Репортаж Onliner.by из Вьетнама, где доллар тоже стоит 22 тысячи

 
380
23 января 2016 в 8:00
Автор: Александр Владыко

Достаточно посмотреть на расположение Вьетнама на географической карте и убедиться: более далекую страну еще нужно поискать. Там совсем иной климат, еда и язык, но по какой-то причине во время поездки не покидало ощущение, что находишься в стране из «своего лагеря». Поиски источника туристического комфорта не затянулись: доллар там тоже стоит чуть более 22 тысяч. Не рублей, а местных донгов. Репортаж Onliner.by из северного Вьетнама.

Нам не привыкать находить врагов близко, а друзей далеко. Во времена вьетнамской войны с американцами население самой большой страны мира поддерживало северные силы не только материально. Советские дети, добровольно собиравшие посылки с подарками, помнят об этом до сих пор.

Позже вышли знаменитые дневники вьетнамского студента, поднявшие градус дружбы уже для следующего поколения: как можно не любить этих добрых, невысоких людей, которые так мило говорят на русском языке. Пускай Ли Вонг Ян и выдуманный персонаж.

Кстати, отношение «легкого свысока» до сих пор сохранилось в интонациях белорусов. Достаточно почитать комментарии к любой новости о знаменитой сети «Сайгон». Почему так можно было гражданам СССР — понятно. Почему это сохраняется до сих пор — нет. Вьетнам — это 90 миллионов граждан на площади почти в два раз большей, чем Беларусь.

Война закончилась относительно недавно, и вьетнамцы хорошо все помнят, тепло относясь к странам бывшего Союза. На банкноте в 200 донгов, которая из-за инфляции вышла из оборота, красовался трактор «Беларус». И говорят, что даже без знания русского языка многие готовы насвистеть мотив «Беловежской пущи».

Рассчитывать на перспективы вьетнамского туризма в Беларусь можно и не начинать. Если не считать вот таких новостей. Как и во многих густонаселенных странах, во Вьетнаме есть госпрограмма по стимулированию экспорта рабочей силы. Каждый год на заработки из Вьетнама уезжает более 90 тысяч местных жителей. В идеале гражданин социалистической страны должен оставаться на чужбине, присылая заработанные деньги семье.

А вот в другом направлении туризм более интересен. Главная расходная часть — деньги на перелет. Остальное — дешевле не только, чем в Минске, но и Таиланде. Большая часть туристов ездит на юг Вьетнама. Мы оказались на севере.

— В этом регионе самое раскрученное направление, конечно, Таиланд, — рассказал минчанин Алексей, который работает в Ханое по контракту. — Вьетнам же лучше подходит для индивидуальных поездок и молодежи, которая готова путешествовать с одним рюкзаком за плечами. Приличная гостиница найдется почти в каждом городе, а расстояния между городами можно «съедать» удобными ночными автобусами. Еда среди всех стран азиатского региона наиболее приближена к европейским вкусовым предпочтениям.

В середине 80-х Вьетнам взял курс на перестройку. Оставаясь под знаменами с лозунгами Хо Ши Мина, современная страна мало похожа на ловушку, в которую попали другие режимы.

— Компартия следит за идеологией, всем остальным управляют деньги, — рассказывает Алексей. — Вьетнам умудряется дружить со всем миром, включая Китай и США. И на протяжении последнего десятка лет экономический рост составлял порядка 10% в год. Здесь есть и бизнес, и свои миллионеры на Rolls Royce, и мавзолей.

Одной из главных проблем Вьетнама остается численность населения. Чиновникам ограничивают количество детей, но все остальные пользуются «анлимом». Для того чтобы понять демографические риски, достаточно выйти на улицы Ханоя. Вьетнамцы живут по солнцу, с ним встают и рано ложатся. Но уличный гул, усиленный звуком клаксонов, не умолкает никогда, все время в поле зрения сотни и тысячи скутеров. По туристической легенде на 9 млн жителей столицы приходится 5 млн мотобайков. Так это или нет, уточнить не удалось, но то, что вьетнамец без скутера влачит жалкое существование, — правда.

— Вообще, вьетнамцы очень спокойные и не самые амбициозные люди. Очень трудолюбивые, но не тянущиеся к звездам: чашка риса, матрас и крыша над головой. Единственное исключение, когда вьетнамец превращается в динамичную торпеду, — посадить его за руль скутера. Скутер — это жизнь.

