Отказалась от карьеры и заработка в $3000, чтобы рисовать. История счастливого человека

09 января 2022 в 8:00
Автор: Дмитрий Корсак . Фото: Александр Ружечка

Отказалась от карьеры и заработка в $3000, чтобы рисовать. История счастливого человека

Творчество или работа в офисе? Сытая жизнь и напряженная работа или свобода и постоянное недоедание? Кажется, что мы все время делаем этот выбор и, соглашаясь на одно, автоматически отказываемся от другого. Есть уже устоявшиеся стереотипы, например: художник не умеет продавать, он становится знаменитым только после смерти, или «продажник» не умеет творчески мыслить, он все автоматически переводит в деньги.

Погружаясь в размышления на эти темы, можно неосторожно соскользнуть на совсем уже тонкие вопросы: «Во сколько ты оцениваешь свою свободу?», «В чем, собственно, смысл жизни?». Но давайте попробуем сегодня обойтись без этого. Вместо этого послушаем историю, полную неожиданных поворотов и противоречий и с хеппи-эндом. Это рассказ о том, как порой несовместимые стороны нашей жизни могут причудливо стыковаться, главное — чтобы мы сами этого хотели.

Перестала верить, что художники зарабатывают искусством...

Главная героиня истории — девочка Катя. Вот она — живет в Могилеве, ей 7 лет. Она пошла учиться в школу с художественным уклоном и хочет только одного — рисовать, рисовать, рисовать. У Кати самые обычные родители, мама — предприниматель, папа — водитель. Как это бывает, у родителей что-то там не заладилось, они развелись, и теперь Катя живет с мамой. Папа из ее жизни не исчез, но уже находится поодаль.

Катя рисует все школьные годы, это ее страсть, это то, чем она хотела бы заниматься всю свою жизнь. Но ведь нас учили, что не каждой мечте суждено сбыться. Есть суровая реальность, и эта реальность начинает нашептывать Кате на ухо: «У тебя проблема!»

Давайте с этого момента попробуем разузнать у Кати, которая уже выросла и стала художником, что это за проблема и как она ее решила.

— Я понимала тогда, что хочу стать художницей, но при этом такая профессия вряд ли может мне обеспечить существование, а надеяться на стороннюю помощь не приходилось, — рассказывает Катя. — У нас с мамой состоялся серьезный разговор. Для меня это было небольшим шоком. Мама сказала: «Тебе скоро 18, ты уже стала взрослой. Иди работать и учиться. Справишься». При этом она дала понять, что обучение мне оплачивать никто не будет, зарабатывать на университет я должна сама. Мама хотела, чтобы я взяла жизнь в свои руки и стала самостоятельной. Мне было тяжело, но сейчас я ей благодарна.

Выбрала самую интересную для себя специальность из тех, что были в могилевских вузах, — социология и политология. А как же искусство? Я не понимала, как могу заработать художником, и поэтому задвинула свои творческие амбиции на задний план. И занялась зарабатыванием денег.

На самом деле подрабатывать я начала еще лет в 15: продавала косметику от сетевых компаний. Я училась общаться с незнакомыми людьми, находить с ними общий язык. Поэтому, когда после школы появилась возможность устроиться продавцом услуг одного из крупных интернет-провайдеров, я сразу согласилась. Конечно, это не была работа мечты: я ходила по подъездам, заключала договоры, выслушивала массу неприятного в свой адрес.

Вообще, к людям, которые что-то продают, отношение в обществе достаточно негативное, а уж к тем, кто по подъездам ходит, — тем более. Но я воспринимала свою работу как миссию, считала, что приношу пользу.

— Насколько легко было перестроиться?

— Я переключилась с творчества на продажи очень органично. Наверное, просто потому, что меня поставили перед фактом: мечты об искусстве закончились, впереди — взрослая жизнь, надо быть реалисткой. Можно сказать, для меня взрослая жизнь на тот момент никак не ассоциировалась с творчеством.

Так я прожила три года по графику: рано утром — домашние задания, с 11 до 16 — университет, потом быстро домой перекусить, с 18 до 22 — работа. Зарабатывала достаточно неплохо (иногда на уровне зарплаты родителей и даже немного больше), могла себя вполне обеспечить. Мне казалось, что я чертовски взрослая, поэтому в 20 лет я уже сняла себе квартиру и стала жить отдельно.

Вскоре мне предложили повышение: я пошла работать в офис специалистом по обслуживанию физических лиц. В университете пришлось взять свободное посещение. И вот мне 21 год — и я полноценный офисный сотрудник, причем с уже приличным опытом работы. Пора строить карьеру!

Но ближе к окончанию университета случился внутренний кризис. Я не могла понять, что делать дальше. Вспомнила о своих детских мечтах об искусстве. Поняла, что мне этого очень не хватает, поэтому уволилась с работы и открыла собственный интернет-магазин продажи хендмейд-товаров могилевских ремесленников. Хотелось хоть на шаг быть ближе к этой сфере.

