Экономист о предложении Минфина повысить налоги: этого не хватит — боюсь, придется увеличивать НДС и подоходный

18 декабря 2020 в 8:00
Автор: Настасья Занько . Фото: Александр Ружечка

Экономист о предложении Минфина повысить налоги: этого не хватит — боюсь, придется увеличивать НДС и подоходный

Первый замминистра финансов Дмитрий Кийко озвучил предложение Минфина повысить на некоторое время налоги для компенсации потерь экономики от COVID-19. Речь идет о повышении земельного налога, налога на прибыль для интернет-провайдеров и мобильных операторов, а также подоходного налога для работающих в компаниях ПВТ. Почему власти решили повышать налоги именно сейчас? И чего ждать дальше? Разговариваем с академическим директором Центра экономических исследований BEROC Катериной Борнуковой.

На ваш взгляд, почему Минфин предлагает повысить налоги? Адекватное ли это предложение при сегодняшней ситуации в экономике, особенно в разгар второй волны пандемии?

— Это вынужденное решение, потому что сейчас такова наша объективная реальность. Денег в бюджете нет.

И когда власти делали выбор между сокращением доходов и повышением налогов, они, видимо, решили, что все-таки нужно немного «подстричь буржуйчиков», а не урезать зарплаты, к примеру, учителям.

Это достаточно популистский ход. Попытались несколько смягчить новость тем, что налоги предлагают повышать выборочно. Мол, многие бизнесы, особенно пострадавшие от коронавируса, это повышение не затронет. Во всяком случае пока это проистекает из того, что мы видим, но мы же не видим всего бюджета.

Повышаются налоги для тех предприятий, которые чувствуют себя как раз более-менее, где рентабельность еще хоть как-то сохраняется. Надеюсь, что предложенная свобода местных советов по повышению или уменьшению единого налога будет использована во благо. Налог в будущем могут не только повысить, но и в случае негативного влияния коронавируса снизить. Возможно, тут есть какой-то позитив.

Но нужно сказать, что, скорее всего, сокращение определенных расходов мы все же увидим. Уже сейчас заметны определенные предвестники этого: разговоры про сокращение декретного отпуска — все это ведет нас в ту сторону.

Как на ПВТ повлияет повышение подоходного налога с 9% до 13%?

— Тут самый плохой момент — это данные в декрете президента обещания ПВТ до 2049 года не повышать налоги. Я не думаю, что это будет критично с точки зрения рентабельности IT. Так как у нас основные льготы для айтишников — это все-таки льготы по ФСЗН, а все остальное — это немного и не столь важно. Эти 4% дополнительных расходов неприятны. Но, думаю, это сыграет вторичную роль на фоне всего остального происходящего с IT, — отъезда специалистов, компаний и так далее.

— Еще один момент — повышение земельного налога, причем происходит рост более чем в два раза: с 0,5% до 1,7%. Вряд ли торговые центры на фоне пандемии обрадуются такому нововведению.

— Это не очень хорошо, учитывая, что с недвижимостью ситуация напряженная и цены падают. Более того, владельцы недвижимости закредитованы, они не могут просто терпеть убытки. Это повлечет за собой проблемы не только в сфере недвижимости, но даже в банковской сфере.

Налог на прибыль для мобильных операторов и провайдеров вырастет и вовсе с 18% до 30%. Почему, на ваш взгляд, выбраны именно эти сферы?

— Посмотрели, кто у нас «жирные коты». Банки уже и так обложены. Давайте обложим еще и услуги электросвязи. Где у нас наблюдается рост? В секторе коммуникаций и IT.

Вот и решили в этих сферах поднять налоги. Только забыли, что в последние месяцы растут они у нас еле-еле.

У нас очень долго бюджет был профицитным. Условно говоря, «лишние» деньги куда-то откладывали, какой-то резерв есть. Почему не взять денег оттуда? Резерва не хватит?

— Этих денег хватит, но хорошо, чтобы в нем что-то осталось, во-первых. Во-вторых, проблема в том, что мы накопили не только резерв, но и внешний долг. В будущем году нам нужно как-то выплачивать и обслуживать его. Если бы внешнего долга не было, то этот накопленный резерв, возможно, позволил бы нам не сокращать расходы и не повышать налоги.

А поскольку у нас есть еще внешний долг, то тут возникает проблема: на выплаты и обслуживание в следующем году нам нужно будет потратить более 3 миллиардов долларов. Плюс у нас еще дефицитный бюджет на 4 миллиарда рублей (к слову, первый замминистра финансов заявил, что его будут компенсировать за счет как раз таки резервов).

Раньше стандартным подходом было чуть меньше $1 миллиарда отдать, а все остальное рефинансировать. Вопрос: а откуда рефинансировать? Декабрь заканчивается, второй половины миллиарда от России нет.

Цены на газ и нефть на следующий год не согласованы. Что будет с мировой экономикой, непонятно. Поэтому тут лучше планировать консервативный сценарий, а потом, возможно, получится реализовать что-то получше.

 Первый замминистра говорит, что деньги от повышения налогов вроде какие-то целевые, они должны будут использоваться на борьбу с COVID-19...

— Только сейчас появляются какие-то цифры по борьбе с COVID-19 в Беларуси. Оказывается, 1,5 миллиарда рублей было затрачено на реальный сектор экономики. Но куда пошли эти средства, кому пошли, какими механизмами и по какому принципу распределялись? В то же время мы знаем, что бизнесу была оказана практически мизерная поддержка.

