Бывший заключенный Фархат Гараев: в 18 лет грабил банки в Германии, но кардинально поменял свою жизнь

346
28 мая 2020 в 11:24
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак

Бывший заключенный Фархат Гараев: в 18 лет грабил банки в Германии, но кардинально поменял свою жизнь

Фархат Гараев — в детстве добровольно ушел из приемной семьи в детский дом. В 18 лет отправился в другую страну грабить банки. После того как отсидел положенный срок, кардинально изменил свою жизнь благодаря вере в Бога.
Есть ребята, обстоятельства жизни которых с раннего детства подталкивают к преступлениям. Обычно это заканчивается мелкой кражей, дракой и колонией, но в случае с нашим героем все зашло намного дальше. В 18 лет в Германии Фархат грабил банки. Потом отсидел в немецкой тюрьме, вернулся под конвоем на родину, посидел там и, освободившись, полностью изменил свою жизнь. Говорит, что трансформация эта произошла благодаря Богу. Теперь он законопослушный гражданин и предприниматель, который старается помогать зависимым и тем, кто сбился с пути.

Мы продолжаем серию монологов преступников, которые отбыли свое наказание, раскаялись в содеянном и полностью изменили свою жизнь. Очередная история больше похожа на голливудский сюжет с ожидаемой кульминацией (грабитель сел в тюрьму), но при этом в ней есть хеппи-энд, что в жизни бывает очень редко.

Вот лишь некоторые цитаты из этого видеомонолога:

  • Мое детство было сложным. Мама за мной не смотрела, бабушка взяла опекунство, и я жил с ней. Потом опекунство взяли родственники, жить с которыми мне было тяжело как морально, так и физически. Я постоянно чувствовал себя лишним, воспитывался только наказанием. Мне все запрещалось — мог просидеть месяц в квартире летом и выйти на улицу белый, как снежный человек.
  • Однажды я пришел в школу с полосами от удара скакалкой на лице. Учителя поняли по этим следам и моему поведению, что есть большие проблемы в семье. Провели какой-то совет и в итоге спросили, не хочу ли я отправиться в детский дом. Я долго не думал и сразу согласился.
  • Попав в детский дом, я не увидел каких-то пугающих различий по сравнению со своей предыдущей жизнью. Как и раньше — никакой заботы, любви, тепла. Ты, как и раньше, просто выполняешь приказы.
  • В детском доме я начал курить, пить. Я был парнем, который подписывался за любой кипеж. Любое преступление, любое зло, я говорил: «Заноси, мы будем это делать». До 13 лет в моем сердце еще была любовь. После — все разрушилось, я просто перестал испытывать это чувство.
  • Окончил 9-й класс, поступил в ПТУ, проучился там полгода, выгнали. Потом — другое ПТУ, вскоре и там меня попросили уйти. Так я попал в самостоятельную жизнь — полностью самостоятельный, но абсолютно не вооруженный никакими моральными принципами. Начали появляться преступления, в итоге вышло так, что я попал в розыск.
  • И тут мне предложили уехать в другую страну и там грабить банки. Я с радостью согласился.
  • Когда пришло время «идти на дело», я взял игрушечный пистолет, со мной был еще один парень. Его приставили, чтобы приглядывать: я был самый младший и все боялись (кого вы нам тут привезли, что за ребенок?).
  • Конечно: сердце прыгает, страх, адреналин. Мы тихо стали в очередь. Я — в одну кассу, он — в другую. Я написал на бумажке бессмысленные каракули. Когда пришла очередь, дал эту бумажку кассиру. Она с удивлением смотрит на меня — что это? А в окне кассы уже пистолет.
  • Она дала мне деньги, я запихивал их куда попало: за шиворот, в штаны, в трусы. А парень, которого приставили присматривать за мной, испугался и ничего не взял.
  • Деньги прогуляли очень быстро — был даже момент, когда я оставил на чай 500 евро. Я планировал продолжать ограбления, чтобы набить себе сумму в 100 тыс. евро. Между первым и вторым преступлением прошло четверо суток. С этого момента уже меня поставили присматривать за напарником.
  • Грабили по старому сценарию. Напарник взял деньги, а передо мной окошко кассы захлопнулось. Мы разошлись в разные стороны, потому что ситуация там была уже напряженная: кругом полиция, вертолеты — боевик, как в кино. Я выпил до ограбления для смелости и ходил после него по городу в поиске кассы, чтобы все-таки взять деньги.
  • Помню, перехожу какой-то мостик, окружили полицейские машины с сиренами, оружие, крики. Меня завезли в полицию, допросили и посадили в камеру. Я лежу и молюсь: «Господи, освободи меня! Я еще один банк ограблю и больше не буду!» Потом уже изменил обещание: «Вообще не буду грабить, уеду и стану порядочным человеком!»
  • Проходят сутки, приходит полицейский и говорит: «На выход». Не собрали достаточно доказательств. Когда вышел, не смог ни до кого дозвониться, все концы были обрублены, чтобы я не привел хвост.
  • Несколько дней жил на улице. Подошел к одному русскоязычному: «Я тут банки граблю, может, поможешь, братан…» Он: «Да не вопрос, мы и сами ребята веселые»… Меня приютили на пару дней, показали банк, я пошел его грабить, на этот раз уже — без всякого страха. Как будто за семечками в магазин вышел.
  • Направил на кассира пистолет, он мне выдал деньги, мне показалось мало. Требую: дай еще. Как оказалось, вместе с купюрами он закинул мне красящую бомбу. Вышел из банка, забежал под мост, у меня в пакете с деньгами все начало дымиться, краска взорвалась. Но за счет того, что пакет был перемотан плотно, я краской не испачкался, только все деньги были в ней. Переоделся, побежал дальше. Как оказалось, я бежал прямо в сторону полицейского участка. Увидел полицию, запаниковал, пустился наутек. Меня приняли.
  • Дальше — все. Меня посадили. Мне предъявили обвинение по нескольким ограблениям. Сказали, если признаю вину, будет всего 4 года тюрьмы. Признал, дали 4 года.
  • Немецкая тюрьма — это санаторий для тела. Есть спортзал, хорошее питание, удобства. Но вот морально там находиться очень тяжело. Немецкие охранники относятся к преступникам из постсоветского пространства крайне негативно. Немецким заключенным разрешается намного больше.
  • В немецкой тюрьме просидел всего два года. Выпустили как гражданина другой страны после отсидки половины срока, депортировали. Если я вернусь в Германию без ведома судьи, буду досиживать оставшиеся 2 года. За мной из Беларуси прилетели три сотрудника КГБ, этапировали на родину — ведь здесь я все еще был в розыске. Лечу из тюрьмы в тюрьму.
  • В Беларуси я вышел на свободу уже совершенно другим человеком. У меня были другие мысли, планы, цели, желания. При этом могу сказать откровенно, что тюрьма человека в хорошую сторону не меняет вообще. Все, что происходит там, наоборот, укрепляет тебя во зле. Ты пропитываешься этой дурью.
  • Меня спасла вера. Еще в немецкой тюрьме охранник принес мне христианскую книгу. Я начал ее читать, там было написано, что Бог может изменить мою жизнь. Я решил попробовать. С того дня все стало кардинально другим.
  • Встретил замечательную девушку, которая стала моей женой. На деньги, которые остались после свадьбы, мы открыли небольшой бизнес. Трудились год за годом, стали неплохо зарабатывать. Я не богат, нет даже своей квартиры, но живем мы достаточно комфортно.
  • Тем людям, которые подумают, что моя история увлекательная, я хочу сказать, что искренне раскаиваюсь во всем, что совершил. Многие из моих преступлений причиняли боль людям.
  • Если взять и отмотать жизнь назад, я бы менял все в самом начале. Я бы хотел полноценную семью в детстве.

Читайте также:

Покупайте с оплатой онлайн по карте Visa и выигрывайте iPhone каждую неделю

городской, материал рамы: алюминий, колеса 28", вилка жесткая, трансмиссия 24 скор., тормоза дисковый гидравлический + дисковый гидравлический, вес 11.95 кг
горный, материал рамы: сталь Hi-ten, колеса 29", вилка амортизационная, трансмиссия 21 скор., тормоза дисковый механический + дисковый механический
горный, материал рамы: алюминий, колеса 29", вилка амортизационная, трансмиссия 24 скор., тормоза дисковый механический + дисковый механический

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак