26 января 2024 в 8:00
Автор: Светлана Белоус. Фото: архив героини

Побывала в 38 странах, накопила на несколько квартир. Белоруска работает стюардессой на частной яхте

Автор: Светлана Белоус. Фото: архив героини
Успейте оформить рассрочку Minipay на 5 месяцев с 3 по 23 июня

Чуть больше месяца в году Алеся Каленик живет в самой обычной квартире в Мозыре. Все оставшееся же время домом для девушки становится каюта на частной яхте, где она работает главной стюардессой (да, стюардессы предлагают напитки не только на борту самолетов). Каждый день девушка наблюдает лакшери-жизнь со всеми ее атрибутами: дорогим шампанским, устрицами и посудой из серебра. Общаться приходится с членами королевских семей, владельцами миллионных бизнесов и их обеспеченными гостями. Алеся признается: такое окружение не может не мотивировать, хотя в родном Мозыре ей «дышится как-то проще». Каково это — бо́льшую часть года жить в море, говорим в сегодняшнем интервью.

Мы «словили» Алесю в отпуске — когда она приехала в Мозырь к маме. Для мира яхтинга сейчас несезон, и как раз в это время большинство работников разъезжаются по домам. Но уже 17 февраля белоруска снова вернется в море — на яхту, где работает последние четыре года.

— Я уже очень скучаю по своей команде, жду не дождусь, когда вернусь на работу. Наверное, я такой человек, которому надо все время что-то делать. Вот сейчас мама меня просит: «Алеся, ты только ничего не делай, робот-пылесос все уберет». Но только она за дверь, как Алеся хватается за тряпку! Мне постоянно надо чем-то заниматься, — смеется девушка.

«Со второго курса пошла работать на паром»

О жизни на частной яхте Алеся никогда не мечтала, хотя морскую карьеру планировала. Окончив школу в Мозыре, девушка уехала жить к отцу в Санкт-Петербург и поступила там в «макаровку» — университет морского и речного флота. Уже со второго курса перевелась на заочное и пошла работать на паром — в компанию, которая возила туристов из Питера в Эстонию, Финляндию, Швецию и Латвию.

— По первому контракту в море я устроилась продавцом в дьюти-фри. За четыре года доросла до менеджера — на мне были управление кассой по всем барам и ресторанам, полная выручка за день, — вспоминает Алеся.

На пароме девушка познакомилась с коллегой-эстонкой, которая поделилась заманчивым предложением: «А почему бы тебе не пойти обслуживать яхты?» В тот момент белоруска понятия не имела, чем занимаются стюардессы в яхтинге, но решила, что пора попробовать что-то новое. К тому же это была хорошая возможность подтянуть английский, ведь на яхтах обычно собирается интернациональная команда.

Когда паром зашел в Таллинн, Алеся осмелилась сходить на собеседование в одну из крюинговых компаний (от слова crew — «экипаж»). Кандидатуру девушки одобрили, но за окончательным подтверждением надо было ехать аж в Монако. Белоруска взяла отпуск и рванула за своей мечтой.

— Слетала, прошла собеседование. И мне говорят: «Есть одна королевская яхта, которая из Бахрейна выходит во Францию. Если готовы побыть „юниор-стюардессой“, то мы вас возьмем». У меня в запасе было что-то около восьми дней. Я вернулась на паром, собрала вещи и улетела на новую работу! Все развивалось очень стремительно.

Без документов моряка попасть на яхту, конечно же, невозможно. У Алеси уже был seaman’s book (или «паспорт моряка», который оформляется в Министерстве транспорта на пять лет), поэтому все получилось максимально просто.

— Во французском порту меня встретила агент, поставила в паспорт «стоп-визу», чтобы по документам моряка ты не находился в стране по шенгену. Потом мы поехали в портовую полицию, оформились там — и все, меня отвели на яхту. Как сейчас помню: это была 50-метровая яхта, довольно большая. Бывают 12 метров, 35, 45, а самая большая яхта, на которой я работала, по размеру была 160 метров.

Так выглядит seaman’s book

Первые полгода на яхте мыла туалеты

Первый контракт у Алеси был на полгода. И все это время, признается девушка, она занималась исключительно уборкой туалетов.

— На яхте все дорогое: изголовье кровати, постельное белье, покрывала. Если ты вдруг неправильно что-то сделаешь и испортишь дорогую вещь, тебе придется платить из своего кармана, — удивляет строгими правилами Алеся. — Поэтому «юниор-стюардессы» обычно выполняют только самую грязную работу.

С опытом девушки меняют «статус», после чего уже могут подключаться к сервировке столов и обслуживанию гостей (но общение должно быть дозированным, «строго по делу»). Основную роль в коммуникации с судовладельцем и другими отдыхающими выполняет главная стюардесса. Она выслушивает все пожелания и капризы гостей и передает их помощницам. Такая вот строгая иерархия на яхте.

Помимо стюардесс, на судне работают капитан, помощник капитана, инженер, боцманы, шеф-повар — команда довольно большая. Точный состав экипажа зависит от запросов судовладельца и размеров яхты. Сейчас Алеся работает на 72-метровой яхте — ее обслуживают пять стюардесс.

— Есть яхты приватные, а есть чартерные, которые сдаются в аренду для путешествий, — продолжает погружать нас в нюансы роскошной жизни белоруска. — Та яхта, где я сейчас работаю, приватная, то есть у нее один конкретный судовладелец, который периодически там отдыхает и приглашает гостей.

Нагрузка на экипаж зависит от одной простой вещи: присутствует на яхте владелец или нет. Если он отдыхает в море, значит, персонал работает в режиме 24/7.

— Тут, конечно, нужна большая выдержка. Ты можешь спать по три часа в сутки, потому что надо убирать каюты, помогать шеф-повару накрывать завтраки-обеды-ужины, обслуживать гостей (а им постоянно что-то надо: вода, свежевыжатый сок и так далее). Мы целыми днями крутимся как белки в колесе, это действительно очень тяжело.

Если же судовладельца на яхте нет (допустим, эту неделю он решил провести у себя на вилле), то все выглядит гораздо проще.

— Утром просыпаемся, и стюардессы помогают шеф-повару делать завтраки для экипажа: нарезаем фрукты, выжимаем сок. Потом мы берем тряпочки и идем убирать капитанский мостик, протираем зеркала, палубу и так далее. Дальше шеф-повар готовит обед для команды, и мы помогаем. Моем посуду, убираем то, что не убрали в первой половине дня, — и свободны. Рабочий день у нас в таком случае где-то с девяти утра до пяти вечера.

— То есть, по сути, экипаж обслуживает сам себя? — удивляемся мы.

— Да, именно так, — улыбается Алеся. — Но бывают контракты, когда судовладелец живет на яхте почти все время. И это, конечно, тяжело. Ковры белые, изголовье белое, постельное белое — каждый день надо все это менять, отстирывать, чтобы все блестело. Причем владелец сегодня может спать в одной каюте, потом в другой — и убирать надо везде. Часто на яхтах проводятся вечеринки, приезжают диджеи.

Богатые люди и их капризы

Поскольку на яхтах отдыхают очень богатые люди, запросы к обслуживанию соответствующие. Все должно выглядеть на высшем уровне.

— Часто владельцы яхт купаются на берегу и потом возвращаются на судно. Но ты же не можешь сказать гостю: «Не ходи грязными ногами по белому ковру!» — смеется Алеся. — Это судовладелец — он что хочет, то и делает. А мы уже потом часами возимся с уборкой. Сразу скажу, что на яхте есть все: две-три стиральные машины, три сушилки, пылесосы для чистки ковров, приборы для чистки серебра-золота, машинки для глажки. Все это помогает нам поддерживать идеальную чистоту.

Иногда приходится сталкиваться с неожиданным поведением посетителей, признается Алеся. Она до сих пор с улыбкой вспоминает выходку одного гостя, который решил «проучить» стюардесс.

— Я много просила гостя не выбрасывать туалетную бумагу в унитаз, поскольку мы находимся на яхте. Это важно, потому что на судне из-за такого может сломаться канализация. И вот однажды гость зачем-то сходил в туалет в тот контейнер, куда все выбрасывают бумагу… Конечно, это было специально, — смеется Алеся.

— И часто бывает такое отношение — как к «обслуге»?

— Вы знаете, у меня такой характер, что я никогда не чувствовала неуважение. Нужно четко понимать, что ты стюардесса, а это судовладелец, и он платит тебе деньги за работу. Если ты не можешь это принимать, тебе не место в яхтинге. Судовладелец может делать что угодно, он может весь ковер в крови испачкать. А ты уберешь, если хочешь здесь работать, или же попрощаешься с яхтингом.

— А есть девушки, которые не справляются?

— Конечно, каждая вторая. Все думают, что яхтинг — это красивая жизнь. Мол, я устроюсь, найду себе богатого мужчину и выйду замуж. Нет. Ты рабочий персонал, и нужно это понимать. Нельзя строить иллюзии по поводу того, чем ты занимаешься.

При этом карьерная лестница у стюардесс есть: сегодня ты убираешь туалеты, завтра делаешь сервировку столов, а послезавтра становишься руководителем.

Последние два года Алеся работает главной стюардессой на яхте в Дубае. Условия ее более чем устраивают. Что важно, яхта используется владельцем умеренно, поэтому остается достаточно свободного времени.

— Сейчас я работаю на королевскую семью — это прекрасные люди, очень уважительно относятся к персоналу. А когда есть уважение со стороны судовладельца, хочется еще лучше выполнять свою работу. Хозяин яхты постоянно на ней не живет. Он обычно любит ходить на Moon Island, где проводится ночное шоу. Мы выходим, двое-трое суток стоим и возвращаемся обратно. Владелец уезжает, а экипаж поддерживает порядок.

Посетила уже 38 стран и останавливаться не собирается

Благодаря своей необычной работе Алеся посетила уже 38 стран: Греция, Испания, Италия, Франция, Оман, ОАЭ, Саудовская Аравия, Бахрейн… Список можно продолжать.

— Удается ли вам что-то посмотреть, когда вы прибываете в порт?

— Конечно! Когда судовладельца нет, после работы экипаж может свободно выбраться в город (но все равно лучше не уезжать дальше 15—20 километров от порта). И всегда кто-то один из подразделения (одна стюардесса, например) остается на борту.

Для персонала владелец яхты, как правило, арендует машину. Я и шеф-повар обычно ездим на ней за покупками, но можем использовать и в нерабочее время — например, я ездила в горы. Иногда после работы я хожу в спортзал на суше, могу выбраться в бар или клуб. Но есть условие: нельзя возвращаться на яхту в пьяном виде. От одного бокала вина, конечно, ничего не будет, но серьезная пьянка — это сразу увольнение.

Слева каюта главной стюардессы

Ночуют все члены экипажа строго на яхте — в своих каютах. У Алеси сейчас отдельная комната — метра два на три, а остальные стюардессы живут по два-три человека (в каютах часто двухъярусные кровати). Для себя завтраки-ужины работники накрывают строго на отведенной территории, пользоваться гостевой зоной они не имеют права, даже если владелец отсутствует. У экипажа есть диванчики, телевизор, своя посуда, причем довольно скромная. Элитной жизнь персонала на яхте точно не назовешь.

Зато расходов нет никаких: стюардессам не нужно думать ни о жилье, ни о питании — все заработанные деньги при желании можно откладывать.

Зарплата опытных стюардесс — от €3 тыс. в месяц

Что по зарплате? Когда Алеся только начинала, ей предложили около $1,3 тыс. в месяц — это стандартные условия для «юниор-стюардесс». Трехразовое питание, проживание и медобслуживание предоставляются бесплатно.

Вторая стюардесса зарабатывает около €3 тыс. в месяц, а старшая — от €6,5 тыс. Алеся соглашается: это очень достойные деньги, которые сложно заработать на суше.

— Нам часто говорят: «О-о-о, ты получаешь такую хорошую зарплату». Но надо понимать, что вы спите дома, а мы — нет. А еще мы постоянно дышим кондиционерами. И у нас не бывает выходных. Каждый день мы находимся на работе.

Дополнительно к основной зарплате экипаж может получать «чаевые» — это обычная практика для чартерных яхт, которые судовладелец сдает в аренду. Гости приходят на неделю или на две и в конце оставляют около 10% от счета, который персонал обычно делит поровну.

