Психотерапевт Елена Карачун: мы говорим, что устали от рутины, но на самом деле боимся от нее отказаться

24 488
17 июля 2017 в 8:00
Автор: Дмитрий Корсак . Фото: Алексей Матюшков

Психотерапевт Елена Карачун: мы говорим, что устали от рутины, но на самом деле боимся от нее отказаться

Елена Карачун — врач-психотерапевт медицинского центра «Парацельс», кандидат Европейской федерации психоаналитической психотерапии, кандидат Международной психоаналитической ассоциации.
Отпуск, выходные, досуг — это время для встречи с собой. Заметила, что у некоторых людей за жалобами об отсутствии отдыха на самом деле стоит страх перед ним. Свободного времени нет у тех, кто неосознанно избегает обладания им. Итак, чего же мы боимся, несмотря на сознательные попытки вырваться из ежедневной рутины и желание иметь более расслабленную жизнь?

Часто мы механистично описывем свою жизнь как «работа — дом — работа». Живем в аврале незапланированных дел, большого количества обязательств. Стараешься, работаешь, но так ничего и не зарабатываешь. Но это кажущаяся активность, так как за ней стоят абсолютная пассивность и неспособность регулировать весь этот поток. А на самом деле мы находимся в зависимости, потому что наше дело — подчиняться обстоятельствам и исполнять. Мужчины подчиняются работе, женщины — быту и детям.

Что сложного в том, чтобы изменить этот уклад? Существует множество советов и психотехник по управлению временем, выстраиванию расписания и установлению границ. Но мы ими не пользуемся, потому что, по сути своей, находимся в симбиозе: постоянно стараемся с кем-то или с чем-то слиться.

Говоря проще, пока бегу — живу, пока в потоке — я есть. Попробуйте описать себя и собственную жизнь, «убрав» работу и отношения — задача, я уверена, окажется не из простых. Вы скажете: я — программист, я — мать троих детей, я — верный муж. Но мало кто при этом может четко сформулировать, кем является, не указывая социальные роли.

Слияние дает состояние наполненности. Можно пассивно плыть в потоке повседневных дел, испытывая напряжение и раздражение, или при этом не напрягаться, беря в руки весла и загребая в нужном направлении.

На самом деле единственное сказочное время, когда мы полностью зависимы и пассивно предоставлены жизни и окружающим, — это младенчество. И в этот период это совершенно нормально, когда двое становятся целым. Но всем нам неосознанно очень хочется продлить состояние беспомощности, пусть и таким странным образом.

Все чаще вижу, как родители продлевают сладость симбиотического слияния вплоть до пенсионного возраста своих детей — не без участия самих же детей, сопротивляющихся взрослению. Способность к развитию, умение делать выбор и строить жизнь по своему усмотрению начинается со способности быть в одиночестве — так говорил Дональд Вудс Винникот, британский психоаналитик, педиатр. Только отделившись от родителя, ребенок начинает самостоятельно играть и осваивать мир, навыки самостоятельной игры перерастают в умение учиться, а оно, в свою очередь, — в способность распоряжаться своей жизнью.

И нам предстоят очень сложные шаги — ведь так не хочется, так страшно самому впервые брать ложку, ходить, залазить на стульчик, придумывать себе игру, делать уроки, заводить друзей, выбирать профессию, партнера, искать работу, решать повседневные задачи.

Вся наша рутина — это то, что нам предоставили, а не то, что мы выбрали. Человек с несколькими высшими образованиями, не находящий себе занятия, — это пример ребенка в прошлом, который хорошо учился или ходил на секции, но так и не отделился эмоционально от родителей, чтобы самостоятельно распорядиться своими умениями и инвестициями.

Девушка, скучающая в одиночестве без парня и требующая его постоянного присутствия рядом, не имеющая своих интересов, кроме «любви». Ребенок, который не делает уроки без родителей и не играет в игры, в которых что-то можно создавать или придумывать самому, находить себе друзей. Постоянно занятый и живущий в делах и на бегу мужчина. Опьянение и кураж либо переедание в свободные минуты. Вот типичные примеры слияния.

А еще можно вспомнить того самого комического персонажа в клипе группы «Ленинград», который, как только уехала жена-мама, не выдержав одиночества, ушел в другое слияние — состояние опьяненности. В здоровом варианте развития сюжета он занялся бы делами и дождался бы жену, тоскуя по ней.

На место родителя в наших жизнях становятся работодатель, супруг, друзья, соседи (можете подставить сюда что угодно).

Выходит, что, оторвавшись от привычных дел и отношений, теряешь самого себя.

Это и понятно, ведь до этого вас не было, вы всегда были одним целым с чем-то или кем-то. Отделение — это всегда растерянность, тревога, возможно, и чувство печали и покинутости. Мы же уже на самом деле не маленькие. А взрослая жизнь — это не череда обязательств, а серия возможностей и выборов.

Расслабьтесь, другие сами со всем справятся, а детей не надо лишать их собственной жизни.

А может, стоит отделиться и взглянуть на все со стороны, прежде всего на самого себя? И тогда, возможно, вместе с давно накопившимися проблемами придет в голову и их решение и вы увидите свое новое будущее. И как говорил Зигмунд Фрейд, быть абсолютно честным с собой — хорошее упражнение.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Дмитрий Корсак . Фото: Алексей Матюшков