«Татьяна-убийца». История девушки, которая нашла себя в мужском спорте и стала тренировать лучших хоккеистов Беларуси

 
177
20 января 2016 в 8:00
Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Максим Тарналицкий, Надежда Бужан

Если не разбил лбом стену, значит, слабо разбежался. Татьяна Ловец разбежалась сильно. В ее спортивной карьере все было хорошо, пока не случилась травма. Оставшись без здоровых коленей, любимого ремесла и четких перспектив, бывшая баскетболистка принялась бороться с собой и обстоятельствами. Отсутствие серьезного отношения, наговоры и фраза о женщине, которой не место на корабле… Преодолев все это, миловидная Татьяна стала одним из самых жестких и востребованных тренеров страны по физподготовке. Среди ее клиентов — игроки хоккейного «Динамо», футбольного БАТЭ и прочие топовые атлеты.

По нынешним меркам, когда в стране туго почти со всеми игровыми видами спорта, Ловец выступала чуть ли не на космическом уровне: становилась чемпионкой Хорватии, котировалась в Бельгии, Польше и Швеции. Татьяна считалась крепким профессионалом, пусть и не вызывалась в национальную сборную, которая в тот период жгла на полную катушку. У девушки был нормальный набор амбиций, планов и стремлений. Правда, от них весьма неожиданно пришлось отказаться.

— Это было в Швеции. Меня направили на операцию. Хирург говорил: «Твои шансы — 50 на 50». Уже во время восстановления стала понимать, что что-то идет не так. Но гнала от себя подобные мысли. Думала, разбегаюсь. Надеялась, что все будет хорошо, готовилась, верила, планы строила. Но доктор в итоге сказал: «Это все… Ищите себя в дальнейшей жизни. В какой-нибудь другой сфере».

Татьяне пришлось вернуться в Беларусь. Она до последнего не верила, что ее баскетболу настал конец.

— Я звонила в Швецию, спрашивала, есть ли какая-то надежда со временем вернуться в спорт, но врачи стояли на своем: «Извини. Ничего не поможет. Не убивай свой сустав»… В юности мне вы́резали мениск. Затем из-за неправильного восстановления и тяжелых нагрузок в профессиональном спорте коленный сустав стал все чаще напоминать о себе. После операции я утратила способность совершать резкие движения вправо или влево без боли.

Профессиональный спорт — очень полярная штука. Если все идет ладно, получится гарантировать себе успех, признание и обеспеченную пенсию. Если же происходит какой-то сбой, можно оказаться на обочине жизни безо всякой привычки к ней.

— Честно говоря, сложно остаться наедине с собой, когда спорт резко заканчивается, а ты к этому абсолютно не готов. В профессиональном баскетболе делается все, чтобы твои мысли были направлены только на площадку. Спорт думает за тебя, составляет график, формирует привычки и круг общения. Специальные люди кормят тебя, заказывают билеты, помогают забрать машину и решить любые проблемы.

После новостей о несовместимости травмы с продолжением карьеры я пришла домой и залегла в постель… Примерно на полгода. Знакомых минимум. Связей, соответственно, тоже. Полная потерянность. Ужасное состояние.

Общая подавленность удивительным образом не разрушила стародавних планов девушки. Оказавшись за границей, белоруска открыла для себя профессию тренера по общефизической подготовке и загорелась. Эти люди делают для спортсменов все возможное: приводят игроков в тонус, проводят профилактику травм, восстанавливают в случае повреждений. Получив свою последнюю травму, девушка стала много общаться со шведскими специалистами и окончательно определилась с дальнейшей профессией. Тем более в белорусском спорте эта ниша пустовала.

