«Я пытался удержать ее ногу, но она отбросила меня, как мячик». Интервью с экзорцистом

18 февраля 2022 в 8:00
Автор: Дмитрий Мелеховец . Фото: Максим Тарналицкий. Видео: Алексей Носов

«Я пытался удержать ее ногу, но она отбросила меня, как мячик». Интервью с экзорцистом

В Беларуси всего несколько экзорцистов — людей, которых церковь наделила властью изгонять демонов. Один из них живет в глухой деревушке на самой границе с Латвией. Монах-священник Александр Жерносек еще во время учебы в семинарии присутствовал на жутких обрядах по изгнанию демонов, а потом и сам получил разрешение церкви бороться со злом. «Я думаю, что в большинстве своем ведьмы, колдуны — все, кто всерьез этим занимается, а не для шарлатанства, — они одержимы. Таинственная сила, которую они имеют, типа исцелять людей, часто связана с присутствием демона», — говорит священник. В сегодняшнем материале он вспоминает самые жуткие и необъяснимые истории, говорит о белорусских ведьмах, оккультистах и бесноватых бабках-шептухах.

Александр Жерносек жил при монастыре в Польше, служил в Жодино и Минске, потом долгих двенадцать лет провел в Орше, где, в частности, посещал заключенных местной колонии. Говорит, это был удивительный, сложный и интересный опыт — говорить с людьми, совершавшими ужасные вещи, молиться вместе с «блатными», оставаться наедине с убийцами.

— Я думал, что все будет как в американском кино: на вышках дежурят автоматчики, а по двору ходят заключенные в оранжевых комбинезонах. Оказалось, у нас все не так. Оружия в тюрьме вообще быть не может, иначе его однажды отберут зэки и устроят бунт.

Очень показательная история со мной в самый первый день приключилась. Я приезжаю в колонию, меня отводят в актовый зал и говорят: «Работайте, часа через два вернемся». То есть со мной вообще никого из охраны не остается. И вот я стою перед десятками зэков и думаю: «Все, конец», — вспоминает священнослужитель.

Со временем ксендз привык к положению дел и в какой-то момент заметил, что с преступниками иногда ему даже интереснее работать, чем с примерными прихожанами: некоторые из заключенных действительно искали спасения, искали Бога.

— Я понимал, что почти все они выйдут на свободу, вернутся в криминальную среду и продолжат жить по своим понятиям. Потому что кроме блатных друзей их никто не ждет. Но единицы все же исправлялись и потом даже звонили мне спустя много лет.

Потом епископ позвал отца Александра на разговор, во время которого сообщил, что назначает его экзорцистом, то есть наделяет силой церкви для изгнания демонов. Разговор был очень будничным, даже формальным. Никакого обряда, никаких громких слов и молитв на латыни. Почему именно его — Александр Михайлович не знает. Наверное, так было нужно епархии.

Позже священнослужителя перевели в Росицу — маленькую деревушку в приграничной зоне. Он живет в доме у реки, большой столетний костел стоит прямо через дорогу. Приход у него самый что ни на есть скромный: по воскресеньям на службу приходит от двух до четырех человек, у них, можно сказать, личный ксендз.

В последнее время за помощью в изгнании бесов к ксендзу практически не обращаются, но ему все же есть о чем рассказать.

Сегодня у нас очень религиозный текст. Он — отражение жизни в глазах верующего человека. Ставить сказанное под сомнение или пытаться объяснить удивительные события, рассказанные священником, мы не будем — это было бы странно. Поэтому предлагаем воспринимать это интервью через призму собственных убеждений. Вероятно, узнать о тонкостях такой необычной профессии интересно будет и самым убежденным атеистам: все же христианство — это важная часть европейской культуры.

— В 2011 году в США было 15 экзорцистов, а сегодня их больше сотни. В Европе количество специалистов такого рода тоже выросло. С чем это связано? С убеждениями папы римского, увеличением масштаба проблемы, ростом популярности сверхъестественного среди обычных людей? 

— Вряд ли это связано с убеждениями папы. Экзорцистов всегда назначает местный епископ: если есть нужда и люди обращаются, кого-то назначают. Когда-то в Польше, например, практически не было экзорцистов, а потом их стало слишком много, и прихожане начали по каждому чиху обращаться. Типа: «Помогите, у меня муж пьет».

Может быть, это также связано с тем, что зло стало проявлять себя немного иначе. Раньше к чародею еще попасть надо было: найти его, приехать. А сейчас открыл интернет — и «работай» по видеосвязи, по книгам. А все проблемы с этого начинаются — с увлечения магией.

— А в вашем случае какая была потребность? Вам епископ объяснял, что случилось?

