Поглотят или спасут? Экономист про транснациональные корпорации и антиглобализм

465
06 марта 2021 в 13:59
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Александр Ружечка

Поглотят или спасут? Экономист про транснациональные корпорации и антиглобализм

Мир погряз во лжи и коррупции, правительства — не более чем марионетки, кругом тотальный контроль и насилие, а всем этим кошмаром заправляют всемогущественные транснациональные корпорации. Тема будущего человечества под пятой частного капитала популярна не только у фантастов и разработчиков нашумевшей Cyberpunk 2077. Зарубежными компаниями, которые «придут и поглотят», пугают население экологи, политики-популисты и антиглобалисты. Некоторые их аргументы звучат вполне убедительно.

Из новостей мы видим, что с гигантскими корпорациями борются правительства, принимаются международные соглашения, ограничивающие их деятельность, в отдельные страны одни компании пускают, а другим там категорически запрещают работать. Сегодня мы попробуем разобраться, что такое транснациональные компании и какое влияние на экономику стран они оказывают. Поможет нам в этом экономист Лев Львовский.

Кто это?

Лев Львовский — старший научный сотрудник Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра BEROC. Имеет степень PhD в области экономики, в университете Айовы защитил докторскую по экономической демографии. Гражданин России, шесть лет жил в США, последние четыре года живет в Беларуси.

Современный колониализм

Что такое транснациональные компании, каких объемов и масштабов надо достигнуть, чтобы привлечь внимание антиглобалистов?

— Есть формальные определения того, что такое транснациональные корпорации, и эти определения сильно разнятся. По одному из них это компании, у которых есть хотя бы два офиса в разных государствах, по другому — у транснациональной компании минимум 30% от общего объема деятельности должно осуществляться в зарубежных филиалах. Все эти определения очень условные. По сути, это компании, которые полномасштабно оперируют в нескольких странах и имеют от этого определенные преимущества.

Национальные компании вынуждены полностью подчинятся местному законодательству и адаптироваться к его изменениям. Транснациональные компании при ухудшении условий существования в одной стране переносят свои производственные мощности или место регистрации дохода в другое государство, с более лояльным законодательством.

— В чем идея сторонников антиглобализма? Какие угрозы они видят в транснациональных компаниях?

— Антиглобализм — это движение скорее политическое и часто несколько иррациональное. Исторически оно возникло на основе левой идеи — борьбы за права рабочих. Но современный антиглобализм черпает свои силы скорее из латентного расизма. Немного шокирует? Сейчас попробую объяснить.

Представьте себе, что БелАЗ будет решено перенести в Гомель, потому что там более выгодные условия производства. Рабочие из Жодино расстроятся, но никто, скорее всего, не будет сильно возмущаться. Но если это же производство перенесут, например, в Мьянму или Китай, то мы увидим массовые выступления и услышим, что глобальные корпорации используют рабочих из стран третьего мира. Чем отличается рабочий из Мьянмы от белоруса? Если мы не расисты — ничем.

Антиглобалисты критикуют транснациональные корпорации за то, что они не платят налоги. Действительно, такие корпорации часто платят их меньше, чем национальные компании. Но это не какая-то хитрость, а честное использование преимущества: имея возможность выбора, ты всегда будешь искать более выгодные условия. И все же подобные обвинения не очень справедливы, так как многие современные компании, не имеющие статуса транснациональных, стремятся избежать повышенного налогообложения, регистрируя доходы в офшорных зонах. Для этого совершенно не нужно иметь полноценный офис на Виргинских островах или Северном Кипре.

Другая претензия звучит так: большие транснациональные компании — это современный колониализм. Трудовое законодательство в странах первого мира сейчас достаточно жесткое, вы должны обеспечить своим работникам современные и безопасные условия труда, достойную зарплату, поэтому транснациональные компании переносят свои производства в страны третьего мира, где стоимость труда гораздо ниже, а социальные гарантии граждан либо вообще отсутствуют, либо значительно слабее.

Подобный аргумент также не очень валидный. Да, производить кроссовки проще и дешевле в какой-нибудь малой азиатской стране. Антиглобалисты уверены, что это ухудшает положение жителей этой страны, но если задуматься — больше страдают граждане государства, откуда были вывезены производственные мощности, ведь они лишились рабочих мест. Для малой азиатской страны происходящее — благо, так как приход транснациональной корпорации является прямым источником иностранных инвестиций. Действительно, люди работают на этих заводах порой в ужасных, по мнению европейцев, условиях. Но при этом часто упускается из виду, что до этого условия были еще хуже либо работы не было вообще.