— Я очень хотела помогать спортсменам, делать все, чтобы они не оказались в моей печальной ситуации. Честно, не покидала уверенность, что буду востребованной. В итоге поборола себя и отправилась в тренажерный зал. Абсолютно незнакомый мне. Впервые за те полгода. Даже не знаю, почему я там оказалась. Но именно в том зале я встретила человека, который поспособствовал моей тренерской карьере. Он посмотрел, как я занимаюсь, и неожиданно подошел: «А что у вас за часы?» Я тренировалась с Polar. Это устройство, которое замеряет пульс спортсмена во время тренировки. Мы разговорились. Я объяснила, что бывшая спортсменка, что закончила из-за травмы, что сейчас лежу в постели и только-только поднялась с нее, а в дальнейшем хотела бы быть тренером. Тогда мой новый знакомый предложил: «Можешь попробовать потренировать мою дочь».

Девочке было 12 лет. Дважды в неделю я стала выходить из коматоза и тренировать ее. Мы работали в самом неподходящем месте — на балконе. Да, достаточно уютно, но это балкон. Бетон создан отнюдь не для тренировок. Так и начался мой путь. Мне стало интересно, появился азарт, закончился диван. Это придало уверенности.

Девушка окончила БГУФК, съездила на курсы в Швецию, вспомнила все, что накопила за карьеру, и захотела использовать свои достаточно обширные знания, начав новую жизнь. В итоге Татьяна отправила два резюме: в футбольный «Минск» и хоккейное «Динамо».

— Меня позвали на собеседование в «Минск». Начала работать с юношескими командами. С утра до ночи. В принципе, как и сейчас. Вообще, именно в «Минске» в меня поверили и позволили выйти на свой нынешний уровень. За это я очень благодарна.

Через год после начала работы ко мне совершенно случайно пришел первый топовый спортсмен — игрок национальной сборной Беларуси по футболу Ян Тигорев. Ранее он выступал за российскую команду «Томь». И вот однажды на Яна приехали смотреть люди из московского «Локомотива». Хотели предложить контракт. Правда, Тигорев сломался прямо у них на глазах — порвал крестообразные связки. Москвичи, надо отдать им должное, все-таки предложили Яну контракт и оплатили его операцию.

Восстанавливаясь, игрок бегал по полям футбольного клуба «Минск». Занимался собой без посторонней помощи. Тогда к нему подошел спортивный директор клуба: «Чего ты тут бегаешь? У нас есть хороший специалист. Обратись». Хорошим специалистом оказалась Ловец.

— Я предложила: «Ян, давай попробуем. Если получится, продолжим». Тигорев рискнул. Мы работали три месяца. Причем довольно тяжело. Все-таки восстанавливаться после травм всегда сложно. Это около пяти-шести часов ежедневного труда. Пришел, переоделся — на велосипед. Потом растяжка. Затем силовая работа. После работа на поле. Переоделся — в бассейн. Это очень долго и очень тяжело. Лучше быть здоровым, конечно.

Периодически Ян ездил в итальянскую клинику, где его оперировали, проверяться у тамошних врачей. Так обо мне узнали в Италии. Ян восстановился и стал играть за «Локомотив». Тигорев начал советовать меня другим ребятам.

После этого с Татьяной стали заниматься другие топ-спортсмены: футболисты Юрий Жевнов, Антон Путило, Дмитрий Мозолевский, хоккеисты Алексей Калюжный, Александр Китаров, Андрей Стась и прочие. Спустя какое-то время Ловец случилось поработать в родном для нее виде спорта. Тренера позвали в мужскую сборную по баскетболу. Естественно, далеко не все были расположены к ней.

— Лидер сборной Артем Параховский даже не здоровался со мной. Его крайне раздражали мои упражнения. Он бил ногами в стену и ругался матом… Правда, все выполнял.

После сборов Артем пытался закрепиться в НБА и поехал для этого в Америку. Вернувшись, он отвел меня в сторону и неожиданно сказал: «Спасибо тебе огромное. Так хорошо я себя еще никогда не чувствовал». Я была ошарашена. Да, мы не стали супердрузьями. Но Артем до сих пор обращается ко мне во время подготовки к сезону.

На одном занятии запыхавшийся Артем пошутил: «Таня, ты убийца!» И это приклеилось. Иногда меня называют Татьяной-убийцей. Действительно, я даю сложные задания. Но они нужны. В моем представлении в Беларуси не самые техничные спортсмены. Мы можем добиваться результата только за счет оптимальной физической готовности, когда хватает сил дольше бегать, выше прыгать и лучше терпеть.

