Журналист Onliner.by Ян Альшевский: почему я пират и пиратом останусь?

35 735
15 сентября 2017 в 7:46
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Алексей Матюшков

Журналист Onliner.by Ян Альшевский: почему я пират и пиратом останусь?

Ян Альшевский — журналист раздела «Технологии» Onliner.by. Опытный пользователь торрентов, но помнит такие программы, как FlashGet и ReGet. С помощью одной из них как-то скачал пиратскую версию песни «Eins, Zwei, Polizei». Позже понял, что это пиратство, и долго плакал от стыда. Теперь всеми силами старается использовать только «белый» контент.
Мы регулярно слышим о том, как очередную белорусскую фирму оштрафовали за использование пиратских версий программного обеспечения. Также часто публикуются отчеты об уровне пиратства в Беларуси — он составляет, по последним данным, около 85%. Цифра впечатляющая и снижаться не особенно стремится. Правда, мы знаем, на какие фокусы способна статистика.

Статистику собирает BSA — ассоциация Business Software Alliance. В нее входит несколько десятков крупных компаний, некоторые, несогласные с применяемыми алгоритмами подсчета, BSA покинули. Больше всего вопросов вызывает именно методология получения информации об уровне пиратства. В расчет берутся объемы поставок компьютеров в ту или иную страну и среднее количество единиц установленного на них ПО.

Отдельно фиксируется количество легально реализованного программного обеспечения, которое и оказывается ключевым фактором в расчетах. Наступает черед простой математики, когда можно получить цифру, якобы отражающую объемы пиратского ПО. Ее умножают на стоимость продукта, и вот итоговая сумма — якобы имеющиеся «потери правообладателей». Об этом можно прочитать в той же «Википедии». Проблема в том (и на это указывают многие специалисты), что ряд переменных не относятся к точным данным, а представляют собой совсем уж примерные значения. То есть статистика во всей красе. К программному обеспечению можно добавить кино и музыку.

Считается, что борьба с пиратством приносит какие-то плоды. Однако реальность совсем другая. Мне (и не только мне) пришла в голову мысль: пират никогда не заплатит за «интеллектуальную собственность», сколько бы она ни стоила, — не хочет, например, или денег нет. Если ее не будет в свободном доступе (читай: на торрентах), он не станет ее потреблять, а найдет замену. Какая выгода правообладателя? Никакой. Он все равно не получит свои 5, 10 или сколько-то рублей/долларов.

Буквально на днях польские ученые провели исследование, изучив на примере книг влияние «запрета пиратства» на легальные продажи. Оказалось, что удаление с рынка пиратских копий практически никак не сказывается на реализации легальных экземпляров. В качестве объяснения феномена предлагалось несколько гипотез, но подвергнуть их проверке сложно. А одно из объяснений я привел выше.

А еще есть вынужденное пиратство, которому сто лет в обед, и обсуждалось оно не раз. Можно назвать его модно — «ущемление прав». Вспомните DVD-плееры с ограничениями по регионам. Покупаешь лицензионный диск, а посмотреть не можешь. Сейчас это региональные ограничения медиасервисов. Да возьмите вы мои пять баксов и дайте посмотреть кино или послушать музыку. Нет, «правообладатель заблокировал контент в вашей стране». «Ах, на торрентах появился пиратский эпизод сериала „Марсианские прыщи атакуют“! Срочно примите меры!»

Кто выиграл? Я. Потому что нашел другой источник. Есть еще местные нюансы. «Вы не можете совершить платеж из вашей страны». Ну, как хотите. С таким подходом платить не станет и честный.

Поэтому различные организации будут рассказывать о недостаточной борьбе с пиратством и рекомендовать белорусским властям ужесточить законодательство в отношении нарушения авторских прав (такая рекомендация, например, есть в одном из отчетов BSA).

Больная тема — кино. Простой пример. Я хочу посмотреть «Темную башню» по Стивену Кингу. Если бы я жил в Нью-Йорке, пришлось бы помучиться, чтобы выбрать самый подходящий кинотеатр из десятков (!), в который хочу отправиться. $15 — и я иду в IMAX. Но я живу в Минске, где прокат весьма ограничен во времени. Блокбастеры живут чуть дольше, но такого, чтобы фильм демонстрировали по полгода, не бывает. К чему это приводит? Предположу, что к росту пиратства. Ну кто будет ждать в этой ситуации 4, 5 или 6 месяцев до выхода «официального DVD»?

Игры? Сервис Statista утверждает, что продаются они неплохо: графики в последние годы находятся примерно на одном уровне. Отдельно взятые тайтлы, напротив, показывают значительный рост, другие не так успешны. Ну и разработчики с издателями подстраховываются: игры, которым онлайн не нужен, все равно требуют подключения к интернету для якобы необходимого обмена данными с сервером.

Объем рынка видеоигр с 2011 по 2018 год (в миллиардах долларов)
Количество проданных копий игр (в миллионах единиц)
Объем продаж некоторых игр Call of Duty по состоянию на июнь 2017 года (в миллионах единиц)

Я не хочу быть пиратом и не буду им, если мне перестанут ставить палки в колеса. Я хочу, чтобы Microsoft, начав очередную кампанию по льготному обновлению продуктов, не повторила прошлых ошибок, когда Беларусь «забыли» включить в список стран, в котором уже присутствует Гондурас и Джибути, для льготного обновления Windows. Чтобы Sony позволила покупать подписку честно, а не через «левые» страны. Чтобы я мог купить ПО, не следуя сложной схеме с регистрацией виртуальных платежных карт. И так далее.

Я не буду пиратом, если мне дадут возможность так сделать. А пока я надеваю треуголку с черепом и костями.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Алексей Матюшков
Без комментариев