Еще одна претензия: богатые транснациональные компании в странах, где государственные институты еще плохо сформировались, могут усиливать коррупцию среди госчиновников. Этот аргумент вполне состоятельный, примеров того, что так происходило, известно немало. Это «серая зона», жизнеспособность которой зависит в первую очередь от законодательства государства, где происходит беззаконие, и воли правительства, направленной на решение проблемы.

— Как давно транснациональные компании начали представлять потенциальную угрозу для общества и государства?

— Одной из первых знаменитых транснациональных корпораций стала Голландская Ост-Индская компания. Еще в XVII веке она, распространяя свое влияние, коррумпировала как саму Голландию, так и ее колонии. Это стало ярким примером того, как может разрастись компания, аппетиты которой никто не ограничивает: Голландская Ост-Индская компания превратилась в гигантскую империю, имеющую собственный боевой и торговый флот, больший, чем у большинства стран того времени.

С другой стороны, демонизировать ее я бы не стал хотя бы потому, что это предприятие полностью соответствовало жестокому духу того времени. Компания преследовала свои интересы, ее лидеры не выбирались демократически? Да, это так. Но большинством стран в то время правили монархи, которые также не избирались демократически и преследовали порой только личные интересы. Голландская Ост-Индская компания хотя бы отчитывалась перед своими акционерами.

История этой корпорации закончилась банально: она разорилась. Бизнес был построен только на торговле, в какой-то момент начался затяжной конфликт с Британской империей. В результате ошибок в управлении компания набрала кучу долгов и в итоге обанкротилась.

Успешных транснациональных компаний после этого становилось все больше, их число росло вместе с глобализацией и развитием транспортных и коммуникационных технологий. Сейчас это уже один из естественных уровней роста частного предприятия, которому в какой-то момент становится тесно в рамках одной страны.

Почему не приходит IKEA

— Какие решения по ограничению распространения влияния транснациональных компаний предлагаются в современном мире?

— Начнем с того, что поведение транснациональных компаний в стране зависит от того, насколько руководство государства заинтересовано в его регулировании. Да, если компания находится сразу в нескольких юрисдикциях, ее деятельность контролировать чуть сложнее, но вы всегда можете запретить ее деятельность как минимум на территории своей страны.

Способов влияния предлагается множество от самых нелепых и неаргументированных до вполне серьезных и обоснованных. Кто-то выступает за игнорирование продукции крупных корпораций и поддержку национального производителя — но это выглядит достаточно незрело и малоэффективно. На мой взгляд, самые здравые идеи касаются унификации международного законодательства. Например, регулируя уровень выбросов вредных веществ в атмосферу, надо сделать так, чтобы требования в этой сфере были одинаково строгими во всех государствах. Такие соглашения уже создаются и действуют с разной степенью эффективности. Одно из последних — Парижское соглашение, регулирующее меры по снижению содержания углекислого газа в атмосфере с 2020 года.

— Касается ли проблема антиглобализма Беларуси? Как крупные корпорации могут повлиять на нашу политику и экономику? Наблюдается ли это влияние уже сейчас?

— Проблема антиглобализма не касается лишь страны, которая живет в автаркии (системе замкнутого воспроизводства с минимальной зависимостью от обмена с внешней средой. — Прим. Onliner). В современном мире такая страна только одна — это Северная Корея. Если же ваша страна участвует в международных цепочках по созданию добавленной стоимости, то вы, естественно, будете постоянно сталкиваться с транснациональными корпорациями.

Желание ограничивать влияние транснациональных корпораций в государстве не всегда приводит к положительным результатам. Возьмем, к примеру, любимую многими белорусами компанию IKEA. Это очень успешная корпорация, выпускающая мебель приемлемого, а иногда даже очень неплохого качества. В Беларуси решили, что приход IKEA на отечественный рынок будет означать крах местных мебельных производителей. Насколько разумным было это решение — вопрос спорный. Мы знаем, что на самом деле некоторые предприятия в Беларуси производят мебель для IKEA уже сейчас, а это значит, что уровень профессионализма позволяет им создавать такую же мебель и конкурировать с IKEA.

