Бывший заключенный Станислав Цибинский: за четыре месяца получил 158 отказов в работе — как освободиться и остаться человеком?

1497
04 декабря 2019 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак

Бывший заключенный Станислав Цибинский: за четыре месяца получил 158 отказов в работе — как освободиться и остаться человеком?

Станислав Цибинский — бывший заключенный, провел в местах лишения свободы 15 лет. После освобождения четыре месяца жил на улице и не мог найти себе работу. Основатель центра «Протяни руку помощи», занимающегося поддержкой и социализацией бывших осужденных.
Я сел в тюрьму в 18 лет, освободился в 33 года — пятнадцать лет за решеткой. Когда вышел, на свободе меня никто не ждал. Родители умерли, близких родственников не было, дом, в котором когда-то жил, отошел государству. Ни жилья, ни работы, никаких перспектив на будущее. Ситуация, в которой оказался я, не уникальная для многих бывших заключенных. Как вы думаете, каковы у них шансы в таких условиях вернуться к нормальной жизни? Лично я дал бы один-два процента из ста. К сожалению, я вижу: в нашей стране обстоятельства подталкивают недавно освободившегося вновь стать преступником. Порой он идет на криминал просто для того, чтобы выжить.

Думаю, для того чтобы понять, насколько ситуация тяжелая, вам достаточно узнать мою историю. Я действительно хотел круто поменять свою жизнь. Перед освобождением делал все возможное, чтобы понять, что со мной произойдет на воле. Пытался понять, где я буду жить, где буду работать. Ответить на эти вопросы мне не могли, говорили: освободишься — будем разбираться. В результате по факту я вышел из стен тюрьмы на улицу. В никуда. Начал обзванивать старых друзей и знакомых — кто-то уехал за границу, у кого-то уже была семья, и принять меня даже на время не было никакой возможности. Кто-то признавался честно: ресурсов на то, чтобы содержать «лишний рот», нет.

Мне оставалось надеяться на помощь государства: обратился в исполком с просьбой предоставить хоть какое-то жилье, стал на учет в центр занятости — был готов на любую работу.

Вопрос с жильем не двигался с мертвой точки. В центре занятости мне сказали сразу: «Извините, но мест нет». К слову, у меня пять подтвержденных документами специальностей, среди которых: портной, столяр-станочник, каменщик, оператор-машинист котельной, тракторист широкого профиля. Вакансии в центре, конечно, были, но, как оказывалось, только не для меня. Мне давали очередное направление, я шел к работодателю, честно говорил, что недавно освободился. Интерес к моей кандидатуре сразу угасал.

Через знакомых удалось устроиться в Дом культуры в Щучинском районе. Проработал там месяц, организовал несколько праздников — все были довольны. Перед Новым годом проходила инспекция, выяснилось, что я был осужден (я этого не скрывал, но и не афишировал). Руководство сразу попросило меня написать заявление по собственному желанию. Пригрозили: «Если не сделаешь этого сам, быстро найдем причину уволить по статье». Решил, что воевать смысла нет, написал заявление. Стало понятно, в Щучине мне делать нечего: отказали в работе уже все, кто мог.

Поехал к товарищу в Гродно. Через два дня его мама вежливо намекнула, что я не желанный гость в доме, я намек понял и вновь оказался на улице. Приехал на вокзал, сел и осознал: никаких идей о том, что делать дальше, в голову не приходит. Съездил в Барановичи, в течение дня попробовал там поискать работу, но моя судимость всех работодателей очень напрягала и там.

Вернулся обратно в Гродно, друг помог мне сделать временную регистрацию в Гродненской области. Я продолжал поиск работы, пришлось жить на вокзале. Спал в зале ожидания, когда было совсем нечего есть, показывал людям справку об освобождении и просил помочь — купить еды. Девять из десяти отворачивались, один мог пойти навстречу. Меня несколько раз забирала милиция, возникали конфликты, я говорил прямо: «Мне некуда идти, забирать меня можно сколько угодно раз — это проблему не решит». Обращался с просьбами о помощи в РОВД, исполком, но никто ничем не смог помочь — ни советом, ни реальными делами. Совершенно этому не удивлен: такие люди, как я, чиновников интересуют в последнюю очередь — это, к сожалению, горькая правда. Слышал истории от своих знакомых о том, что порой нам говорят открыто: «Проще посадить, чем возиться с вами».

Перебивался случайными заработками: погрузка, разгрузка, сборка мебели, искал объявления о подработке в интернете. Понятно, денег хватало только на еду, на аренду жилья собрать таким образом было нереально. Все это время я стоял на учете как нуждающийся в работе. За четыре месяца я посетил 158 работодателей — ни одного положительного ответа. Мотивация отказа была разная, кто-то ссылался на отсутствие у меня трудовой книжки, кто-то в открытую говорил, что не хочет брать на работу бывшего заключенного.

Думаю, я изначально стучался не в те двери. Я просил помощи у государства — все обращения от милиции до горисполкома никакого результата не принесли. Но мне помогли простые люди.

В какой-то момент мой новый знакомый под свою ответственность пригласил работать официантом в один из ресторанов города. Руководство решило дать мне шанс, мало того, мне даже купили одежду, в которой я мог бы выйти на смену. За месяц испытательного срока я получил несколько благодарностей в книгу отзывов и предложений и был успешно принят на постоянную работу. В течение всего этого времени я продолжал жить на вокзале, мылся и стирал одежду в душевой ресторана. Проблему с жильем также помог решить мой работодатель — мне выделили комнату в общежитии.

Я работаю официантом уже два года, совмещаю две работы, в среднем тружусь по 12 часов шесть дней в неделю. Прочувствовав на себе все трудности, с которыми сталкиваются люди, желающие вернуться к нормальной жизни после пребывания в местах лишения свободы, загорелся идеей помогать тем, кто недавно освободился. Вначале помог одному, после второму, затем начало работать сарафанное радио: на мое имя приходит все больше писем с просьбами о помощи. Родилась мысль создать место, где люди, попавшие в ситуацию, схожую с моей, могли бы получить первую помощь. Сегодня мне в этом помогают активисты движения «Матери 328» и другие неравнодушные люди.

Хочу отметить, что я понимаю мотивы, по которым работодатели отказывают таким людям, как я, не питаю иллюзий относительно того, как могут себя вести освободившиеся из мест заключения люди, — негативных примеров хватает. Но думаю, что общество не понимает масштабов проблемы и тяжести ее последствий: люди выходят из тюрем тысячами, большинство — с волчьими билетами. Закрывая глаза на их существование, мы провоцируем рост количества рецидивистов, а тем, кто после срока действительно решил вернуться к нормальной жизни, практически не оставляем шанса.

Читайте также:

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook и присылайте свои истории и размышления. Самые яркие из них могут стать темой для следующей колонки!

Наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак