Продают сигареты везде, но при этом грозят пальчиком. Разговор о том, как страна борется с курением

25 943
491
13 сентября 2019 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Максим Тарналицкий

Продают сигареты везде, но при этом грозят пальчиком. Разговор о том, как страна борется с курением

«Сколько уже капель никотина я скурил, и ничего, а лошадь бы давно померла!» К счастью, людей, которые рассуждают подобным образом, становится все меньше. Истину о том, что курение — яд, что пассивное курение — тоже яд, на автомате оттарабанит вам любой школьник. За ним это с готовностью повторит студент или офисный работник, вернувшиеся с перекура. Мы же сегодня хотим остановить «автоматические» мысли и выводы и попробуем порассуждать, почему на самом деле табак — зло и каким образом в нашей стране эту смертельную эпидемию пытаются остановить.

Борьба эта идет с переменным успехом, но все же результаты с большего вселяют веру в светлое будущее. При этом, наверное, очень важно, чтобы крайнюю важность проблемы осознавали все, кто может повлиять на ее решение. Потому что даже неспециалисту после прочтения этого выпуска рубрики «Неформат» станет понятно, что добиться можно большего, даже не прилагая много усилий и — самое главное — не совершая очевидных ошибок. Разобраться в этом нам поможет человек, погруженный в тему и болеющий за дело.

Кто это?

Владимир Пикиреня — врач психиатр-нарколог, ассистент кафедры психиатрии и медицинской психологии Белорусского государственного медицинского университета. Владимир четыре года работал в кабинете лечения и профилактики наркомании, сейчас консультирует зависимых и наркопотребителей в центре социального сопровождения людей, затронутых зависимостями и ВИЧ (БОО «Позитивное движение»).

Бросили курить  десятикратная выгода за 5 лет

— Как вы считаете, государство искренне заинтересовано в том, чтобы население курило как можно меньше? 

— Думаю, что заинтересовано. Но эта заинтересованность нередко ослабляется попытками получения краткосрочной выгоды от продажи табака. Во многих госструктурах, управляющих экономикой, работают неглупые люди, и они, конечно, оценивают долгосрочные, среднесрочные и краткосрочные перспективы тех или иных действий. Все отлично понимают, что долгосрочные перспективы от снижения потребления табака превышают негативные экономические последствия от снижения уровня продаж сигарет. Но желание получить краткосрочную выгоду все же порой перевешивает.

— Может быть, потому, что долгосрочная выгода от сокращения потребления табака выглядит эфемерно по сравнению с вполне конкретными цифрами прибыли от продаж сигарет?

— На самом деле, не все так сложно. Выгода отказа от курения уже давно хорошо посчитана, на эту тему регулярно подготавливаются отчеты Всемирной организации здравоохранения. Исходя из них, грубо говоря, доллар прибыли, недополученный от продажи сигарет, приносит около десяти долларов выгоды в последующие 5 лет. Последняя цифра включает в себя экономию на прямых расходах  (например, дорогостоящем лечении рака легких) и косвенные выгоды, среди которых заработанные людьми деньги за те годы, на которые продлилась их жизнь.

В то же время расходы на проблемы, связанные с курением, оплачиваются из бюджета, т. е. равномерно «размазаны» по всем налогоплательщикам, а прибыли от продажи сигарет получают вполне конкретные люди, которые и лоббируют для себя получение дополнительных возможностей.

— То есть, говоря очень грубо, если бы мы закрыли Гродненскую табачную фабрику 15—20 лет назад, сегодня бы это действие окупилось бы десятикратно?

— Ну зачем же ее закрывать? Можно создать условия, при которых люди в Беларуси перестали бы покупать сигареты, а всю продукцию ГТФ отправляли бы на экспорт…

— Как вы считаете, общество становится более сознательным по отношению к курению?

— Мне сложно говорить об этом, потому что до врача, как правило, доходят люди, которые имеют проблемы с зависимостью и хотят избавиться от этого недуга.

Согласно статистике, мы вписываемся в планы ВОЗ: каждые пять лет на 5% снижать количество курящих. Но я уверен, что это — далеко не предел, можно было бы форсировать события и сокращать количество страдающих никотиновой зависимостью быстрее.

Когнитивный диссонанс: курить вредно/свободный доступ

— Можно ли назвать действенными и эффективными меры, которые государство сегодня предпринимает для предотвращения курения?

— Думаю, что здесь не стоит фантазировать, а следует прямо обратиться к международному опыту. Всемирная организация здравоохранения уже давно выделила ряд действий, которые должны у себя внедрять страны, если они хотят стимулировать снижение употребления табака. Это экономическое давление на людей, которые курят (например, повышение акцизов), снижение доступности табака, запрет на прямую и косвенную рекламу его, контроль за незаконной торговлей табаком, запрет на курение в общественных местах и доступность специализированной медицинской помощи.