Так кому пошли 1,5 миллиарда? Это хотелось бы узнать и увидеть.

Также сегодня шла речь о выплатах надбавок 86 тысячам работников. По данным опросов, в мае 10% респондентов говорили, что они находятся в вынужденном простое. 10% от всех занятых в стране — это минимум 200 тысяч человек. Почему не все получили? На каких предприятиях работают эти 86 тысяч работников? Мы не знаем. И опять же бюджет — это единый карман. Мы можем говорить, что направляем средства на целевое использование, но тратить их можно абсолютно по-разному. Тут даже не будет выделено особого фонда.

— Раньше не повышали налоги, так как не было надобности. Обходились займами?

— Уже давно было понятно, что налоги придется повышать. Было видно, что и бюджет будет тяжело свести, и наши демографические проблемы давят на ФСЗН, а он на бюджет, поскольку по факту мы спонсируем ФСЗН из бюджета. Все равно об этом нужно думать. Было понятно, что есть структурное давление.

Просто сейчас тяжесть момента заставила принимать непопулярные решения.

Это типичный для нас пример: пока петух не клюнет, мы не делаем непопулярные вещи. В прошлый раз в 2015 году пришлось проводить консолидацию бюджета и ужесточение монетарной политики в разгар кризиса. Потому что до этого не решались. Аналогичная ситуация и сейчас: наступил кризис, а мы думаем, как консолидировать бюджет и урезать доходы, и повышаем налоги. Хотя лучше было бы это делать в годы, когда все у нас было хорошо.

— Первый замминистра говорит, что если эти налоги не увеличить, то есть вариант сокращать расходы, наращивать дефицит или увеличивать ставки основных налогов для предприятий и граждан. О каких основных налогах он говорит?

— Основные доходы в наш бюджет приносит налог на добавленную стоимость. Это такой налог, который бьет по всем. Хочешь не хочешь — ты его платишь. Хорошо, что пока не идет речь о его повышении, хотя, возможно, это будет неизбежно в какой-то временной перспективе. Но я не удивлюсь, если выяснится, что какие-то налоговые льготы по НДС будут отменяться.

(К слову, уже после нашего разговора с Катериной появилась информация, что Минфин также предлагает откорректировать перечень товаров, по которым ставка НДС 10%, а также отменить пониженную ставку НДС на лекарства.)

Почему мы не можем пойти на сокращение расходов? К примеру, урезать численность силовиков?

— У нас много раз проводились сокращения госаппарата. Не всегда это было благоразумно, то есть с умом к этому не подходили, говорили всем: нужно просто сократить на столько-то процентов. А надо или не надо, вопрос не стоял. Поэтому какой-то возможности сокращать нет. Зарплаты там низкие. И это не то, что можно сильно сократить. Образование и здравоохранение — это гораздо более крупные статьи расходов. Но куда там что-то сокращать, если и так учителя получают нищенские зарплаты, доктора чуть больше. Тут особо не сократишь, когда в условиях «ковида» и учителя, и врачи попадают под дополнительные риски.

То есть совсем нечего сокращать?

— Есть поддержка экономики. Мы даже в этом году не смогли отказаться от нее, все равно что-то потратили.

Мы говорим про хронически убыточные госпредприятия, верно?

— Да, это госпредприятия, не только промышленные. Очень много уходит на поддержку сельского хозяйства.

По сути, в периоды относительного благополучия можно было эти предприятия реформировать, тогда в данный момент вопрос с повышением налогов не возник бы?

— Ну, пока декларируется, что повышение временное... Но как в поговорке: нет ничего более постоянного, чем временное...

А если мы начнем наращивать дефицит, как говорит первый замминистра, что будет?

— Откуда его финансировать? Дефицит — это же не просто цифры. Это значит, что мы у кого-то должны взять в долг для покрытия дефицита. И тут у нас встает вопрос: а кто нам даст в долг? То, что дает Россия (например, даже если она даст обещанный еще один миллиард), пойдет в ЗВР. А кто даст в долг Минфину? Мы этот миллиард пустим на покрытие внешнего долга из ЗВР. А Минфину облигации продавать?

Нас сейчас не ждут ни на международных рынках, ни на внутренних. Поэтому и приходится идти на крайне непопулярные меры.

 Если депутаты одобрят предложения Минфина и налоги вырастут, повысятся ли автоматически какие-то цены?

— Что-то, возможно, подорожает. Но рост цен будет сдерживаться слабым спросом. К примеру, мобильный оператор поднимет цены, но тогда люди начнут переходить на более дешевые пакеты, будут потреблять меньше услуг и так далее. Просто потому, что люди тоже не в очень хорошем состоянии. Поэтому я бы не ожидала прямо какого-то сильного роста цен. Я думаю, что повышение налогов будет депрессивно влиять на саму экономическую деятельность, на ее объемы. Какие-то «ипэшники» закроются, какие-то торговые центры не выдержат напряжения и так далее и тому подобное.

— Хватит ли этого роста налогов для решения проблем? Какая перспектива?

— Видите, если у нас все еще прогнозируется 4 миллиарда дефицита, то явно в перспективе повышения не хватит.

— То есть в будущем возможны еще какие-то повышения?

— Я думаю, что в перспективе нам придется подойти к основным налогам, а не скромно говорить, что мы для этого сектора повысим чуть-чуть, и для этого немного.

Возможно, это временно как раз в том плане, что потом будут приняты более решительные меры по повышению того же НДС, например.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Настасья Занько . Фото: Александр Ружечка
Без комментариев