никто не пойдет.

Оказывается, противостояние базара и организованной торговли забыли отменить специальным указом. У обеих форм жизни свои доводы, преимущества, специфика товара. И обе друг другу завидуют.

— А есть такое, чем магазины не торгуют? — с «камчатки» перебивают очередного оратора, рассказывающего о прекрасном трикотаже его фабрики. — Что вы на экспорт, например, отправляете.

Нет такого. Все то же самое отправляется и в магазины. Владельцы базарных точек усиленно стараются понять, какова теперь их роль в этом кругообороте финансов. Выходит, что «никакова». «Выдавили», — краткий бизнес-анализ ситуации доносится из дверного проема, где столпились те, кто не поместился в зале.

— А мужское вообще есть что-нибудь? — подбрасывают каверзный вопрос из мятежного дверного проема.

Начинают искать, двигают вешалки… Ага, что-то нашли. Спортивные штаны с блестящими замочками. На самом деле это тоже проблема, на которую производителям придется обратить внимание. Для того и собрались.

В процессе обсуждения цен всплывает еще один больной вопрос. Предприниматели в один голос принимаются жаловаться, что в Москве или Пензе продукцию белорусских швейников можно купить дешевле, чем на родине (впрочем, приобрести ее тут им порой вообще не удается). Слово за слово — выясняется, что россиянам крупные партии продают с большой скидкой, на которую не могут рассчитывать наши ИП. В результате белорусский трикотаж выгодней покупать у соседей.

Цены производителей, обозначенные на ярлыках (сюда надо прибавить еще 20% НДС да еще что-то попытаться заработать), предпринимателям категорически не понравились.

— Да вы что, на Луне живете? — эмоционально выясняли с мест. — Как можно за такие деньги взять, да чтобы потом еще и продать кому-то?

При общении с предпринимателями может сложиться впечатление, что они заранее настроены скептически, ничему уже не верят. К образцам продукции подходят со снисходительным выражением на лице. Просишь порыться на вешалках более предметно — вроде как лица смягчаются, находят достойные внимания вещи. Правда, нечасто.

Просим предпринимателя Александра Джада пройтись с нами по «стендам» предприятий.

— Не вопрос. Но это будет лишь моя субъективная точка зрения.

И на первом же «объекте», принадлежащем «Калинке», мы зависли надолго. Оказывается, тут есть на что посмотреть. Как ни странно, Александр выбирает те образцы, которые мы обязательно «пролистали» бы. И отвергает то, что понравилось нам. У выносной торговли, на которой он специализируется, свои жестокие и запутанные законы.

— Это платье, может, и красивое, но оценить его смогут немногие… Это я называю «народный хор». А вот эта блузка — вполне! Ничего лишнего, материал хороший. И вот это… А можно мне визитку?

Некоторые цены слишком высоки, чтобы заинтересовать предпринимателя, некоторые, к удивлению Александра, оказались вполне интересными.

— А, к примеру, вон тот ночной комплект вызывает у меня только недоумение, — машет уже в сторону блеклой пижамы другой фирмы по соседству; «жуткие розочки» на ней покраснели от позора. — Почему-то хорошие вещи не найти, а вот это выпускается не один десяток лет. И нам упорно пытаются его продать.

— Вот смотрите, — Александр выворачивает манжет какой-то блузки. — Наша вещь может выглядеть неказисто и невзрачно по сравнению, например, с турецкой. Но у нее практически всегда качественно выполнены швы и использован тот материал, который заявлен на этикетке.

Движемся по залу в поисках товара. В большинстве случаев благие намерения Александра разбиваются при взгляде на ценник. Прибавь НДС — себе ничего не останется.

— Халаты вот эти «африканские» по цене на верхней грани… Да и я знаю, где в Беларуси дешевле есть… А вот к этому комплекту как раз нет претензий, — предприниматель крутит в руках набор из майки и шортов (хоть этого добра сегодня явно перебор). — Ни по фасону, ни по цене. Надо брать… А вот тут широкая резинка на шортах, я бы не взял. Почему? Девушки же сейчас любят на бедрах носить, а это будет на талию «подскакивать». Не купят…

Никто из производителей так и не взял на себя смелость сказать, что способен заполнить вакуум, образовавшийся на рыночных прилавках. Кто-то из предпринимателей ушел разочарованным, кто-то унес визитки и проспекты. Скоро пройдут очередные выставки, на которых белорусские производители покажут обувь, галантерею, текстиль.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов
ОБСУЖДЕНИЕ