Журналист Onliner.by Полина Шумицкая: почему в Беларуси «модель plus size» — это почти ругательство
1475
20 сентября 2018 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Максим Малиновский
Журналист Onliner.by Полина Шумицкая: почему в Беларуси «модель plus size» — это почти ругательство
Полина Шумицкая — журналист Onliner.by, обладательница «Золотого пера». С грустью констатирует: в нашей культуре есть размер тела, который мы договорились считать нормальным. Может, пора изменить договоренности?..
Есть у меня неожиданное для журналиста хобби — время от времени я участвую в показах и съемках как модель plus size. Теперь, пожалуй, нужно определиться с терминологией. В наших краях «модель plus size» — это что-то вроде мифического создания, которое никто не видел, но оно все равно должно оправдываться за имеющийся диаметр бедер. 

Докладываю, как обстоят дела в действительности. В модельной школе, где я училась, для нашей «группы в полосатых купальниках», заметно отличающейся от положенных 90-60-90, было выделено отдельное время в расписании. Это была созданная впервые в белорусской истории группа «моделей XL», что не раз подчеркивалось. «Впервые», «уникально», «раньше такого не было»… Что, впервые под этой луной появились женщины с формами? А про кого же тогда грузинские анекдоты? Хотя бы такой, где Манана застряла в обруче на уроке физкультуры: «Манана, пэрсик, иди домой — не порть фигуру!»

Одним словом, реальность говорила: «Знайте свое место, пышки, и не высовывайтесь!» А мы кайфовали. Рядом со мной на занятиях по дефиле и пластике каждый раз было много потрясающих женщин, от начальницы пищевого цеха до программистки, — и все они поразительно красивые! Хотя и ни разу не «тонкие и звонкие». Если высокая мода предполагает наличие некой нарочитой утонченности, искусственной идеальности, «отретушированной» жизни, то история про моделей plus size — совсем иная. «Женщины из народа», — слегка высокомерно представляют нас на показах. Пусть так. Зато в этом есть жизнь, подлинность, энергия! Аутентичность, как сказали бы умные люди. Работать бухгалтером в банке, умирать от скуки, а потом в 30 лет плюнуть на все, уволиться, выйти на подиум и участвовать в съемках — вот реальная история белорусской модели plus size.

Почему, на мой взгляд, важно об этом говорить. Почему я вообще пишу эту колонку. «Ну хóдите своей группой „в полосатых купальниках“ — и ходи́те дальше!» Я бы с удовольствием, но давайте начистоту: тело моего 52-го размера — это не то тело, которое принято хвалить в нашем обществе. Более того, это нечто порицаемое и порочное. Вопрос веса свелся к вопросу морали: «Как, вы убили трех человек с особой жестокостью?» примерно равняется «И что, ты съешь вот это пирожное? И не собираешься худеть?!» Ладно, кому я вру, грех пирожного все-таки тяжелее.

Мне повезло (или я сама постаралась): во взрослой жизни в моем окружении нет токсичных людей, которые заводили бы разговоры о весе и советовали худеть. Но я вспоминаю себя девочкой. Подростком. Совершенно потерянным, одиноким ребенком, который так сильно хотел быть принятым, быть «нормальным» — как все. Ростом выше остальных подруг, с 40-м размером ноги и пухлыми щеками — естественно, я казалась себе гадким утенком. Могла ли я представить в 13 лет, что осенью 2018 года свежий номер журнала Cosmopolitan в Британии выйдет c Тесс Холлидей на обложке — да-да, той самой моделью Тесс Холлидей, которая весит 155 килограмм, зарабатывает побольше любого программиста, имеет почти два миллиона подписчиков в Instagram, сопровождает каждый пост хэштегом «идитекчертусвашимистандартамикрасоты» и еще смеет сниматься в купальнике? Разумеется, нет.

Конечно, многие белорусы считают, что мы живем в Спарте. А в Спарте неидеальных граждан принято скидывать со скалы. «Эй, там, поживее, несем младенцев, сбрасываем в темпе!» А к чему это в итоге приведет? Напряжение по поводу внешнего вида (у психотерапевтов даже термин появился такой — «обсессивная (то есть навязчивая) значимость внешности») достигло колоссальных размеров. Прямо сейчас мы все постоянно испытываем то, что американский исследователь Синтия Бьюик называет «тиранией внешней валидности», а российский клинический психолог, специалист по расстройствам пищевого поведения Светлана Бронникова — «телесным фашизмом». Мы каждый день проходим кастинг: на улице, в офисе, в кабинете у врача, на родительском собрании в школе, в магазине, когда покупаем белье или одежду… И не дай вам бог на этом кастинге жизни попасть в категорию «plus size». «Вы соответствуете стандартам? Что там у нас с радиусом и диаметром? Так, направо, проходите, пожалуйста. Не соответствуете?! Скорее налево, на скалу. И не задерживайте движение!»

С нашими магазинами вообще отдельная история. Почему считается, что женщина после 46-го размера должна носить на себе различные вариации мешка из-под картошки? Вы видели ассортимент одежды в магазинах «больших размеров»? Если честно, их стоило бы назвать как-нибудь вроде «Прах, слезы и дно». Почему полная женщина не может быть модной? Зачем создавать на 30-летнюю девушку то, что носят в 70, и то в глубокой депрессии? Почему белорусские дизайнеры считают оскорблением сшить наряд на пропорциональную фигуру 52-го размера? Увы, я могу пересчитать на пальцах одной руки магазины в Минске, где есть модная и красивая одежда для женщин, посмевших быть больше нормативного стандарта.

И последнее. Я тревожусь, что в чьем-то воспаленном мозгу может родиться мысль, будто я пропагандирую ожирение. Так вот нет, я его не пропагандирую. Среди моих подруг и близких людей есть женщины с самыми разными формами — пышные и худые, тонкие и звонкие, высокие и низкие, темпераментные и бесстрастные, властные и мягкие. Я безмерно люблю их, восхищаюсь и вижу красоту каждой. Разнообразие цветов — вот к чему призываю я.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Максим Малиновский