— Обычно это чаевые по $2 тыс. на каждого. Самая крупная сумма у меня была €5 тыс. Тогда гости отдыхали 23 дня, а мы работали с утра до ночи. Иногда и на приватной яхте судовладелец может оставить чай, и это нормально. Вот он два месяца побыл с вами и в последний день захотел всех отблагодарить. А иногда гости, наоборот, придумывают повод, чтобы чаевые не оставлять. Однажды на чартере клиенты заявили, например, что мы заменили им шампанское, хотя мы всегда открываем бутылки при гостях.

Алеся не скрывает: работа на яхтах за эти четыре года позволила ей заработать на безбедное будущее. Она уже купила несколько квартир в разных городах и сдает их в аренду. При желании могла бы завершить карьеру, но пока не готова лишать себя моря.

— Я уже настолько привыкла к своей жизни на яхте, что даже не понимаю, чем буду заниматься на берегу. Утром просыпаешься, поднимаешься на одну палубу вверх — и ты на работе. Мне все понятно, близко, знакомо. Еще мне очень нравится, что, работая на яхте, ты начинаешь понимать мышление успешных людей. Я из обычной семьи. В жизни я бы никогда не пересеклась с теми людьми, с которыми общаюсь сейчас. А это очень интересно — то, как они себя ведут, что едят, как общаются, как мыслят. Рядом с этими людьми ты реально растешь, это другой уровень.

Как же устроиться на частную яхту, чтобы, общаясь с миллионерами, заработать на квартиру? На этот вопрос Алеся отвечает уклончиво. Говорит, что это закрытая сфера, попадают на такую работу чаще «по знакомству».

— Можно попытаться пройти собеседование и самостоятельно, но понадобится паспорт моряка — без него точно не возьмут. Самый просто способ его сделать — это пойти сначала на круизный лайнер (там обычно берут от $2 тыс. «агентских» за трудоустройство и помогают с документами). Заплатить, поработать, сделать сименсбук — и уже потом пытаться попасть в крюинговую компанию.

Каких-то сверхтребований к стюардессам на яхтах не предъявляют. Приоритет отдается девушкам от 22 до 33 лет с максимально натуральной внешностью (без тату, пирсинга и прочих украшательств). «Компактность» приветствуется: чем ниже и меньше девушка, тем удобнее ей самой будет заниматься уборкой кают. И конечно, чтобы общаться с иностранцами, требуется знание английского — на среднем уровне и выше.

«Никакой личной жизни — я с этим смирилась»

У работы в море есть огромный минус — отсутствие какой-либо личной жизни. Иногда на яхты приходят семейные девушки, но они не выдерживают долгой разлуки с мужем и детьми.

— Создавать отношения на работе тоже не получается. Среди экипажа в основном все женатые мужчины, а лезть в чужую семью нельзя. Чтобы с кем-то познакомиться «на суше», тоже нужна какая-то стабильность. Мне кажется, тут надо выбирать: либо работа, либо личная жизнь.

— А вы сколько еще планируете работать?

— Пока я не найду свою судьбу, — улыбается Алеся. — Я даже о ребенке пока не думаю, хотя мне скоро 30 лет. Я нахожусь в такой обстановке, что вижу очень мало детей и мам с колясками. Когда выхожу в город, я вижу скорее беззаботных людей на пляже или в «роллс-ройсах». Поэтому я не представляю себя с детьми. Наверное, мне надо еще лет пять отдать морю, чтобы спокойно уйти.

При этом Алеся признается, что в родном Мозыре ей дышится легче, чем в Дубае. Здесь и климат лучше, и люди проще, то есть зазнавшейся она себя не считает.

— У меня отпуск обычно 45 дней — с 4 января по 17 февраля. И я с огромным удовольствием провожу его в Беларуси. Тут у меня мама, подруги, кума. Можно покататься на лыжах, на сноуборде, на квадроциклах, пойти в ресторан… Мне тут хорошо и комфортно. А в Дубае что? Жарко, все искусственное, люди искусственные, куча эскорта, пафос… Наверное, простая жизнь мне нравится больше.

Но работу при этом я ценю за эмоции. Вот сделала хорошую уборку — мне делают комплимент, дают экипажу хороший чай — я испытываю радость. А еще, конечно, приятно видеть красивые места, встречать закаты и рассветы в открытом море, видеть дельфинов и касаток. Каждый день ты испытываешь эмоции, и это большой плюс.

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ga@onliner.by