Бывший заключенный Артем: быть в тюрьме татуировщиком — это подписаться на то, что ты постоянно будешь ездить в изолятор

0
14 сентября 2020 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак

Бывший заключенный Артем: быть в тюрьме татуировщиком — это подписаться на то, что ты постоянно будешь ездить в изолятор

Артем — тату-мастер, в общей сложности около 10 лет был «мастегонцем» — татуировщиком в местах лишения свободы. Считает, что тюремная татуировка — стиль, который важно и нужно развивать, но при этом стоит всегда помнить о смысле, который она несет.
Еще двадцать лет назад татуировка была отличительной чертой очень узкого круга людей, в первую очередь военных и представителей криминального мира. Сегодня она получила максимально широкое распространение, причем очень часто люди декорируют себя изображениями, не сильно вдаваясь в подробности, каким был исконный смысл. Татуировки с азиатскими или латиноамериканскими мотивами вряд ли могут вызвать на постсоветском пространстве проблемы, но церковь с куполами, нанесенная на тело без повода, уже порождает вопросы у определенной категории людей.

Что такое тюремная татуировка и насколько опасно ее носить людям, не имеющим к криминальному миру никакого отношения? Как набивают тюремные масти? Что значат те или иные символы? На эти вопросы сегодня отвечает герой нашего сюжета — профессиональный тату-мастер, который провел в местах лишения свободы около 10 лет.

Вот лишь некоторые цитаты из этого монолога:

  • Я умел рисовать, у меня был дворовый опыт по набитию татуировок, поэтому, когда я попал в места лишения свободы, мне предложили стать «мастегонцем». Сделал первую татуировку, она всем понравилась, так и определилась моя дальнейшая судьба.
  • Сдружился с ребятами, они предложили собрать самопальную машинку. Смотали ее из струны и моторчика, требующееся напряжение в 12 вольт получали через «трансформатор», сооруженный из банки с соленой водой, гвоздей и непонятно чего еще. Меня током било раз сто.
  • Краску делали из резины, которую сжигали в миске. Получившуюся золу, перетерев через тряпку, смешивали с водой. По сути, ты делаешь человеку татуировку грязью, после этого вся кожа у человека красная, воспаленная.
  • Когда я освободился из лагеря в первый раз, занялся татуировкой уже профессионально, наработал практику и уже достиг определенного уровня. Второй раз меня «замотали» в 2014 году.
  • В местах лишения свободы к тебе приходит человек, он хочет татуировку, ты называешь свою цену. Платят в основном сигаретами. Сделать «спину» в эквиваленте на сигареты стоит порядка $100—200, руку — тоже $100—200. Минимальные татуировки оцениваются в несколько блоков сигарет или чай. Если где-то кто-то кому-то не отдал долг, есть люди, которые решают эти вопросы. Все идет через блатных, за любое «предпринимательство» внутри тюрьмы надо платить десятину, за это ты получаешь защиту.
  • Быть в тюрьме татуировщиком — это подписаться на то, что ты постоянно будешь ездить в изолятор. Я бывал там с периодичностью раз в месяц точно.
  • Есть татуировки, за которые могут конкретно «спросить». Это погоны, различные звезды, некоторые татуировки на религиозную тематику.
  • Перстни — одна из популярных тематик тюремной татуировки. Они могут рассказать, за что человек сидел, сколько раз сидел, и несут много другой информации. Перстни бывают очень разные, их не скрыть, если ты видишь человека с такими татуировками, то сразу прекрасно понимаешь, где он их сделал.
  • Огромное значение несут аббревиатуры, их тоже тьма-тьмущая, например, «лорд» — легавым отомстят родные дети. Все это «отрицаловские» татуировки, которые люди наносят, чтобы показать свою позицию к власти.
  • В тюремной татуировке фашистская тематика не несет в себе идеи фашизма, это — отрицалово, акт неповиновения, который идет со времен Второй мировой. После победы над фашистской Германией у нас в тюрьмах такие татуировки наносили, наверное, чтобы выбесить охранников. Оттуда же — татуировки религиозного характера, они также злили советскую власть.
  • Звезды, напоминающие розу ветров, выделяют людей, которые живут тюремной жизнью. Воровская звезда — ее может набить себе только вор.
  • Еще одна традиционная тюремная татуировка — погоны. Они мне больше нравятся, потому как хорошо сделанный погон имеет художественную ценность. Гусарские погоны связаны с определенной историей. Во времена царской России были такие заключенные — кандальники, которые в случае любого «шухера» подвергались уничтожению. И вот наступили неспокойные времена, и кандальников вывели в тюремный двор. Напротив стояли гусары, которым сказали их расстрелять. Гусары отказались, сказав, что они солдаты, а не палачи. В память об этом событии заключенные и стали набивать гусарские погоны.
  • Гусарские погоны с аксельбантами делают те, кто прошел БУР (барак усиленного режима) или ПКТ (помещение камерного типа). Грубо говоря, это тюрьма внутри тюрьмы.
  • Классическая тюремная татуировка — купола. Это всегда было и будет. Количество куполов на церкви означает, сколько лет был срок.
  • Нож с черепом может обозначать, что человек сидел за убийство. Мошенники себе, как правило, бьют различных котов. Те, кто связан с наркотиками, бьют шприцы, конопляные листы или маковые головы. Есть «бардаки» — это большая татуировка, в которую добавляется сразу много разных символов.
  • Когда человек в местах лишения свободы набил себе такие татуировки, значит, должен быть готов идти до конца. И если в дальнейшем он отвернется от своих понятий, то в лучшем случае станет посмешищем. В России есть жесткие лагеря, где власть принадлежит заключенным, и ему могут дать кирпич и сказать: «Стирай», а в худшем — даже зарезать.
  • В прошлом любая татуировка на лице появлялась у человека насильно и обозначала, что он заключенный низкого социального статуса — опущенный. Сейчас насильно таких татуировок практически не делают, возможно лишь — в исключительных случаях тем, кто, например, изнасиловал или убил ребенка.
  • Постепенно тюремная татуировка «переливается» на свободу. Все чаще ее делают не для того, чтобы отразить свою преступную сущность, а просто потому, что она нравится как художественный объект. Молодым пацанам, которые хотят себе сделать нечто подобное, я бы рекомендовал задуматься о том, чтобы то, что они набивают себе, все-таки не напоминало тюремные татуировки так очевидно. Но с другой стороны, я уверен, что этот стиль должен жить и развиваться, как развились в нечто большее татуировка якудза, чикано и другие, берущие свои корни в криминальной среде. Все эти татуировки в первую очередь говорят о свободе, это однозначно.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак
Без комментариев