...И снова стать собой не получилось

— Конечно, осознание того, что на этом всем не разбогатеешь, пришло очень быстро. Я больше зарабатывала продажей собственных поделок: браслетов, украшений из камней и «ловцов снов». Но мне было важно на этом этапе хотя бы дать себе возможность выбирать. Я показала, что, если захочу, могу двигаться в любом направлении.

— Создавая сайт, вы хотели просто больше зарабатывать или круто поменять свою жизнь?

— Это был совместный проект с молодым человеком. Мы хотели и больше зарабатывать, и заниматься творчеством. Сайт сулил свободный график работы, развитие зависело напрямую от наших усилий, перспективы казались радужными.

Но вскоре я поняла, что все не так сладко. Мы не провели серьезное исследование рынка перед открытием, идея не выстрелила. Ближе к окончанию университета стало ясно, что заниматься поделками долгое время я не очень хочу, а еще меня потянуло в Минск, где перспективы намного более обширные.

Творчество и искусство опять были отодвинуты на задний план, в день выпускного в университете я опубликовала свое резюме. Его заметили в крупном диджитал-агентстве. Меня пригласили на собеседование, и очень скоро я стала продавать рекламу в Минске юридическим лицам. Суммы в сделках доходили до десятков тысяч долларов.

— Вы опять убежали от творчества в продажи?

— Да, и меня все совершенно устраивало. Столица, большой современный офис с крутым коллективом. Тимбилдинг, корпоративы, реальная забота о сотрудниках. Первый год вообще кайфовала. Я попала в совершенно иной мир. Встречалась на переговорах с топ-менеджерами крупных компаний, училась у них, гордилась своей работой, верила в свою компанию безоговорочно. Можно сказать — была фанатом своей работы. Зарплата выросла ощутимо. Если раньше я зарабатывала сотни долларов в месяц, то теперь речь уже шла о суммах выше тысячи.

Я вкладывала в работу очень много сил, и мне было важно, чтобы этот вклад оценили.

Но все испортил один момент: во время корпоративного соревнования на звание лучшего сотрудника я заняла второе место, хотя до сих пор совершенно уверена, что заслужила быть первой. Это событие как будто все перечеркнуло.

Я увидела свою работу, себя в компании совершенно с иной точки зрения. Повторяла себе раз за разом: «Ты просто рабочая лошадка, пашешь — молодец, начнешь сдавать — тебя без сожаления спишут со счетов».

Мне стало жалко своего времени и сил. Я не смогла смириться с тем, что меня недооценили.

А потом я поехала в отпуск в Италию на две недели. Рим, Флоренция…. Меня буквально накрыло искусство. Я увидела, что работа съела все мое время: последние три года я не ходила в музеи, не посвящала время выставкам, перестала интересоваться тем, что меня так увлекало.

Вернулась к себе, чтобы оставить след...

— Что произошло в Италии?

— Мне кажется, все случилось ближе к концу путешествия, когда я совсем расслабилась и просто спокойно гуляла по улицам Флоренции. Я задумалась о том, что мы не замечаем, насколько сильно искусство притягивает людей, и поэтому порой недооцениваем его силу и влияние. А еще — о том, что всегда хотела заниматься делом, которое оставит после меня какой-то след.

Меня поразила мысль, что даже статуэтки ремесленников, которые сегодня не сильно ценят, вполне вероятно, станут через полвека антиквариатом, значимым экспонатом в чьей-то частной или даже музейной коллекции. На них осталась печать автора, историко-культурного контекста, который уже сам по себе ценен.

Я пришла к выводу, что то, что делается руками, с душой и полной отдачей, всю историю существования предмета или произведения искусства приносит окружающим радость. И длиться это может столетиями! Как сравнение: насколько длинна жизнь рекламного ролика? Действительно ли он приносит пользу людям (не производителю, его заказавшему)? Действительно ли радует?

Я наконец-то сформулировала свое недовольство нынешним укладом жизни. Не только деньги позволяют быть счастливым и свободным. Очень важно чувствовать, что работа созвучна с твоими стремлениями, представлениями о жизни. У меня здесь наблюдался диссонанс.

После отпуска меня так накрыло, что уже через несколько месяцев, когда контракт подошел к концу, я не стала его продлевать и ушла в никуда.

— А как же деньги?

— Во-первых, у меня уже набрался небольшой запас, во-вторых — я не ушла окончательно, я как бы дала себе время на раздумье. Я решила дать себе лето на «подумать». К этому времени я начала пытаться вспомнить, что такое быть художником, но пока никак об этом не заявляла окружающему миру.

И здесь случился последний раз, когда меня вновь позвали в продажи и я вновь согласилась. Пригласили в крупную компанию, работающую на рынке развлечений, предложили заниматься рекламой. Я сходила на собеседование ради интереса — просто хотела понять, насколько я еще актуальна как специалист. Меня привлекла зарплата, система оплаты оказалась выстроена так, что в некоторые месяцы я получала в разы выше, чем на предыдущем месте работы….

