«Это был ад». Сравниваем, как это — родить и вырастить тройню в наше и в советское время

31 марта 2022 в 17:47
Источник:  Вероника Уласевич . Фото: Александр Ружечка

«Это был ад». Сравниваем, как это — родить и вырастить тройню в наше и в советское время

Нелли ездила на УЗИ в Минск, потому что на периферии таких исследований еще не проводили. Когда женщина узнала про тройню, врачи намекали на аборт. Но она родила и вырастила с мужем без памперсов и льгот от государства здоровых девочек. Сейчас им по 37 лет, и живут они в разных странах мира. Прошли десятилетия: врачи по-прежнему предлагают в таком случае сделать аборт, а общество считает, что многодетным «все достается бесплатно и падает с неба».

«Мы воспитывались так, что до свадьбы — ни-ни»

— Это было очень сексуально, — так начинает рассказ про знакомство с женой 68-летний Александр Ксеневич из Жодино.

— Каждому свое, — улыбается ему в ответ Нелли. Ей 64 года.

Супруги Ксеневич уже 45 лет вместе. За это время случалось всякое, но самое ценное для них — четверо дочерей: старшая Аленка и тройняшки…

Нелли и Александр познакомились, когда приехали поступать на истфак. Саша был постарше, после армии:

— Однажды вечером мы с товарищем решили пойти познакомиться с девчонками. За какой-то дверью слышим женский смех, стучимся, и тут открывает она, в коротеньком халатике, с чашкой в цветочек.

А на следующий день Нелли обокрали. Забрали все — начиная деньгами и заканчивая экзаменационным листом, где уже красовалась первая пятерка.

— Я думаю: боже мой, ну и чудо гороховое, — вспоминает Александр.

— Он, как настоящий джентльмен, взял меня за руку и повел отправлять телеграмму родителям, чтобы выслали денег. Потом водил за ручку получать дубликат экзаменационного листа. Тогда я не знала, как это делается, — признается Нелли.

Молодежь попала в одну группу, сели за одну парту, а на пятом курсе у них родилась дочка.

— Все получилось спонтанно. Тогда были совершенно другие времена. Мы воспитывались так, что до свадьбы — ни-ни. Когда моей маме нашептали на ухо, что у нас после свадьбы прошло всего семь месяцев, она отреагировала с юмором: сказала, что сейчас дети и по столько вынашиваются. На самом деле это была классическая женитьба по залету, — откровенничает Нелли.

Растить девочку в общажной комнате два на два метра — так себе перспектива. Молодые родители не сумели вместить туда даже детскую кроватку. Прописать ребенка согласились Сашины родители. Чуть позже дом, где они поселились, пошел под снос, а взамен двум семьям выдали по отдельной квартире. Это было чудо.

Нелли и Александр — классическая семья советского времени. Как только Аленке исполнилось семь лет и она пошла в школу, родители задумались о втором ребенке.

«Крутились как могли, только прокормить бы детей»

Во время второй беременности гинеколог относилась к Нелли с подозрением: «Говорила, что я много ем, хотя по факту я чуть не падала в голодный обморок». На пятом месяце женщину отправили в Минск на УЗИ. На периферии таких обследований еще не проводили. Там она и узнала про тройню.

— Я сразу вспомнила открытку с поздравлением, которую прислала подруга после первых родов. На открытке — три одинаковые красавицы и подпись: «Желаю вам еще столько же». Тогда я подумала: «Ну и идиотка». А поздравление оказалось пророческим. Саша вообще не мог поверить, как это — трое.

Врачи стали намекать, что с таким маленьким ростом и весом Нелли просто не сможет выносить детей и надо делать преждевременные роды. Но женщина для себя все решила: «Они уже бьются во мне, я их чувствую. Рожу троих, и будут красавицами».

К концу беременности у Нелли совсем не было сил. В середине восьмого месяца она не могла стоять на ногах, а последние недели просто сидела. Александр очень переживал за самочувствие супруги, просил врачей: «Дети у меня еще будут, а вот Нелли спасите».

— Уровень медицины того времени — это просто ужас. Никакой подготовки к родам не было. Во время самих родов акушерка была крайне недовольна: тройня, да еще и в ее дежурство. Слава богу, приняла роды хорошо, девочки родились здоровые, без вывихов. Помню, как акушерка выложила их в рядок на руку, и я успокоилась. К груди малышек никто не прикладывал.

