«Я медленно себя убиваю, но не хочу ничего менять». История женщины, которая живет одна и пьет пиво каждый день

689
27 июля 2020 в 8:00
Ведущий рубрики: Александр Чернухо

«Я медленно себя убиваю, но не хочу ничего менять». История женщины, которая живет одна и пьет пиво каждый день

Ольга выросла в небольшом белорусском городе в семье сильно пьющих людей. Однажды она пообещала себе, что никогда не будет пить водку, и сдержала обещание. Она пьет пиво. Каждый день, в одиночестве. Это ее осознанный выбор, и она не хочет ничего менять. У Ольги нет друзей, нет планов на будущее. Она прекрасно знает, что бухло медленно убивает ее, но каждый вечер после работы все равно идет в магазин. Наш подкаст — это история женщины, которая живет наедине со своими демонами.

Я выросла в Минской области, в небольшом городе. Мои родители — алкоголики. Насколько я знаю, они пили всегда. У меня был маленький братик, и все события в нашей семье были связаны с пьянством. Нами родители вообще не занимались, только пили, скандалили, дрались. Они меня очень измучили своим воспитанием, на долгие годы это выбило меня из колеи. Нелюбовь матери... Она отвергала своего ребенка, отталкивала от себя. Все люди живут, имеют нормальные мечты, а я до 22 лет мечтала об одном — чтобы мама сказала: «Доченька, какая ты у меня хорошая. Я так тебя люблю!» Она мне это сказала, но было уже поздно: мне это было уже не нужно.

Так мы и жили. Благо родители развелись, когда мне было лет 12, и мы с братом остались жить с матерью. Ничего не поменялось, просто мама с папой перестали драться. Мать по-прежнему пила, отца мы не видели, но хотя бы не было скандалов. Я тогда себе пообещала, что никогда не буду жить так, как мои родители, никогда не буду пить водку. Я сдержала слово: я не пью водку, но живу так, как они. Я пью пиво, у меня с этим проблемы с 17 лет.

Я не нравилась своей матери. Что бы я ни делала, ее все не устраивало. Если сделаю что-то хорошо, она просто молчит. Если сделаю что-то против ее воли, оскорбит или ударит. Помню, в детстве я очень часто плакала от обиды на мать. Я была в школе отличницей, меня хвалили все: учителя, соседи. Но только не она. Какой я была, какой я хотела стать, ей было неинтересно. В старших классах у меня очень хорошо шла химия и я мечтала поступить в медицинский университет. В 11-м классе, когда я уже сдала выпускные экзамены, мама издевки ради спросила: «Ну куда же ты хочешь поступать?»

Я рассказала про свою мечту, а она ответила: «Ха! Ты же дура, ты не поступишь!» А у меня в аттестате была только одна четверка. Мать заставила меня пойти в экономический университет, я там отмучилась пять лет и до сих пор работаю экономистом. Хотя какой из меня экономист? Я просто офисный планктон.

К брату в семье относились точно так же. Обычно младших детей любят больше, но не в нашем случае. Брат очень рано стал пить. В 21 год ему стало плохо на улице, он посинел, провел восемь дней в реанимации и умер. Врачи даже не сказали нам, от чего. Молодой, здоровый. Вот так я его и похоронила. Конечно, это ужасно, но, честно говоря, я подумала, что это лучшее, что могло с ним случиться. Судя по тому, как он вел себя, сколько он пил и гулял с друзьями, могло бы быть и хуже. Ничего замечательного точно не произошло бы. Да, я горевала: это был единственный родной человек, который хотя бы хорошо ко мне относился.

Отец после развода практически исчез. Он ушел, мы стали для него бывшими детьми. Мать иногда заставляла его платить алименты, но он уклонялся. Мы чужие люди. Сейчас ему 60 лет, он ведет тот же образ жизни. Пытается наладить со мной какие-то отношения, но я не могу. Он звонит мне только пьяный, рассказывает, как любит и хочет увидеть. Я к нему приезжаю, и это всегда стол, бутылка водки: две рюмочки выпьет — и пьяный. Что с ним делать? Он ложится спать, а я уезжаю домой. Пообщались...

Я не помню, когда впервые попробовала алкоголь. Наверное, лет в 15 у меня уже появились друзья постарше. Я не пила с ними водку, это был мой принцип. Мне покупали вино, пиво. Я не задумывалась ни о чем: для меня это просто был способ весело провести время и не выглядеть белой вороной в компании. Из-за проблем в семье мне и без того сложно было заводить отношения со сверстниками. Так что, если меня приглашают в компании и там есть выпивка, я не отказываюсь, чтобы меня хотя бы эти люди не отвергли. Но тогда я, конечно, не думала, что у меня будут такие проблемы и я не смогу остановиться. Тогда было весело и легко: алкоголь хорошо заходил и без проблем выходил. Я же не напивалась до похмельного синдрома.