Говоря о финансовом давлении, стоит отметить, что акцизы у нас хоть медленно, но растут, и, на мой взгляд, это правильно, потому что резкий подъем стоимости может спровоцировать всплеск контрабанды. Ведь сейчас цены с Россией у нас приблизительно одинаковые, а граница слабо контролируется.

Сравнивая стоимость сигарет и уровень зарплат, я думаю, что мы сегодня получим примерно равное соотношение со странами Евросоюза.

Но не все из этих решений в Беларуси реализуются в полной мере. Особенно после того, как в последнее время появились дополнительные пункты продаж табачных изделий (я говорю про нашумевшие киоски — «Табакерки»). Получается, что не выполняются сразу две рекомендации, касающиеся снижения доступности и запрета на рекламу табака.

Я помню, что поднимался вопрос о том, является ли название «Табакерка» рекламой, и прозвучал ответ «нет». Несмотря на это, думаю, любому человеку понятно, что пусть нет непосредственной рекламы какого-либо бренда, но это косвенная реклама самого́ вредного продукта. Людям не рекламируют какого-либо конкретного изготовителя, им рекламируют табак вообще.

Сам по себе факт продажи сигарет везде и повсюду свидетельствует о том, что их употребление — совершенно нормальное занятие. При этом нам грозят пальчиком и говорят: «Курите поменьше!» В голове возникает, как говорится, когнитивный диссонанс.

— Правильно ли я понимаю, с таким же успехом можно было бы открывать на остановках магазины «Винодельня» и «Пивцо» и утверждать, что никакой рекламы этого продукта не производится?

— Да, примерно так. И тут важно отметить, что каждый инструмент по отдельности (из рекомендованных ВОЗ) является действенным, но наиболее эффективно работают они только в комплексе. Если «проседает» всего один из них, то автоматически тянет за собой остальные. Например, если мы увеличиваем акцизы и не контролируем незаконный оборот, то сигаретный рынок просто уйдет в тень, практически не уменьшившись в объеме. Если мы открыто продаем сигареты и рекламируем их, повышая акцизы, — мы просто зарабатываем деньги, и ни о каком сокращении курения речи не будет идти.

— Что вы думаете о том, что сигареты вновь стали продавать на остановках общественного транспорта?

— У человека, который ждет транспорт, есть свободное время. У большинства курящих людей есть привычка проводить свободное время с сигаретой в руках. Понятно, что, просто видя точку, где продают табак, человек активизирует у себя в голове путь, ведущий к получению удовольствия. Точно так же у голодного человека при виде еды автоматически начинает выделяться слюна.

Вопрос доступности особенно важен для тех людей, которые еще не начали курить или курят, пока не имея серьезной зависимости, но уже стали на путь ее приобретения. Если за сигаретами надо ехать в другой конец города, потом отстоять очередь, потратить существенную сумму денег, человек, не имеющий в голове приоритета на курение, откажется от такой затеи. Зависимого же не остановит ни сумма, ни расстояние, ни время.

Также табачные киоски на остановке очень опасны для людей, которые бросают курить: наличие доступа к сигаретам в быстром доступе увеличивает шанс срыва.

— Еще один важный вопрос касается мест, где стоит ограничить или вовсе запретить курение. Часто слышны предложения запретить курение на балконах, на городской улице вообще… Где, на ваш взгляд, заканчивается строгость и начинается насилие над личностью?

— Думаю, что это зависит от конкретного момента времени и готовности общества к переменам. В стране, где курят массово, резкие запреты вызовут массовую волну нарушений и не будут эффективны. Необходимо находить золотую середину, понемногу отвоевывая территории, которыми курильщики готовы поступиться. Вспомните, вначале в Беларуси ограничили курение в поездах, после — ввели обязательные зоны для некурящих в кафе и ресторанах, после запретили курить в подъездах и на остановках. Когда последние правила станут нормой, я бы расширял безникотиновую среду на все общественные парки, территории, граничащие со школами и детскими площадками.

Мне сложно представить, как можно ограничить курение на балконах. Это все же частная собственность. Тут скорее вопрос к тому, насколько вы проявляете инициативу и огораживаете свою квартиру от попадания вредных веществ извне, то есть вопрос личной ответственности. Запрет курить на балконе сродни запрету дышать: его можно издать, но всем понятно, что мало кто будет выполнять  требования. А если строгость законов не подкрепляется обязательностью их исполнения, такие законы просто не работают.

— Нередко слышу предположение, что вред от пассивного курения сильно преувеличен...

— Здесь все очень просто: существенный вред, который оно наносит, многократно был доказан. С медицинской стороны вопросов вообще нет. Да, концентрация, например, никотина при пассивном курении недостаточна, чтобы вызвать зависимость, но кроме никотина в табачном дыму около 600 веществ могут причинять вред, из них 69 уже точно связаны с возникновением и развитием онкологических заболеваний. И даже их концентрации в дыме, смешанном с воздухом, достаточно, чтобы вызывать негативные последствия. Конечно, ассоциировать напрямую пассивное курение с заболеванием раком нельзя (мол, три раза вдохнул — и у тебя онкология), но в масштабах общественного здоровья зависимость прослеживается очень четко, и она существенна.

— Какие из уже принятых мер по борьбе с курением кажутся вам максимально результативными? Какие, на ваш взгляд, с точки зрения эффективности вызывают большие сомнения?

— Однозначно эффективно то, что сигареты убрали из открытого доступа в магазинах над кассами. Очень хорошо, что сегодня нет рекламы сигарет, даже опосредованной (единственный негативный пример — «Табакерки»).

— Зато везде можно увидеть рекламу кальянных и вейпов…

— Это правда. И тут есть очень много вопросов. Вейпы не содержат табака, а значит, формально к табакокурению не относятся. Однако сказать, что это какая-то безопасная практика, тоже нельзя, потому что нет больших исследований, которые утверждают эту безопасность и которым можно было бы доверять. Вместе с тем совсем недавно в США было зарегистрировано, по крайней мере, 215 случаев тяжелого поражения легких, связанного с вейпингом. Дважды все закончилось даже летальным исходом. Причем состояние некоторых других курильщиков настолько тяжелое, что им требуется искусственная вентиляция легких.

В качестве потенциального виновника называют витамин Е (токоферол), который широко используется как БАД. Есть вероятность, что именно добавка витамина Е, вполне безопасная при приеме внутрь, ответственна за случаи тяжелого поражения легких при ингаляции пара.

Те же сомнения в безопасности, кстати, вызывают и другие способы псевдокурения, например IQOS. Авторитетных исследований, которые бы показали их безопасность или хотя бы меньший вред, не проводилось.

— Можно ли предположить, что использование вейпа, IQOS, кальянов может рекламировать и провоцировать курение никотина хотя бы потому, что все эти процессы очень похожи визуально?

— Безусловно, в этом вопросе есть определенная юридическая коллизия. Процесс во многом имитирует процесс курения. Мне все же кажется, что эти вопросы надо как-то регулировать. Я не говорю, что их надо запрещать, но пускать ситуацию на самотек точно не стоит.

Скорее всего, условия существования «безобидных аналогов» (безобидность которых, напомню, все еще не доказана!) должны быть близки правилам, общим с продажей табака.

— Человек захотел бросить курить. Как с этим сегодня может ему помочь государство, которое, как мы уже выяснили, заинтересовано в том, чтобы граждане отказывались от табака? Может ли он сейчас получить реальную помощь?

— Из трех препаратов, которые во всем мире считаются с доказанной эффективностью, у нас не продается ни одного. Они не зарегистрированы. Могу предположить: маркетологи компаний, их производящих, приняв во внимание сложность регистрации препарата у нас в стране, решили, что ввод его на белорусский рынок нецелесообразен. При этом отмечу, что есть механизм, по которому регистрацию может провести государство без подачи регистрационных документов самим производителем. Но такую заинтересованность наше государство пока не проявляет. А вот отечественных аналогов с доказанной результативностью нет. Все, что вы можете купить в аптеках или заказать в интернете, будет, скорее всего, БАДом с очень сомнительной эффективностью.

При этом стоит сказать, что даже у тех трех препаратов, которые я отметил, эффективность достаточно ограниченная. Табачная зависимость — одна из наиболее сильных.

Из 100 человек, бросивших курить, через год возвращаются к вредной привычке примерно 80, а через 5 лет — 95. Хорошая новость — даже небольшой перерыв в курении уже снижает полученный вред.

Что же касается помощи специалистов — ее могут оказать участковые наркологи, правда, к ним редко обращаются с просьбой помочь завязать с курением, считая, что проблема незначительная и решается в домашних условиях «волевым» способом. Поверьте, наркологи действительно могут дать вам набор полезных рекомендаций, направить к психотерапевту. Конечно, эффективность помощи зависит конкретно от каждого отдельно взятого доктора, но в любом случае она пойдет вам только на пользу.

Читайте также:

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook и присылайте свои истории и размышления.
Самые яркие из них могут стать темой для следующей колонки!

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Максим Тарналицкий