— Первые три года, когда родились тройняшки, — это был ад, — включается в разговор Александр. — Помню, мне так болели пятки, потому что постоянно на ногах, мне так хотелось посидеть. Одна плачет, вторую надо пеленать, третью — покормить. Памперсов тогда не было, пеленки надо было очистить, постирать, прополоскать и высушить. И все это в тройном размере! А еще Нелли заразилась болезнью Боткина, и ее забрали в больницу в Минск в критическом состоянии. Я, отработав полный рабочий день, зимой, с молоком, бежал на последнюю электричку из Минска, домой попадал часам к трем ночи, пару часов спал — и опять на работу.

Чуть Нелли отошла от своей болезни, как заболела одна из тройняшек, Злата. У нее начались проблемы с кишечником. Ребенок пережил тяжелейшую операцию в 4 с половиной месяцев, через четыре дня — повторную, а спустя год — еще одну.

— Все трудности мы с Сашей переживали сообща. Если возникала какая-то проблема, мы садились и пытались ее решить. Где разместить кроватку, как вырастить четырех красавиц, как расширить жилплощадь — все это мы обсуждали и постепенно решали. На тот момент мы жили в двухкомнатной квартире, и только благодаря Сашиным стараниям переехали в четырехкомнатную. Он просто ходил по кабинетам в райисполкоме и выбивал квартиру. А что было делать?

На тот момент Нелли работала в отделе ЗАГС, писала статьи для разных изданий и в двух школах читала свой курс по подготовке к семейной жизни. Александр был замом по воспитательной работе в училище, затем — директором в школе, где сам когда-то учился, даже однажды зарегистрировался как ИП. «Мы и писали, и торговали, и снимали видео… Короче, крутились как могли, только прокормить бы детей», — рассказывает Нелли.

«Девочки на ушах стояли, а потом резко все обрубилось»

Супруги Ксеневич считают, что любой период в жизни детей по-своему интересный и сложный. К примеру, в раннем детстве было трудно физически. Чтобы погулять с детьми, нужно было сначала вынести коляски, а потом малышек по одной. Бегать приходилось очень быстро. А реакция на тройню от прохожих могла быть совершенно разной: кто-то улыбается, а один мужик в лоб спросил: «И все живые?»

— Зима, снега по пояс, а мы малышек на саночках катаем. Тащу их — и пот из глаз, — делится ощущениями Нелли. — Приходим домой, на двух санках дети есть, на третьих — нету. Мы бегом по улице, а наша Златка лежит возле школы на дороге, люди вокруг скопились. Мы такие: «Это наша». Схватили и убежали. Да, такое тоже бывало.

Казалось бы, тройняшки, пять минут разницы, а характеры у девочек совсем разные. Новый год, подарки… Сестры угощают родителей. Приходит Алиса, приносит каждому по одной конфете каждого вида. Злата открывает подарки и говорит: «Берите что хотите». Ива достает сосульки со словами: «Это вам, я их не люблю».

— Так было и с карманными деньгами. Ива свои потратит, а еще у Златы займет. Та с радостью поделится. Алиса свои спрячет. Говорит: «Вдруг у вас когда-нибудь не будет денег, тогда я курицу на всех куплю». Они до сих пор такие разные.

Сейчас тройняшкам по 37 лет. Связь между ними неразрывна, хотя и живут в разных странах мира. Алиса окончила журфак и нархоз в Минске, отучилась в США на психолога и осталась там жить, сейчас учится на медика. В небольшом американском городке живет с семьей и старшая Алена. Ива окончила у нас университет, переквалифицировалась в парикмахеры, а затем увлеклась дизайном и стала изготавливать модные шляпки, для жизни выбрала Париж. Злата работает модельером, изготавливает украшения и пишет абстрактные картины, живет в Лондоне. У сестер есть общий чат, где они делятся секретами.

Нелли и Александр гордятся дочками и благодарны им за внуков. Раньше дети навещали родителей раз в полгода либо приглашали к себе в гости. Последние два года супруги живут «в обнимку с вайбером и скайпом». По воскресеньям у семьи традиция встречаться всем вместе онлайн.

— Раньше мы придем с работы уставшие, а они заставляли нас лазить по полам на четвереньках — это называлось подземным рестораном, — ностальгирует Александр. — Всю жизнь здесь был бардак, шум, девочки на ушах стояли, а потом резко все обрубилось — и тишина.

Сейчас Нелли и Александр остаются друзьями для своих детей, хотя взгляды на многие вещи у них часто не сходятся.

— К примеру, нам кажется, что в 37 лет пора серьезно задуматься о семье, а Алиса ездит по миру, ей и одной хорошо. Также было трудно принять первый развод у дочек, с остальными — гораздо проще. А однажды они захотели сделать татуировки. Я сказала, что так бы не поступала, но это их выбор. Сейчас сводят. Мудрость воспитания в том, чтобы уметь принять выбор детей.

Дочки разъехались, а родители стали жить по новой. Нелли слушает лекции и читает книги по практической психологии, консультирует людей по всему миру и регулярно ведет свой блог на YouTube «Сольжизньморе».

Александру поставили болезнь Паркинсона 16 лет назад. Затем сделали операцию, благодаря которой он дольше может оставаться активным. Сейчас жизнь мужчины делится на активные периоды (по 2—3 часа), когда он выглядит абсолютно здоровым человеком, и пассивные, когда не может пошевелиться.

Супруги очень ценят время, проведенное вместе. Когда здоровье позволяет, они идут выгуливать собаку. Раз в месяц Александр отпускает жену в Минск, чтобы та развеялась в кино или СПА с подружками. А сам в это время вырезает что-нибудь красивое из дерева. На балконе у него — целая мастерская. Мужчина на пенсии так увлекся, что обустроил подъезд приятными глазу декорациями и подружился со всеми соседями.

«Поздравляю, у вас — чудо, три здоровых эмбриона»

У Анны и Александра Венцко тройняшки родились четыре года назад. Это не первые дети. Есть еще старшая Лиза, ей 12 лет.

Ко второй беременности супруги готовились основательно. Переехали из Слонима в Минск, купили квартиру, сделали ремонт. И только тогда поняли: момент настал. Вообще, супругам всегда хотелось двух детей. И раз первой родилась девочка, то ждали еще и мальчика.

— Ровно в тринадцать недель я пошла на первое УЗИ, — вспоминает 36-летняя Анна. — Врач очень долго смотрела, спрашивала насчет ЭКО и гормональных препаратов. Я стала подозревать, что что-то идет не так. А потом облокачивается на спинку стула и улыбается: «Поздравляю, у вас — чудо, три здоровых эмбриона». Я никогда этого не забуду.

Анна посмотрела на экран, пересчитала: действительно три. Все одинаковые, как на подбор, красивые. Пол на тот момент был еще не понятен. Папа предупреждал Аню, что в его роду у всех женщин были двойняшки или тройняшки, но девушка до последнего отказывалась в это верить. Надеялась, что ее пронесет.

— Я сразу позвонила мужу. Плачу, причем не от радости, а от шока. Как их выносить, родить и вырастить? Муж сразу спохватился, думал, что-то плохое скажу. А я успокоила: «Все хорошо, даже слишком, их там трое». Саша сказал одно нецензурное слово, и все, дар речи пропал.

Две недели родители ходили как в тумане, мало разговаривали и тяжело переживали новость. Казалось бы, недавно обустроились, а сейчас думай, как еще троих на ноги поставить.

Чуть позже врачи предложили Анне сделать аборт либо редукцию двух плодов, чтобы выжил один ребенок:

— Мне сказали, что это не нормальная беременность, а патология. И что есть вероятность 10%, что я не выношу. Но мы с мужем не смогли пойти на такое. Как я могла выбрать одного? Мы только привыкли, что их трое. Говорили, что дети родятся недоношенными, пугали проблемами со здоровьем.

На восемнадцатой неделе беременности родители узнали, что ждут девочек. У одной из них была своя плацента и пузырь, а две другие питались от общей плаценты и находились в одном пузыре. Анну положили в больницу, чтобы отслеживать риск фето-фетального синдрома (далее — ФФС). При ФФС дети в одном пузыре могут «объедать» друг друга и забирать воду, кровь и питательные вещества. И так — вплоть до смерти обоих.