Со стороны движение на улицах кажется хаотичным. Таким оно и является. Отсутствие знаков приоритета на дороге, условность в виде светофоров — главным в таком трафике становится размер транспортного средства и предсказуемость: если ты пешеход, то иди по перекрестку ровным и уверенным шагом. Вьетнамские водители обтекут тебя, как вода обтекает камень.

Исходя из размера, главным на дорогах является автобус и автомобиль, которых крайне мало. Скоро должно начать работу совместное производство низкопольных автобусов МАЗ — в такой вьетнамец может зайти со скутером.

Машин мало по причине высокой цены — государство позаботилось и ввело пошлину в размере то ли 130, то ли 200% от стоимости автомобиля. Поэтому за рулем только богатые и обеспеченные. Забота в том, что если вьетнамцы сядут за руль автомобиля, то пробки из скутеров превратятся в катастрофу космических масштабов.

Назвать Вьетнам раем для шопинга не рискну. Если вы доверчивый турист, который останавливается по совету гида — то готовьтесь сорить деньгами.

Один из самых дорогих магазинов Ханоя. Туристам здесь всегда рады

А вот так выглядит уличный шопинг. В большинстве случаев ценников у продавцов нет. Торговаться можно, но в рамках приличия (мой максимум составил 20%). Кроме того, считается некрасивым уйти без покупки, когда продавец пошел тебе на такую уступку.

Убедиться в том, что во Вьетнаме дешевая одежда известных марок, не удалось. Единственный бренд, который продается дешевле, — американский North Face. В интернете много споров о том, настоящий он или нет, — стороны не пришли к однозначному выводу.

— Во Вьетнаме шьют много одежды для дорогих брендов, но она контролируемо вывозится и продается в бутиках по всему миру. В местные торговые центры она попадает уже вернувшись из-за границы, поэтому и стоит даже дороже. Вообще, здесь чем цивильнее выглядит магазин, тем все дороже. Товары при этом могут быть одинаковыми.

Цены в ресторанах тоже не ах какие копеечные.

А вот на улице — хорошо. Вьетнамцы в основном питаются именно здесь, а не на кухнях: несколько «детских» стульчиков и столик у дороги — можно начинать хоть романтический ужин, хоть дружескую вечеринку.

— Со стороны это может показаться ужасно нечистым, но возможно, наши стандарты стали искусственно завышены. Вьетнамцы научили меня проще относиться ко многим вещам. Здесь самый вкусный суп может готовить бабушка в подворотне, а не ресторан с портретом Рэмзи. Уличная еда — часть культуры, которая социализирует и объединяет жителей города.

Лично мне не хватает только молочных продуктов. Особенно глазированных сырков — вот это боль.

Вечером Ханой чуть подзасыпает, но общего количества жителей хватает для того, чтобы по сравнению с Минском собрать толпу, достойную чемпионата мира по хоккею и новогодней ночи одновременно.

— По собственным ощущениям, Ханой — одна из самых безопасных столиц в мире. Редкие конфликты происходят под Новый год (по лунному календарю), когда домой возвращаются вьетнамцы из-за границы — уже зараженные бунтарским духом Европы и мира. Чуть более аккуратным нужно быть на юге. Но в любом случае преступность здесь за гранью хитрости и ловкости, не насильственная.

Туризм для Вьетнама — сложно переоценимая величина. Услуги формируют немногим меньше половины ВВП.

Говорят, что Вьетнам равняется на Японию и Южную Корею. Пока что сложно сказать, что они сильно приблизились к своим идеалам. Но любопытно другое — идеология и звезды с серпом и молотом на флагах не стали барьером для развития страны по капиталистическим законам. Они уже стали крупнейшим экспортером риса в мире и делят первое место с Бразилией по экспорту кофе. Говорят, что теперь партия, пользуясь нестабильностью в Кот д’Ивуаре, решила начать выращивать какао-бобы. На месте африканцев я бы задумался о перспективах удержания рынка.

Кто-то скажет, что Вьетнаму повезло: здесь есть и море, и горы, и пещеры, и одна из самых длинных в мире канатных дорог. Вокруг Ханоя полно маршрутов для изучения.

Горный курорт Сапа, возле которого расположены этнические деревни, одна из которых носит замечательное название Cat Cat. Здесь разбиты удивительной красоты террасы для выращивания риса.

Южнее столицы популярное туристическое направление — бухта Халонг. Если вы не видели ее на картинках прежде, то примерно так представляли в мечтах, как может выглядеть море. Жаль, конечно, что все это находится так далеко и так не вовремя.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Александр Владыко
ОБСУЖДЕНИЕ