На новом месте, действительно отличном, в кругу очень хороших людей я проработала всего 5 месяцев, на большее меня не хватило. Маховик перемен, запущенный во Флоренции, было уже не остановить.

Что случилось дальше? Я оставила работу, рассталась с парнем, коротко постриглась и все начала заново. С таким боевым настроением я вошла в 2018 год.

У меня был запас денег на полгода. Я завела себе аккаунт в Instagram и сказала всему миру: «Привет, я художник». Это было очень необычное ощущение…

— Обычно люди творческие не обладают скилами самопрезентации. У вас, получается, все наоборот?

— Мне кажется, что у меня этот навык развился благодаря работе в продажах — долгому периоду жизни, который закончился, но о котором я ни капли не жалею.

Конечно, у меня был долгий перерыв в творчестве — целых семь лет. Я отдавала себе отчет в том, что многое придется наверстывать. Поэтому первое время старалась просто набивать руку: писала сюжеты, которые многие назовут попсовыми.

При этом я делала свою работу очень старательно, качественно, и у меня сразу появились первые покупатели. А уже через месяц совершенно незнакомый человек заказал у меня первую картину. Я не стеснялась продавать то, что стала создавать. Параллельно я искала другие способы заработать и стала проводить мастер-классы по технике рисования «жидкий акрил».

— Не жалели об упущенных деньгах?

— Конечно, доходы первоначально значительно снизились, но я не скажу, что мне приходится голодать. Деньги не хотелось считать первое время, я радовалась самой возможности постоянно что-то создавать.

...И неожиданно стала счастливой

— Вы пошли на большой риск. Можно услышать множество историй, как люди отваживаются на подобное — и разочаровываются. О своей свободной жизни они рассказывают примерно год, до тех пор, пока деньги не закончатся.

— Думаю, что в моем случае все сложилось. С одной стороны, я опустилась в своем разочаровании офисным образом жизни на самое дно — и от этого дна было проще оттолкнуться. Все внутри меня кричало, что я занимаюсь не тем. Да, я умею хорошо продавать, но мне совершенно не нравится делать это для кого-то, грубо говоря — «работать на дядю».

А с другой — долгое время работы в продажах избавило меня от многих иллюзий, сделало более прагматичной и целеустремленной. Если хотите — более смелой.

Я сейчас озвучу мысль, которую вы, наверное, неоднократно встречали, но это лично мой опыт. Когда ты находишься в тяжелой ситуации, боишься перемен, но тебя очень внутри тянет их сделать, лучше прыгать с этого обрыва. Прямо в омут с головой. В большинстве случаев сразу после этого находятся какие-то люди, которые помогают, обстоятельства, которые играют на руку и т. д.

— Вы прыгнули. Что появилось у вас?

— После увольнения, из-за того что я стала свободной и искала новых впечатлений, согласилась поехать на концерт David Guetta и там встретила человека, который после стал моим мужем. Именно благодаря поддержке этого человека мне удалось пройти все трудности становления как художницы. Его присутствие рядом давало спокойствие и уверенность.

— Вы имеете в виду моральную или финансовую поддержку?

— И моральную, и финансовую. В моем случае финансовой поддержкой было то, что я переехала жить к мужу и мне уже не надо было платить за аренду квартиры.

— Вы решили стать художницей 4 года назад. Насколько сильно изменилась ваша жизнь за это время?

— Она стала абсолютно непредсказуемой, и это кайфово. В ней — свободный график, это тоже замечательно. Я могу вставать когда хочу и ложиться когда пожелаю, но при этом мой распорядок на самом деле не сильно изменился. Думаю, что основное отличие — в осознании, что я могу себе позволить встать позже и никто меня за это не упрекнет. Могу, но не хочу.

У меня появилось намного больше свободного времени, часть его я трачу на учебу. Помните притчу про слона и колышек, воткнутый в землю, чтобы держать его на привязи? Это история про привычки. И этот механизм действительно работает. Уже 5 лет я тружусь на себя, но до сих пор ловлю себя на правилах жизни, сформированных в офисе. Например: днем гулять нельзя, потому что нормальные люди днем работают. Конечно, от таких привычек надо избавляться, они очень ограничивают.

— У вас получается сейчас зарабатывать себе на жизнь?

— Уверенно говорю — да. Это хороший заработок, при этом сейчас я живу для себя, наслаждаюсь процессом, кайфую.

При этом я часто слышу от знакомых: «Катя, ты не работаешь, все, что делаешь, — как и все художники — порхаешь в облаках». Но это абсолютно не так. Мне кажется, по эмоциональному напряжению я так же много вкладываюсь в работу, как и раньше. Теперь я сама отвечаю за все проекты, которые запустила. Приходится следить за дедлайнами, выходить из зоны комфорта и постоянно учиться. Но главное отличие, наверное, в том, что я четко понимаю, для чего и во что вкладываю свои усилия.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Дмитрий Корсак . Фото: Александр Ружечка
Без комментариев