В 17 лет я уехала учиться в Минск и больше не вернулась в родной город. Жизнь без матери была для меня непривычной, необычной и потрясающей, поэтому я использовала это время на всю катушку. В голове никогда не было мыслей сделать со своей жизнью что-то хорошее и полезное. Нет, только гулять с друзьями, однокурсниками. Естественно, без спиртного никто не гулял. И я тоже.

Я отучилась, быстро нашла хорошую работу: мне в этом помогли родители подруги. И зарплата у меня была хорошая. Но вместо того, чтобы улучшать свою жизнь, за эти деньги я поила и кормила своих друзей. Казалось, все еще впереди: я же так мучилась в детстве, я же заслужила! С такими мыслями я жила годами и не заметила, как прошло 5 лет, а я все расслаблялась и наслаждалась жизнью без матери. До 24 лет я гуляла попрыгуньей-стрекозой и ни о чем не задумывалась. А после поняла, что у меня проблемы: я пью каждый день. Не валяюсь на улице, но выпиваю. Тогда у меня была своя норма — литр пива, иногда чуть больше. Но каждый день. Если у меня не было пива, я находила способ пойти и купить его.

Оправдание всегда находилось. Ты думаешь, что живешь в состоянии постоянного стресса, что жизнь к тебе несправедлива — и любые проблемы раздуваются до вселенского масштаба. Потом выпиваешь пиво, и внутри проходит вот этот тремор, перестает вибрировать страх, в животе ничего не скручивает узлом. Выпиваешь — и просто отпускает. Страха больше нет, по крайней мере, у меня. Кто-то таблетки пьет, а для меня пиво — антидепрессант.

Я не стала человеком, который верит в свои силы и знает, что может все на свете. Наоборот. Мама меня научила считать себя ничтожеством, ни на что не способной и тупой, и я с этим определением себя в принципе согласилась. У меня никогда не хватало ни силы воли, ни какого-то энтузиазма изменить эту точку зрения. Может быть, завтра или через неделю я подумаю об этом. А сейчас... Мне хорошо и так.

В 24 года я пошла в отпуск и позволила себе вообще не контролировать употребление пива. Дошло до того, что где-то дня три я за сутки выпивала литра три пива. Одна: мне тогда уже не нужна была компания. Когда утром стало плохо и началось самое настоящее похмелье, я поняла, что должна это как-то прекратить. Даже получилось! Сначала я хотела попросить помощи у государства и нашла центр, в котором лечат алкоголизм, в том числе бесплатно. Осмелилась позвонить туда и спросить про лечение, но женщина мне ответила, что бесплатное лечение только для тех, кто поступает через участкового нарколога. Естественно, я к нему не пойду: мне не нужны записи в медицинской карте. А платно лечиться очень дорого: нужно было отдать три мои зарплаты. В общем, я сделала для себя вывод, что пить гораздо дешевле, чем лечиться.

Я попыталась сама. На полтора года бросила пить и курить. Тогда я читала много книг о саморазвитии и личностном росте, и они меня немного воодушевили. Все то время, когда не пила, не курила, прекрасно себя чувствовала: меня и не тянуло. Но потом приехала к подружке в гости на день рождения, где меня заставили выпить бокал вина, хотя я отказывалась. Понеслась... Я и закурила, и запила. Что меня удивило: раньше я выкуривала где-то семь сигарет в день, а когда вернулась к привычке, стала уходить пачка. С пивом та же история: если раньше мне нужен был литр, то теперь два. Каждый день. Вот так и живу.

После этого у меня еще были незначительные попытки бросить пить, но не такие масштабные. Максимум меня хватало на три месяца, и это было очень давно — лет восемь назад. С тех пор я больше не предпринимала попыток. Мысли есть, но я понимаю, что в очередной раз не сдержу слово и снова разочаруюсь в себе.

Мои проблемы с алкоголем не влияли на мою работу. Я не напивалась до такого состояния, чтобы мне было плохо. Единственное, стала с годами вести более закрытый образ жизни. Если раньше у меня была компания, много друзей, то сейчас я сознательно отказалась от общения, потому что заметила: когда пью одна, то выпиваю свою норму и спокойно ложусь спать, а если употребляю в компании, у меня вообще нет тормозов. В компании я хочу пить, пока пьется, пока не упаду без памяти. Из-за этого я частенько попадала в неприятные ситуации, о которых даже помнить не хочется. Поэтому лет десять назад я изменила образ жизни так, чтобы минимально контактировать с людьми и не вступать с ними в близкие отношения.