На двадцатой неделе Анну перевели в РНПЦ «Мать и дитя». ФФС все-таки обнаружили. К счастью, вовремя. Мама с малышками в животе пережила сложнейшую внутриутробную операцию, во время которой на плаценте пережгли общие сосуды. Такие операции у нас поставили на поток с 2014 года, до этого при ФФС дети умирали, так и не родившись.

— Исход операции мог быть плачевным. Мне давали лишь 25%, что выживет хотя бы один ребенок. Но если бы я не согласилась, то умерли бы все трое. У меня не было выбора, — со слезами рассказывает Анна. — Утром после операции сообщили, что все хорошо, состояние малышек стабильное.

Родились тройняшки крепкими и здоровыми. Одна девочка весила 1350 граммов, и ее оставили в реанимации на десять дней, пока не подрастет до полутора килограммов.

«На каждую малышку нужны были отдельные руки»

— Самое трудное началось после рождения. В больнице я одна с ними не справлялась, просто не хватало двух рук. А они все плачут, хотят есть. У меня от стресса пропадало молоко. Дома первые полгода нам помогал мой папа, он с нами жил. На каждую малышку нужны были отдельные руки: мои, мужа и папины.

Тогда семья выстроила свой режим дня. Старались все делать по графику, по часам. Если одна спит — значит, спят и все остальные. Одна проснулась — значит, проснулись все. Как в армии, и так до сих пор.

Сейчас девочки повзрослели. Сами играют, рисуют, смотрят мультики. Конечно, бывают и драки, и хохот, и грохот. Соседи не жалуются — уже хорошо.

— Сложности сейчас — как найти одинаковые кофточки. Принесу розовую, зеленую и с зайчиком. Все захотят с зайчиком — и сразу в слезы. Мне придется искать альтернативы с котиком, пока всех не удовлетворишь. Воспитательницы в садике различают их по прическам и по сандалиям. А дети называют тройняшками, потому что не могут различить.

Анна говорит, что при рождении тройни государство выделило им разовую помощь в 1000 рублей на покупку товаров первой необходимости. Тогда они с мужем добавили еще две своих тысячи и купили тройную коляску. Первые два года питание для тройняшек было бесплатным: пюре, мясные консервы, соки. Также супруги смогли оформить няню — ею был Анин папа (в месяц зарабатывал 300 рублей с копейками).

— Однажды бабулька у подъезда, когда я выкатывала тройную коляску, со злостью заявила: «Ой, тройня, зато вам квартиру бесплатно дали». Обидно, что люди думают, что нам все достается бесплатно и падает с неба. В расширении жилплощади по закону мы не нуждаемся — у нас хватает метров в своей квартире, но по факту вчетвером живем в двух комнатах. Лиза — в отдельной, а мы с младшими.

Конечно, супруги думают, как переехать в жилье попросторнее. Им выделили материнский капитал в 10 тысяч рублей, который можно использовать на расширение и покупку жилья. Но пока это только планы.

Анна признается, что старается далеко не планировать и решать вопросы по мере поступления. Есть в чем ходить детям и есть чем их кормить — уже неплохо. Мысли про переходный возраст девочек и образование вгоняют маму в стресс.

Характер у сестер проявляется по-разному. Алиса самая спокойная, Ксюша — требовательная, а Настя — папина дочка, у них свои секреты. Несмотря на очень похожую внешность и разный характер, сестры чувствуют кровную связь. Даже спать идут только вместе: тесно прижимаются друг к дружке и мирно засыпают.

взрослый/подростковый (макс. 100 кг), до 25 км/ч, мощность 250 Вт, запас хода 30 км, аккумулятор 7.8 А·ч, рекуперация, вес 12.5 кг
взрослый/подростковый (макс. 130 кг), до 45 км/ч, мощность 500 Вт, запас хода 35 км, аккумулятор 10 А·ч, вес 21 кг
взрослый/подростковый (макс. 120 кг), до 35 км/ч, мощность 350 Вт, запас хода 30 км, аккумулятор 7.8 А·ч, рекуперация, материал платформы: алюминий, вес 12 кг
взрослый/подростковый (макс. 100 кг), до 25 км/ч, мощность 350 Вт, запас хода 65 км, аккумулятор 15.3 А·ч, рекуперация, материал платформы: алюминий, вес 19.1 кг

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник:  Вероника Уласевич . Фото: Александр Ружечка