Путешественница Алена Шавель: свои за границей — почему чаще враги, чем друзья?
683
11 февраля 2019 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Карло Агроси
Путешественница Алена Шавель: свои за границей — почему чаще враги, чем друзья?
Алена Шавель — юрист, окончила Академию МВД. Путешествует по миру с 2012 года. За это время посетила более 30 стран. Удаленно работает журналистом в нескольких изданиях, в настоящее время — дайв-мастер в Доминиканской Республике.
«Молодой человек, мы, русские, не обманываем друг друга!» Помните эту знаменитую фразу? Она очень ярко показала отношение иммигрантов к «своим» в Америке. Конечно, это гипертрофированный образ, и его можно калькировать на представителей многих национальностей, пытающихся построить жизнь на новой родине. Какая-то дурацкая, нездоровая конкуренция, глядя на которую порой испытываешь настоящий испанский стыд.

За продолжительный период путешествий, честно говоря, у меня сложилось несколько другое впечатление. Больший дискомфорт и ощущение, что ты «чужой», появляется не в кругу иностранцев, а тогда, когда случайно сталкиваешься со «своими». Парадокс, но «наших» за границей больше всего не любим… мы сами. Почему так происходит?

На самом деле эта история имеет очень глубокие корни. В «Дневнике писателя» Федор Михайлович отмечал: «...Узнав, что вы русский, соотечественник, непременно начнет: „Вы русский? Как приятно встретиться на чужбине с соотечественником“... и тут сейчас же начинаются какие-нибудь откровенности, именно в самом дружественном и, так сказать, в братском тоне, приличном двум соотечественникам, обнявшимся на чужбине. Но не верьте тону: соотечественник хоть и улыбается, но уже смотрит на вас подозрительно...» Красноречивее описать взаимоотношения «наших» получится едва ли. За время жизни «за мяжой» я не раз убеждалась в этом.

Как говорится, рыбак рыбака видит издалека. Где бы мы ни оказались, достаточно и пятой доли секунды, чтобы понять, кто «наш», а кто «не наш» человек. Уловив шлейф соотечественника, вычислив соплеменника по походке, по одежде, по манере говорить, мы мгновенно отводим взгляд. Мол, «я не я, и хата не моя». В крайнем случае поприветствуем высокомерным кивком, процедив сквозь зубы «Драсьте...».

Я работаю дайв-мастером в пятизвездочном отеле. Утро. Собираемся на погружение. Подхожу к «нашим»: «Привет, ребята, откуда пожаловали?» Долго смотрят на меня, будто не понимают. «Обозналась», — отмечаю про себя. Повторяю вопрос на английском. Они, словно очнувшись: «Мы з Амэрики, з Лос-Анжэлеса».

Встречаю в тренажерке девушку (к слову, Пунта-Кана — большая деревня). Слышала, что она здесь несколько лет работает организатором свадеб. С надменным видом интересуется, как долго я в Доминиканской Республике.

— Тю... пф... фи... полгода всего... Ой, совсем зеленая, — с видом знающей «местной» произносит она. Сталкиваясь впоследствии нос к носу, мы не обменивались ничем большим, чем короткое «Привет».

За время жизни в других странах аналогичные ситуации доводилось наблюдать каждый день. В том же Лос-Анджелесе при встрече друг с другом «наши» шарахаются от «наших» же. Или начинают умничать, мол, «да ты еще желторотый, ничего толком не понимаешь. Вот поживешь здесь с мое…». Некоторые и вовсе стараются не признаваться, будто национальность — какая-то проказа.

Гарный хлопец из Украины доказывает, что он из Нью-Йорка, да и родной язык уже толком не помнит; а пара из Германии утверждает, что уже 10 лет не живет в Гомеле и поэтому белорусы они лишь «косвенно». Ребят, вы серьезно?

Я не говорю про тех, кто находится в краткосрочных командировках или на отдыхе. Это отдельная категория. Завидев «своего», руссо-туристо радостно восклицают: «Слава богу, мы встретили вас, а то тут ну никто не говорит по-русски». (Действительно, как можно не говорить по-русски в Испании/Доминикане/Шри-Ланке/Греции?) Затем они начинают заваливать тебя вопросами в стиле «А где поесть вкусных морепродуктов?», «А где сувениры со скидкой?», «А где купить кокаин?», «А экскурсию подешевле?», «А машину снять?»...

Естественно, я не говорю, что все. Встречаются и адекватные люди (к счастью). Как и кадры в стиле «Таги-и-ил», которые действительно ведут себя некультурно. С такими, понятное дело, не захочется иметь ничего общего. Но мы не об этом. Мы о тех, кто проживает за границей и, считая себя «бывалым» эмигрантом, с презрением смотрит на «понаехавших».

Спустя год-полтора жизни за границей быть самими собой становится зазорно. Оказавшись за пределами родного города, мы почему-то стараемся казаться не теми, кем являемся. Мы бронируем отели у туроператора, который предложит варианты, где «поменьше русских». (Хотя немцы и англичане часто ведут себя хуже.) Говорим, нелепо стараясь скрыть русский акцент, а при встрече с соотечественником отворачиваемся. Кто внушил такое взаимоотчуждение? И почему, наконец, мы так не хотим помогать друг другу?

Взаимовыручка и взаимопомощь очень хорошо просматриваются у армян. Те будут кормить сватов, сестер, кузенов, троюродных тетушек, друзей, свояков, просто знакомых и знакомых знакомых до тех пор, пока те не смогут более или менее обосноваться в незнакомой стране. Им помогут обустроиться, подсобят с работой, найдут недорогое жилье или вообще разместят у себя на первое время. В лепешку разобьются, чтобы хоть как-то поддержать «своих». Евреи и индусы тоже непременно помогут собратьям подняться на ноги. Устроившись на престижную работу, продвинут земляка, а не получится — поддержат хоть словом, хоть советом. То же самое можно сказать о корейцах, вьетнамцах, филиппинцах, турках, китайцах. Мы же, наоборот, упорно отгораживаемся от «своих». Более того, конкурируем и завидуем друг другу...

То ли от жизни собачьей, то ли от привычки, оставшейся с советских времен, когда нас научили доносить, жаловаться, кляузничать, мы упорно желаем, чтобы каждый справлялся со своими проблемами сам.

Да, в соцсетях можно найти множество сообществ и профилей вроде «Русская Америка», «Русские в Доминикане», «На ПМЖ в Германию», «Русская Англия» и т. д. Но это отнюдь не доказывает то, какие мы дружные! По факту в таких группах каждый пытается хоть как-то устроиться или «втюхать» какую-то утварь, услуги или еду, начиная от пирожков, творога и самопального кваса и заканчивая маникюром, наращиванием ресниц и продажей сиденья для унитаза и туалетной бумаги б/у.

Я ни в коем случае не хочу ставить в пример евреев, кавказцев, китайцев или жителей других стран, указывая на привитую в утробе матери взаимоподдержку. Мол, а мы… а они… Ведь не только мы (как оказалось) сторонимся «своих». Пара из Аргентины мне поведала, что часто в общественных местах с испанского переходит на английский, заслышав неподалеку «своих». Ту же точку зрения поддержали друзья-итальянцы и знакомые из Андорры, сказав, что вряд ли со всех ног (и рук) бросятся помогать кому-то только оттого, что те приехали из той же страны и говорят на родном языке. К моему удивлению, когда я предложила обсудить тему «неприятия своих» в других странах, позицию поддержали мои друзья из Чили, Австралии, коллеги из Бельгии, Бразилии, Испании. Не то чтобы они были настроены против, но в то же время многие предпочитают не вступать в тесное общение со «своими».

Стесняться и чураться земляков за границей — значит, стыдиться самого себя, своего происхождения. Мир огромен, и можно сколько угодно ассимилироваться на других континентах, но от себя никуда не денешься. Мы такие, какие мы есть. Можно поменять одежду, цвет волос, круг общения, стиль поведения, но мы не сможем поменять менталитет и привычки, которые формировались не в США, Канаде, Германии или Италии.

Я знала немало людей из других стран, которые, наоборот, хвастались, что их бабушка, дедушка или какая-нибудь троюродная тетя по папиной линии были русскими, пытаясь таким образом доказать принадлежность к славянским корням, в то время как мы изо всех сил стараемся забыть о cвоем происхождении, влившись в иностранные ряды. Кстати, эту странность опять-таки верно отразил Достоевский, цитатой которого хочется закончить: «Мы все стыдимся самих себя. Действительно, всякий из нас носит в себе чуть ли не прирожденный стыд за себя и за свое собственное лицо, и, чуть в обществе, все русские люди тотчас же стараются поскорее и во что бы ни стало каждый показаться непременно чем-то другим, но только не тем, чем он есть в самом деле…»

Читайте также:

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook и присылайте свои истории и размышления.
Самые яркие из них могут стать темой для следующей колонки!

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Карло Агроси