На работе у меня все прекрасно. Даже когда я шутя признаюсь, что алкоголик, все только смеются и не верят, что у меня могут быть проблемы. Некоторые хотели бы дружить со мной вне работы, но я отказываюсь. Ну что я им покажу? Свою пустую жизнь?

Я предпринимала попытки изменить свою жизнь, но дальше болтовни дело не заходит. У меня энтузиазма хватает на день-два, а потом все возвращается в прежнее русло. В семье я не особо нуждаюсь. Насмотрелась на своих родителей — повторение их судьбы вызывает у меня панический ужас. А по закону подлости мужчины мне попадаются именно такие — похожие на отца. Я нравлюсь таким мужчинам. Я это вижу и знаю, что просто повторю судьбу своей матери, поэтому отказываюсь от таких отношений. А последние лет шесть я вообще живу абсолютно одна и не беспокоюсь об этом: я хотела бы жить так и дальше. Одиночество? Отсутствие близкого человека? Я этого не боюсь, потому что привыкла жить одна: никто не будет видеть, чем я занимаюсь, и мешать мне.

Алкоголь — это определенно очень сильная зависимость. Мне кажется, что ее последствием является как минимум психологическое расстройство личности. Когда твоя жизнь ограничивается только бутылкой и ничего даже не хочется, кроме нее... В детстве, в студенчестве я еще о чем-то мечтала, думала, что у меня что-то получится. Но я же ничего для этого не делала, никаких усилий не прилагала: казалось, вот сейчас оно просто случится и ничего для этого делать не нужно. Просто однажды все станет хорошо, и я перестану пить. Но год за годом ничего не происходило, а я продолжаю говорить, говорить, говорить и ничего не делать.

Иногда пытаешься полностью изменить свою жизнь и оказаться в такой ситуации, когда пить будет просто невозможно. Но тогда тело мстит: начинаются страшные панические атаки — кажется, выкручивает всю изнутри. Начинаешь думать: ну давай ты пойдешь немножко выпьешь и дальше опять будешь вести прекрасный образ жизни, как ты хотела. Один раз расслабься — и все будет хорошо. Как правило, я поддаюсь этому внутреннему голосу. Даже если не сразу, то в конечном итоге всегда.

Работа... Я никогда не искала карьерного роста, и амбиций у меня не было. Если с детства на тебя не обращают внимания, чего еще ожидать? Оно осталось со мной на всю жизнь, поэтому я не стремилась быть начальником или устроиться как-то получше. Для этого нужно общаться с людьми, и не за бутылкой, а в принципе. Показывать себя деятельным, активным человеком, а я абсолютно не такая. Смысл мне стремиться туда, где я не потяну?

Я не пробовала обращаться к психологу, но много читала. Я прочитала все книги по психологии, которые есть в свободном доступе в интернете — и классиков, и новых авторов. Я искала какие-то слова, медицинские термины, которые помогли бы мне понять, что со мной происходит и как уйти от этой необходимости постоянно быть с бокалом пива в руке. Иногда вдохновение находилось, и я немножко не пила — день, два, три. Потом опять все возвращалось. В Минске я поискала психолога, но не почувствовала, что это именно тот человек, которому я бы могла доверить свою проблему. К тому же любой психолог сейчас берет от $20 в час — мои финансы не позволяют на постоянной основе ходить и платить такие деньги.

Что меня останавливает, кроме денег? Никому до меня искренне нет дела. Идти к кому-то со своими глупостями? Я считаю, что мне помогут либо формально, либо не помогут вовсе. В общем-то, про алкоголизм я знаю все, о последствиях тоже в курсе. Психолог ведь не вложит мне в голову правильные мысли или другие жизненные ценности, которых у меня никогда в принципе и не было. Так что я не очень верю, что здесь мне кто-то смог бы помочь.

К алкоголику в Беларуси не очень приятное отношение. В моем окружении 80% людей пьют, они не алкоголики, но регулярно выпивают. Но как только кто-то скажет, что он алкоголик, или это станет очевидным, начинается травля этого человека. Поэтому я и не хотела лечиться официально через нарколога: проблем с осуждением, с пренебрежением будет больше, чем помощи. В то же время я понимаю тех, кто осуждает пьяниц и называет их бездельниками, неспособными держать себя в руках. Наверное, со стороны это так и выглядит. Любой алкоголик будет себя оправдывать, у него всегда найдется причина, но другим людям это не всегда понятно.

Никто не обращает внимания на людей, которые пьют пиво. Это же не алкоголизм, даже если каждый день. Хотя я подозреваю, что его уже даже не варят: это не пойми что из какого-то порошка. И даже это подозрение меня не останавливает: я все равно иду и покупаю дешевое пиво. Я знаю, какой вред оно наносит организму, но тем не менее гублю себя сознательно. Я живу с осознанием того, что убиваю себя.

Читайте также:

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Александр Чернухо