С 2010-го, когда тренерская работа Ловец только начиналась, ей хотелось оказаться в хоккейном «Динамо», конкурировать с которым за право называться лучшим игровым клубом страны может разве что футбольный БАТЭ.

— Ребята из «Динамо» стали обращаться ко мне по совету Алексея Калюжного. Это лидер нашего хоккея и одна из его легенд. Во всех смыслах очень сильный человек. Очень целеустремленный человек. Человек, который живет своим делом и результатом. Неудивительно, что он является главным авторитетом в «Динамо».

Очередная цель была достигнута: Ловец взяли в «Динамо». И Калюжный тут ни при чем. За тренера попросили другие хоккеисты. Правда, спустя некоторое время Татьяне пришлось столкнуться с новой жизненной проблемой.

— В «Динамо» позвали канадского специалиста по физподготовке Барри Бреннана. Почему-то он выбрал меня своей жертвой. Не знаю почему. То ли оттого, что ко мне игроки тянулись, а он ревновал, то ли еще почему.

Я никуда не лезла, всегда спокойно работала в стороне. Все-таки, будучи девушкой, опасно куда-то лезть. В нашем спорте фраза про женщину на корабле, к сожалению, остается актуальной. Хотя во всем мире женщины спокойно работают в мужских командах. Тем не менее главный тренер «Динамо» Любомир Покович ценил меня и давал спокойно работать.

Бреннану не нравилось, что хоккеисты советуются со мной. Человек ходил и наговаривал на меня главному тренеру. Надо отметить, тот вел себя по-мужски и никогда не опускался до разборок. Покович просто обращался ко мне: «Знаете, приходил Барри. Говорит, вы мешаете ему работать». Хотя на самом деле я очень мирная. Никогда бы не подумала кому-то мешать.

Игроки, конечно, видели мою растерянность. И вот однажды мы направлялись на тестирование. Вдруг ко мне абсолютно неожиданно подошел Калюжный, с которым мы раньше общались только по работе: «Я наслышан о вашей ситуации… Вас тут никто не тронет. Не переживайте. Пока я буду здесь, вас никто не обидит». Для меня это было супероткровение. Алексей оказал поддержку именно в тот момент, когда психологически мне было очень тяжело.

В итоге чуть позже Бреннана уволили.

— Во-первых, история о Калюжном подтверждает его сильные человеческие качества. Во-вторых, намекает на то, что надо ценить себя. Белорусы этого, к сожалению, не умеют. В стране хватает сильных специалистов во всех отраслях, но мы все равно поддерживаем культ иностранного. Поэтому для меня момент с Калюжным очень ценен. Он защитил своего.

Алексей Калюжный

Татьяна в тренерском деле уже пять лет. Преодолела депрессию, вызванную расставанием с баскетболом, неопределенность, неизвестность, предвзятое отношение окружающих и привычные для нашего спорта стереотипы о неженском деле.

— Я начинаю с самого утра и заканчиваю глубоким вечером. Мне кажется, только так можно преуспеть в любой работе. При этом я сохраняю жажду знаний и уважение к спортсменам. Хотя мы и часто спорим. Некоторые ребята, например, любят рассказывать мне о целебных свойствах пива: «Ну, немецкие футболисты пьют — и с ними все нормально!» Так они пьют пиво совсем другого качества. Если наш спортсмен пробивается в топ, нужно максимально беречь свое здоровье.

Я очень против алкоголя и табака. Советские футболисты были намного сильнее. Их выбирали из тысячи. У людей было колоссальное здоровье. Они могли позволить себе и выпить, и погулять, и не поспать. Сейчас у нас не те здоровье и экология. В белорусском спорте минимальный отбор — из 10—20 человек. Функционал довольно слабый. Спортивные школы не ломятся от детей. Но я надеюсь, что ситуация в максимально скором времени улучшится. Было бы желание.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Максим Тарналицкий, Надежда Бужан
ОБСУЖДЕНИЕ