— Был какой-то человек, над которым нужно было совершить обряд, а специалистов не было. Но я конкретно за него и не молился — меня на перспективу назначили.

— Когда вы впервые столкнулись с человеком, которого посчитали одержимым? 

— Когда учился в семинарии в Польше, я попал в Украину. У нас были братья-священники, которые молились за одержимых. Я был тогда клириком (т. е. студентом семинарии), зашел в комнату, где жила одна женщина с проблемами. Я, наверное, даже не понимал, что она одержимая, но знал, что просто так сюда не едут. Она сидела и смотрела на меня. Я даже помню, как она одета была, молодая девушка.

Зашел брат-монах и говорит ей: смотри, у нас гости, поприветствуй их. Как только он это сказал, у нее вытянулись зрачки, стали кошачьими, и она не своим голосом поздоровалась. Он положил ей руку на плечо — и она упала в обморок. Я тогда подумал, как бы мне не убежать от страха оттуда.

Потом я как-то помогал во время молитвы. Наверное, тогда я понял, что есть экзорцисты, назначенные епископом, а могут быть также священники, которые получили призвание от Бога. На той молитве священник обращался к демону и спрашивал, кого из присутствующих он боится. И демон показал на священника, который не был экзорцистом, а над экзорцистом даже немного посмеялся.

Один такой священник рассказывал мне, как однажды к нему пришли люди и стали жаловаться, что дома что-то не то творится — кто-то воет, бегает, стонет. Он пришел к ним домой и с ходу говорит: «Принесите подушку из той комнаты и разрежьте». Они режут — и достают оттуда перья, завязанные в узел.

Оказалось, подушку им на свадьбу подарили родственники, которые были против этого брака. И прокляли: живите долго и счастливо, дорогие молодожены. А священник получил знание от Бога, что над этой подушкой совершали магический обряд. Такие вещи всегда нужно уничтожать, даже если они дорогостоящие.

Еще как-то у меня была очень простая задача — держать ногу 19-летней девушки. Но я не справился: она отбросила меня, как мячик.

— А у вас призвание? 

— Трудно ответить. Я просто имею право этим заниматься. Надо понимать, что экзорцист — это не супермен, который взял и прогнал демона. Так только в кино. На самом деле это сложная, долгая работа, которая начинается с простого разговора. Нужно найти причину, почему демон стал оказывать такое влияние. Как правило, это будет грех, и необходима глубокая исповедь, отречение от греха и безбожной жизни, к чему, к сожалению, многие люди оказываются не готовы. Но не реже оказывается, что у человека психологические проблемы и ему надо к психиатру или психологу.

Как отличить психическую проблему от одержимости?

Лично я считаю, что если есть натуральные или логические объяснения, то существует большая вероятность, что идет разговор о психологических проблемах.

В случае одержимости часто перестают работать все известные нам правила физики и химии.

Это когда никто не может ответить на вопрос, как человек может говорить на языке, которого не знает, как худенькая девушка может вдруг на несколько минут обладать нечеловеческой силой, как разные предметы по квартире сами летают или почему вдруг появился едкий запах серы. В таких случаях может понадобиться помощь экзорциста. Но мне часто приходилось отказывать людям, даже если они действительно одержимы.

— А так можно? 

— Я считаю, что можно. Нельзя экзорциста воспринимать как очередную бабку-шептуху. Я могу помочь только человеку, который начал сам сражаться со злом, который обращается к Богу, который идет по пути покаяния к исповеди, хочет отказаться от своего безбожия. Если этого нет, то я ничем помочь не могу. От влияния зла освобождает Бог, а не экзорцист.

Поначалу я стараюсь с человеком поговорить, пытаюсь найти причину произошедшего, ведь бесноватость просто так не появляется. Когда возможная причина уже понятна, говорю человеку о необходимости исповеди, потом, если это необходимо, начинаем молиться.

Но если я вижу, что я проведу обряд, а через неделю человек вернется к оккультным практикам, то зачем мне тратить время и силы?

Может, я поступаю неправильно. Не знаю. Но мы читаем в Евангелии, как сатана вошел в Иуду во время Тайной вечери и Иисус не стал изгонять дьявола из своего ученика. Почему? Потому что это был выбор Иуды, это был его грех и в Иуде не было в тот момент покаяния, он с этим ничего не собирался делать.

— Вы говорите об оккультных практиках. То есть церковь признает существовании магии?

— Это невозможно не признавать. Понимаете, для меня духовный мир такой же реальный, как и материальный. Нельзя сказать: я в это не верю, а значит, этого не существует. Вот сидите вы в Минске и говорите: «Я никакого отца Александра не видел, значит, нет его». Но я есть, и ваши слова никак не повлияют на мое существование.

Есть Бог, он живой. Есть ангелы. Есть демоны. Есть магия.

