Журналист Onliner.by Андрей Новиков: истерички, паникеры и хейтеры делают жизнь забавнее

17 447
23 июня 2017 в 8:00
Автор: Дмитрий Корсак . Фото: Глеб Фролов

Журналист Onliner.by Андрей Новиков: истерички, паникеры и хейтеры делают жизнь забавнее

Андрей Новиков — журналист Onliner.by. До того как научиться писать эти ваши «жы-шы», работал на настоящей работе, где надо пачкать руки мазутом и разговаривать матом. Тогда еще насмотрелся на умников, которые всегда объяснят, что ты всё делаешь неправильно, а они знают «как надо».
Недавно в трех гомельских магазинах появились так называемые «полки добра», их срисовали у богатых западных стран. Выглядит миленько: каждый может купить и оставить на специальном столике «добро» — банку тушенки или какую пачку крупы. А тот, кому очень надо, может взять это бесплатно. В следующий раз, глядишь, и сам положит.

— Довели! — отработанным движением заломили руки истерички, отвлекшись от какой-нибудь другой важной истерики. — Скоро все выстроимся к этим полкам!
— Ах-ха, никто ничего не положит! — радостно заклекотали знатоки человеческих душ.
— …А если и положат, так первый же бомж придет и все сгребет, — подключились паникеры, во всем видящие предвестие апокалипсиса.

Если ты в кои-то веки совершил что-то хорошее и настоящее — не расслабляйся, обопрись спиной о стенку и жди аналитиков. К тебе уже выехали (выбежали, выползли или просто лежат в твоем направлении) специальные люди, которые завелись в складках бытия. К сожалению, их окружают идиоты, больно смотреть, как эти специалисты мучаются от несовершенства мира. Ранимая внутренность торчит наружу, за все цепляется. У них что-то клокочет в районе гланд — сейчас объяснят, что ты сделал не так и почему потуги твои обречены на провал.

Эти люди лучше всех умеют всё на свете, просто не хотят. Такие тревожные граждане существовали всегда (и они нужны), но с развитием интернета для них настали противоречивые, напряженные и плодотворные времена. Надо же везде успеть, нельзя, чтобы что-то стояло непокритикованным (русский вариант этого слова красивее, но он неприличный).

Алгоритм реагирования на любой раздражитель простой: что бы ни случилось — возмущайся и паникуй. Простейший пример: выросло дерево. Другой бы растерялся, мол, хорошо же! Но опытный хейтер знает: плохо — закроет свет в окне, а со временем сломается и упадет на машину, мы все погибнем. Не выросло/срубили дерево — тоже плохо, фотосинтез не идет, город выглядит некрасиво, мы все погибнем. Не перепутай.

Людей, способных так мыслить, рождается и выживает относительно немного (все же природа пытается из последних сил вести отбор). Но они довольно шумны, и по поверхности бегают искорки статического электричества. Смотрится эффектно и кажется, что таких персонажей больше, чем на самом деле. Сверхспособность быть вечно недовольным — ценное качество (умение быть вечно довольным — отдельная классная тема). Инженерам давно пора научиться вырабатывать из этого добра энергию, как из навоза. Если бы, формулируя каждый сердитый возглас, они производили немного электроэнергии, мы бы ее экспортировали. Надо только придумать, куда тут можно вставить динамо-машинку или маленькую турбину.

Разделение обязанностей должно быть. Функция одного — плескать ладошками, сопереживать и убиваться. Еще причитать и репостить отважные картинки. Делать бумажных журавликов. Жалобы писать еще можно. Функция другого — отпуская гнусные шуточки, откачивать упавшую без чувств бабушку, тащить домой бесхозного пьяницу, чтоб не околел в сугробе, или стругать на экспорт деревянные тапки, чтобы заработать денег.

Почти год назад в моем Гомеле открыли модную остановку общественного транспорта — с «телепортами», сенсорной панелью и теплыми сиденьями. Для неподготовленного обывателя это вполне радостное событие. Но опытного хейтера не провести. Ясно, что эта остановка — «пир во время чумы», «в Германии давно все такие», «лучше бы поликлинику построили» (и, конечно, со временем мы все погибнем). Гипотетические турбинки завертелись с бешеной скоростью: «Ничего, как стемнеет, вандалы придут. Покажете нам ее через пару месяцев».

На самом деле, вандалы до сих пор не пришли, огоньки по-прежнему горят, экран работает, в углу не нагажено. Кроме того, остановка научилась раздавать Wi-Fi. Но профессиональные пессимисты знают, что это временно.

Критика полезна. До тех пор, пока не превращается в ор и бардак. Громче и обильнее всех заливаются какие-то никчёмыши, ни дня не работавшие. Если ты где-то накосячил, можешь рассчитывать со стороны диванных экспертов на самую чистую, искреннюю радость. Беда в том, что конструктивные претензии могут потеряться в этой каше мнений. Различить адекватную критику и тупое хейтерство (черт, опять мы вынуждены заменять красивое русское слово) сразу сумеют не все. У самых впечатлительных этот визг просто отобьет желание дальше что-то делать.

Но как быть, если человек действительно творит какую-то ерунду? Было бы неплохо ему об этом сообщить. Вопрос: кто это должен и имеет право сделать? И как пробиться через все эти помехи в эфире?

Когда очередной гражданин с урчанием набрасывается на неосторожно проявившееся несовершенство мира, следует задавать тупой вопрос, не имеющий прямого отношения к делу: «Чем зарабатываешь на жизнь? Что сам умеешь делать, кроме как не мешки ворочать?»

Существует избитый штамп — «Сперва добейся!». Вообще-то, он не так уж плох. Решился что-то критиковать — предъявляй справку, там так и должно быть указано: «Чего-то добился! Имеет право паниковать». Бюрократия рулит. Это удобно: сразу видно, кого проматывать — и пускай там заливается в фоновом режиме, а кого стоит послушать повнимательнее. Нету справки — складывай журавликов.

Еще один хороший штамп — «Скажи мне это в глаза» — зря его все ненавидят. Хамить труднее и опаснее, когда видишь собеседника.

Вообще, все мы немного хейтеры. Кто из нас не кричал раненой птицей белорусским хоккеистам во время телетрансляций с ЧМ: «Выйди из зоны!»? Еще во время турниров по муай-тай наши советы особенно хороши и ценны. С нерадивыми автомобилистами и пешеходами любим поговорить, когда они не могут ответить… Энергетики плачут, когда видят, сколько пара идет мимо турбинок.

Но критиковать косяки других язык поворачивается тем тяжелее, чем больше ты сам пытался что-то делать — и косячил пропорционально.

Есть забавная закономерность, обнаруженная мною в ходе длительных опытов. Те, кто громче всех орут на кухнях про коррупцию, первыми постараются дать. Или взять. Тот, кто сетует, что на «полку добра» никто ничего не положит или «все сгребут», — сам никогда в жизни не положит и первый «сгребет». Переживающие по поводу вандалов сами же бросят окурок с балкона и не уберут за своим псом.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Дмитрий Корсак . Фото: Глеб Фролов
Без комментариев