Замдиректора Bigzz по развитию и инновациям Надежда Адамович: «налог на тунеядство» — выстрел из пушки по воробьям

360
11 февраля 2015 в 8:30
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Максим Малиновский

Замдиректора Bigzz по развитию и инновациям Надежда Адамович: «налог на тунеядство» — выстрел из пушки по воробьям

Надежда Адамович — более девяти лет работала коммерческим директором розничной сети Bigzz, в настоящее время является директором по развитию и инновациям этой же сети.
В последние годы на рынке труда в Беларуси наметился новый тренд: белорусы не хотят работать! В первую очередь я имею в виду людей, относящихся к рабочим специальностям, сталкиваться с которыми по долгу службы приходится постоянно. Частая картина — к нам приходит устраиваться человек, открываешь его трудовую книжку, а там отметки о смене работы каждые полгода. Причем люди меняют работу грузчиком в одной розничной сети на такую же работу в другой сети. Уровень зарплат, соцпакет, условия работы во всей рознице примерно одинаковые. Вывод один — при любой трудности, конфликте они сразу положат на стол заявление об увольнении, благо потребность в рабочем персонале достаточно большая, можно менять работодателей как перчатки.

Понятно, что есть исключения, но еще лет десять назад такой ужасающей статистики не было. Доходит до крайностей, уже не единичны случаи, когда молодые люди просто бросают работу и даже не возвращаются за трудовыми книжками — им звонят, просят заявление на увольнение написать, документы забрать, в ответ: «Мне ничего не надо».

Я понимаю, что вопрос лояльности — это в первую очередь ответственность работодателя, ему выгодно создать условия, при которых человек остается в компании. Еще двадцать лет назад человеку достаточно было иметь рабочее место с хорошим заработком, и он не менял его годами. Сейчас ему уже недостаточно высокой заработной платы, программы дополнительной мотивации, материальной помощи, выданной для детей, идущих в школу, выплат на закупку овощей и многого другого. Почему? Я считаю, что проблема здесь в том, что молодое поколение выросло в относительном достатке, с раздутыми зарплатами и рынком труда, постоянно страдающим от дефицита рабочих рук, и просто перестало ценить саму возможность работать и зарабатывать деньги.

Сейчас я буду говорить вещи сложные и спорные. Во все времена человек должен был трудиться, чтобы обеспечить собственное существование. Во времена Советского Союза (на которые пришлось мое детство) человек считался полноценным только тогда, когда он работал, занимал свое место и преуспевал на профессиональном поприще. То есть работать было должно и престижно.

Сейчас нарушилась система ценностей. Родители содержат взрослых детей. Сидеть без работы считается нормой. В обществе идет много дебатов о том, была ли система воспитания при «Советах» правильной, насколько она учитывала интересы каждого индивидуума, согласовывалась ли с общечеловеческими ценностями. Беда в том, на мой взгляд, что сегодня общество вообще никакой системы ценностей не доносит до подрастающего поколения. Образующийся вакуум подростки заполняют самостоятельно — и осознание необходимости трудиться стоит далеко не на первом месте.

Фридрих Ницше в свое время писал: «Что не убьет меня, то сделает сильнее». В студенчестве мы покупали «Сникерс» в складчину и разрезали его на троих — очень хотелось попробовать, а денег не было. Наше поколение выросло в сложных условиях, и поэтому мы оказались более выносливыми, нас сложно сбить с пути к цели, которую мы наметили. Нам очень хотелось достичь цивилизованного уровня жизни, на тот момент это была большая цель. Нынешней молодежи есть где жить, для нее машина — это не роскошь, а всего лишь средство передвижения, о сникерсах вообще речи не идет. Хочешь работать? Приди и положи трудовую книжку, конкуренции на рынке труда как таковой нет. Более того, родители зачастую не согласны, чтобы ребенок начинал свою трудовую деятельность официантом в ресторане или выкладчиком товара в магазине. Для детей хотят престижной работы и ждут ее годами. В итоге все это время великовозрастное дите сидит на шее у папы и мамы и деградирует.

Более комфортные условия жизни, согласие родителей кормить своих детей, когда в этом уже нет необходимости, приводит к тому, что претенденты на ту или иную вакансию все меньше ценят саму возможность заработать деньги. Есть чудесная фраза: каждый рубль, который родитель дает взрослому ребенку, мешает тому заработать десять рублей самостоятельно.

Сейчас много говорят о «налоге на тунеядство», который предлагается ввести уже в скором времени. Казалось бы, он должен заставить бездельников работать. Но это только теория, практика показывает, что лентяя ничто не может заставить зашевелиться, кроме него самого. Как будут взыскиваться деньги с людей, которые и так безработные? Кто этим будет заниматься? Возможно, придется создать целую структуру для того, чтобы закон действовал... Не окажется ли так, что процесс «выколачивания» таких штрафов обернется дороже, чем суммы, которые получится изъять? Это напоминает мне стрельбу по воробьям из пушек — много грохота и усилий при минимальном эффекте.

Мне кажется, что необходимо восстанавливать утерянную ранее систему ценностей. Не только мама и папа должны вкладывать в уши нашим детям мысль о том, что работать — это престижно и модно, а сидеть дома — стыдно. Подобные лозунги должно транслировать и государство. Только делать это необходимо тонко, создавая образ работающего, а значит, успешного человека.

Поможет этому не только социальная реклама, но и суровая реальность — уже в этом году папенькиным и маменькиным детям придется очень несладко. Сложная экономическая ситуация в стране очень быстро расставляет все по своим местам. Зарплаты сдуваются до реальных, рабочих мест становится все меньше. Очень скоро за право занимать должность придется бороться, и тогда произойдет то, что происходило во все времена, при каждом кризисе — сильные и инициативные пойдут в гору, слабые и аморфные — на дно. Если это произойдет, «налог на тунеядство» будет выглядеть, мягко говоря, смешно.

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Максим Малиновский
ОБСУЖДЕНИЕ