Одержимость никогда не приходит просто так, без причины. За этим всегда стоит история, где-то человек точно вляпался. И это всегда или почти всегда связано с обращением к потустороннему. Оккультизм, гадалки, экстрасенсы и так далее. Я все это кидаю в один мешок под названием «магия». Не хочу вдаваться в подробности и сортировать. В духовном плане нет такой большой разницы между этими понятиями, между «черной» или «белой» магией. Вопрос звучит совсем по-другому: помощь пришла от Бога или «неизвестно откуда», от «таинственной силы», некой «энергетики».

— Кроме магии человека что-то может сделать бесноватым? 

— На моей практике такого не было, но коллеги из Латинской Америки рассказывали, что иногда такое случается, например, с проститутками. Правда, порой в их случае грех блуда и магии может идти в паре: они, например, могут проводить обряды черной магии, чтобы их пуля во время перестрелки не зацепила.

— Хотелось бы поговорить про «народность» белорусского христианства. В нашей стране, особенно на Полесье, до сих пор ходят к бабкам-шептухам, в каждой деревне есть история про свою ведьму, во многих регионах отмечают религиозные праздники, которые к христианству отношения не имеют. Это в большей степени касается православия, как мне кажется, но и представители католической церкви порой обращаются к магии. Как к этому относятся священнослужители и особенно экзорцисты? Все это может иметь последствия или «по незнанию не считается»? 

— У нас этих бабок до сих пор куча. У нас шептухи, а где-то в других странах больше парапсихология, контакты с восточными религиями, парамедицина, эзотерика и все такое. С большего это все одно и то же, только форма разная. В книге Второзакония четко написано, что Бог запрещает абсолютно разные формы идолопоклонства. Тогда были одни практики, сейчас немного другие. Но в духовном плане между ними нет большого различия. И тема эта очень важная. Когда Господь впускает израильский народ в землю обетованную, Бог говорит Моисею: «Когда встретишь заклинателей, ворожей и прочих, всех изгони из этой земли, ибо именно за эти грехи они потеряли свою землю».

Эти бабки-шептухи ставят иконы, жгут свечи, но это ни о чем не говорит. Думаете, ведьма не может войти в храм? Да запросто!

Многие думают, что обращаются к Богу, кто-то таким образом обманывает своих клиентов, но на самом деле силы им дает дьявол. Но он свое обязательно заберет.

Многих действительно успокаивает мысль, что бабка о чем-то там молится. Но кто может гарантировать, что такая «бабка» исполняет волю Бога, служит ему? Она живет по Писанию? Она верная учению Иисуса Христа? А если она не имеет такой связи с Богом, то откуда у нее «таинственная сила»? А иконы… Ну это просто декорация такая. У фашистов ведь тоже на ремнях было написано «С нами Бог».

Часто можно услышать, что такая целительница или бабка не может умереть, долго страдает, мучается. Как правило, они хотят «поделиться» своей силой с кем-то из родственников по женской линии (дочь, внучка, правнучка). Если та не соглашается, то бабка дальше страдает в муках. Если согласится, бабка быстро умирает. Согласитесь, что схема довольно странная, а такие истории слышишь сплошь и рядом. Здесь, конечно же, вопрос не в психосоматике и не в самовнушении. Просто такая бабка находится под влиянием демона, а возможно, что и одержима. Злой дух не разрешает ей умереть, так как с ее смертью должен будет уйти в ад. Вот он и ищет способ остаться, и это происходит через передачу «силы». Это может быть обряд, а может хватить того, что кто-то возьмет тетрадку с заклинаниями этой бабки. Таким образом происходит обряд посвящения, и демон остается в людях либо в доме, а бабка умирает.

Иногда людям 21-го века все-таки хватает ума не связываться с этой мутью, хотя часто находится советчик, который предлагает разобрать крышу над кроватью бабки. Раньше в деревнях я даже замечал такие крыши. Видно было, что это не просто дерево прогнило, а это люди постарались. После таких нехитрых строительных экспериментов бабка вдруг легко умирала. Лично я таких историй слышал очень много. Такое делали не только в Беларуси, но и в Украине, Польше, России. Ну и главный вопрос: где логика? Почему вдруг бабка легко умирала? Думаю, что таким образом люди несознательно выполняют какой-то ритуал, и демон остается, скажем так, на земле, в доме, а может быть, среди родственников.

— На своей практике часто сталкивались с одержимыми людьми? 

— Нет, у меня практики в принципе не так много. Но сталкивался. А в последнее время ко мне вообще практически не обращаются, чему я, честно говоря, очень рад. Может, потому, что я слишком часто отказывал.