Мало того, приходя на рынок страны, IKEA приносит свои стандарты, в том числе и сильные антикоррупционные правила, которые руководством этой компании соблюдаются неукоснительно. Так рождается конкурентоспособный рынок. Стала ли наша деревообрабатывающая промышленность богаче от того, что в Беларусь не пустили IKEA? Да, но только в краткосрочной перспективе. При этом рядовые граждане от происходящего только проиграли, так как в итоге получили менее качественную мебель по более высоким ценам.

— Зато на условном «Пинскдреве» сохранились рабочие места…

— Это правда. Но правда состоит также в том, что люди на условном «Пинскдреве», скорее всего, смогли бы точно так же работать, производя мебель по международным стандартам.

Единственные, кто не смог бы работать после прихода IKEA, — это менеджеры условного «Пинскдрева».

— Часто можно услышать, что транснациональные корпорации бездушные и руководствуются лишь одним принципом — «ничего личного, просто бизнес».

— Это совершенно устаревшее представление. Для международных корпораций правило Just business, по которому корпорации могли существовать еще полстолетия назад, сегодня совершенно неактуально, понятие «социальная ответственность» для многих компаний не пустой звук.

В современном мире чем больше компания, тем пристальнее она следит за своей репутацией, имиджем в глазах покупателей из разных стран, а также законодателей из разных юрисдикций. Поэтому все чаще эти компании могут выражать свою позицию тем, что снимают рекламу с государственного телевидения, которое считается инструментом пропаганды, или отказываются от спонсорства международных мероприятий, осуждаемых международным сообществом. Согласитесь, такие поступки уже вряд ли можно отнести к категории «ничего личного, просто бизнес»...

Тепличные условия убивают

— Существует ли антиглобалистское законодательство в Беларуси и эффективно ли оно работает?

— Да, в Беларуси местные производители действительно сильно защищены от международной конкуренции на внутреннем рынке. Но протекционистская политика может быть разумна лишь на первых порах трансформации экономики страны либо создания какой-либо индустрии. Она позволяет поддержать производителей на старте, чтобы позже, когда они наберут силы, отпустить их в свободное, конкурентное плавание.

Проблема всегда заключается в том, чтобы вовремя остановиться, прекратить дотации и устранить тепличные условия. Искусственно защищая свои предприятия десятками лет, невозможно создать что-то конкурентоспособное.

Тому есть множество примеров. Скажем, «АвтоВАЗ» в России. Вначале отечественную автомобильную отрасль там защищали, так как считали, что предприятие еще слишком слабо. Потом ее защищали, потому что завод находится в моногороде и людям некуда было идти работать. Концерн так и не стал эффективным спустя десятилетия, тянул огромные суммы из госбюджета. Когда в итоге было принято решение снять «АвтоВАЗ» «с шеи» российского бюджета, часть предприятия продали международному концерну, который в течение нескольких лет навел порядок. Оказалась, что предприятие может и производить конкурентоспособные машины, и платить налоги в казну, а не тянуть оттуда деньги, и предоставлять рабочие места.

— Очень часто в представлении постапокалиптического будущего транснациональные компании полностью и безраздельно владеют планетой, отодвинув правительства на второй план. Насколько это может быть реальным?

— Такую ситуацию мне довольно сложно представить. Смотрите: люди живут согласно законам своей страны. Может ли транснациональная корпорация коррумпировать правительство? Да, в теории это возможно. Но здесь надо смотреть, насколько люди в этой стране контролируют действия правительства. В условиях демократии коррумпированный чиновник очень быстро будет уволен, а корпорация, подкупившая его, наказана. Если же в стране более жесткий стиль управления, вплоть до тоталитаризма, то проблема может оставаться только до того времени, пока этот тоталитарный режим уже не сможет удерживаться на плаву. Практика показывает, что в конце концов это заканчивается.

Я веду к тому, что персональной ответственности за происходящее в стране каждому отдельно взятому гражданину избежать не удастся. Любые перемены к лучшему или худшему происходят лишь с согласия или попустительства населения. Илон Маск может строить в США свой город, но люди в нем будут жить по американским законам. И если Маску удастся купить сенаторов, которые будут писать для него законы, то это будет выбор рядовых американцев, позволивших этому случиться.

Читайте также:


Портативный аккумуляторный компрессор Xiaomi для велосипеда и не только за 111 р.

макс. давление 10 атм, материал пластик, головка накручивающаяся, ниппель AV Shrader (автомобильный)/FV Presta

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Александр Ружечка