Одержимость — это крайняя форма. Обычно она проявляется, когда в человеке, обратившемся к магии, начинается духовная борьба, рождается покаяние, осознание своей ошибки и греха. Если этого нет, если нет борьбы, если человек и так во власти дьявола и не собирается вырваться из его рук, то и одержимость зачастую не проявляется. Зачем демону устраивать фейерверки, если он и так человеком управляет? А вот в пограничных состояниях случается всякое.

— Как проходит обряд? Молитвы на латыни? Приказы «Демон, назови свое имя» и все вот это?

— Есть специальная молитва. Да, имя демона действительно надо спросить, так делают все экзорцисты. Обычно он отвечает, ты ему приказываешь именем Христа. Но это не главное. Главное — понять, почему дошло до одержимости, и покаяться.

Если человек действительно одержим, то во время молитвы его приходится держать. На каком языке происходит молитва — это не имеет значения.

Одержимые в таких случаях часто ведут себя агрессивно, реагируют на все божественное: на молитвы, на имя Божье, на имя Марии, на фигуру Богородицы или ладан. Если будешь молиться только в мыслях, про себя, одержимый тут же эту молитву услышит и отреагирует. Он легко отличит святую воду от обычной.

Иногда одержимый может рассказывать о таких вещах, о которых знать, как человек, не может. О священнике может что-то говорить. В моей практике совсем жутких историй не было, но мои белорусские коллеги рассказывали очень страшные вещи: люди выплевывали гвозди, например, во время молитвы. Много всего такого, но я не уверен, что надо лишние подробности рассказывать: это только привлекает людей к тому, к чему не нужно даже приближаться.

— Всегда по одному сценарию? 

— Нет. Порой демон не дает человеку исповедоваться, иногда не пускает в храм. Тогда приходится импровизировать.

— Может, есть фильмы, в которых обряд показан реалистично?

— Я раньше смотрел эти ужастики, но теперь не смотрю и никому не советую. Духовной жизни такие фильмы явно не служат. Наверное, самый реалистичный фильм — это «Шесть демонов Эмили Роуз». Там есть художественный вымысел, но в целом фильм основан на фактах.

— А для самого экзорциста такая работа не опасна? 

— Любое соприкосновение со злом — это опасность. Поэтому я когда-то для себя решил, что я не спаситель мира. И не спаситель тех, кто палец о палец не ударит. Бог мне судья.

Но вообще я всякое видел: и сны разные, и духовные атаки, разное у меня было. Например, иногда ты четко понимаешь, что видел не просто кошмар. Ты понимаешь, что кто-то присутствует, и ты молишься во сне, и читаешь очень конкретную молитву. Не буду говорить, что именно происходило, но да, было страшно.

Чаще влияние зла в моем случае проявлялось в болезнях. С тобой что-то странное происходит, ты идешь к врачу, у тебя явные боли и симптомы, а он говорит, что ты полностью здоров. А потом в один момент все как рукой снимает. Это значит, что тебе хотят помешать в выполнении какого-то задания.

Мы гневим врага — и он мстит. Но только я, как верующий человек, всего лишь заболею, а кто-то из-за этого может, например, покончить с собой.

У меня был такой случай. Родственники пришли и рассказали, что у них человек трезвый, при деньгах, в принципе не религиозный, где-то как-то пересекся с оккультизмом. Шутя как бы. А вскоре покончил с собой и оставил записку: «Изгоните эту силу из дома».

Вам не страшно, нормально спите?

— Страхи всегда какие-то есть. Человек без страхов — либо лжец, либо бессознательный. Сегодня мои страхи рациональные, адекватные, у них есть своя причина и хотя бы понятно, как с ними пробовать бороться. Было время, когда мои страхи были нелогичные. Я боялся всего. Я боялся просыпаться, и так было более восьми лет. Мне пришлось год заниматься с психологом в психосоматическом центре, но мои проблемы не решились.

Но однажды я попал на молитву и попросил, чтобы Господь освободил меня от страхов. Священник, который молился за меня, сказал: «Господь призывает тебя обнять Его крест». И я понял, что это слова Господа, и меня ждет какое-то тяжелое испытание.

Ждать пришлось недолго. Через несколько месяцев я шел в паломничество с группой, и в нашу колонну врезался автомобиль с пьяным водителем за рулем. Погибла девушка. Скорая оказалась не такой и скорой — мы несколько часов смотрели на мертвое тело на асфальте. После этой истории мне пришлось решать свои отношения с Богом, потому что я немного осуждал его, немного бунтовал. Но через некоторое время я заметил, что моих страхов, тех патологических, больше нет. Таким странным образом Господь исцелил меня. Сейчас остались только те нормальные страхи, которые есть у многих людей.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец . Фото: Максим Тарналицкий. Видео: Алексей Носов