Выпустила книгу в 12 лет. Взрослое интервью с самым невзрослым писателем Беларуси

18 861
03 августа 2023 в 8:00
Автор: Саша Маниту

Выпустила книгу в 12 лет. Взрослое интервью с самым невзрослым писателем Беларуси

Автор: Саша Маниту

Если вы в 12 лет смотрели мультики и ели снег за школой, не грустите, это нормально, вы в этом не одиноки. А вот Оливия в свои 12 выпустила собственную книгу. Это уже не нормально, но в самом хорошем смысле этого слова. Возможно, девочка еще даже не знает про термин «сайфай», но ее сказка про космических зверят, которые управляют планетами, по сути, он и есть. Мы сделали с одной из самых молодых писательниц Беларуси ее первое серьезное взрослое интервью — о книгах, спектаклях и проблемах современных 12-летних. Получился интересный и непосредственный «взгляд снизу».

«В издательстве сомневались, что мне 12, когда прочли текст»

Оливия сидит передо мной и держит в руках свою книгу «Парад планет и другие приключения в космосе». Глянцевая, с красивыми иллюстрациями.

Вот ее синопсис:

На каждой из планет, а также на Луне и Солнце, если верить Оливии, живет свое волшебное животное, которое этой самой планетой управляет: на Луне — Лунный Заяц, на Солнце — Солнечный Попугай, на Юпитере — Облачный Кит, а на Уране — вообще дракон по имени Огнедышащий Фрикадэл (почему именно так — ну, вы знаете этих уранцев, они фриковатые).

Вместе они организуют Королевский совет и управляют всеми важными процессами как на своих планетах, так и у нас на Земле. Так что если в этом году «Дожинки» пройдут так себе, то знайте: все вопросы — к Плодородному Хомяку. Это он недоработал!

Шутки шутками, но вспомните теперь свои сочинения в седьмом классе, сравните и осознайте, что «самым умным» в том возрасте вы были только для своих мамы и папы. Я понял это минуте на третьей разговора.

 

— Дело было так: мне было 10, я сидела на карантине и не ходила в школу. Было непривычно и скучно, хотелось чем-то заняться. И я стала прямо на альбомных листах писать эту и еще несколько сказок. Дала почитать маме — ей понравилось. Мы с ней перепечатали все на компьютере и послали на проверку настоящему писателю-консультанту, а потом и в издательство.

Нас сразу предупредили, что если будет плохо, то печатать ничего не станут ни за какие деньги: репутация важнее. А потом прочли и засомневались, что мне 12. Позвонили и попросили к телефону «Оливию Константиновну» — мы с мамой долго смеялись.

Книгу, как вы понимаете, в итоге одобрили к изданию, а к оформлению привлекли настоящего иллюстратора.

— Я нарисовала своих героев, как умела, и показала иллюстратору Наталии Овод. А она уже рисовала все «по-взрослому», но советовалась со мной: как я вижу своего Солнечного Попугая, похоже ли у нее получается. Было очень приятно, что она так внимательно относится к моим персонажам и ей важно показать их такими, какими я их придумала.

Все действительно «по-взрослому». Вообще, если перед началом разговора я готовился делать скидку на «это же ребенок», то в процессе практически забыл о том, что собеседница в два раза младше меня. Речь Оливии грамотнее, чем у некоторых комментаторов в нашем Instagram, а то, что она говорит, правда интересно. Сейчас, например, мы рассуждаем о том, может ли хорошо писать человек, у которого еще совсем мало жизненного опыта. Может быть, сначала надо пожить? В какой-то момент я чуть не привел в пример Чарльза Буковски, но вовремя одернулся: рановато.

У Оливии на это свой взгляд:

— Я же все-таки пишу сказки! Хотя я пробовала как-то с братом написать и детектив, но как-то не пошло… А сказки — это фантазия. У детей фантазия работает лучше, чем у взрослых. Взрослые, конечно, могут написать красивее и тему подобрать такую, чтобы чему-то научить детей. Но мне кажется, когда именно ребенок пишет для ребенка, это чувствуется. Мы говорим на одном языке — это классно и честно!

Как стать драматургом в седьмом классе и заставить поволноваться Грету Тунберг

Оказалось, что, помимо писательства, Оливия еще и ставит спектакли по своим сценариям. Играют в них тоже дети — одноклассники и друзья девочки. Один из спектаклей, самый любопытный, посвящен проблемам экологии.

Две девочки отправляются в лес искать папороть-кветку в купальскую ночь. По пути они помогают волшебному Полевому убрать мусор, оставленный беспечными туристами, вылавливают из озера рыбацкие сети, спасают зайчика, попавшего в капкан, и делают еще много бескорыстно добрых дел. В награду за все это Лесная Фея награждает их той самой заветной папороть-кветкой.

Надеюсь, Оливия простит нас за спойлер сюжета и концовки, но просто хотелось, чтобы читатели понимали, что у Греты Тунберг появился серьезный белорусский конкурент. Хотя вернее будет сказать соратник: Оливия призналась, что хотела бы посвятить свою жизнь решению «всяких экологических проблем» и открыть приют для животных, когда вырастет.

Мы обсудили с юным драматургом реакцию публики на детские спектакли.

— Всего было три спектакля. Ставили их мы в моей школе и в Червеньском психоневрологическом интернате для взрослых. В интернате нам очень понравилась реакция публики: к ним редко кто-то приезжает, и нас они очень полюбили и поддержали. Детям-актерам все тоже очень понравилось.

В школе же сначала приняли хуже. Первый спектакль был просто ужас: учителя сидели в телефонах, а дети шумели и не особо обращали внимание на сцену. Оно и понятно: для многих это был просто повод пропустить урок на каком-то мероприятии в актовом зале. Но с каждой новой постановкой дела шли все лучше и лучше. Последний наш спектакль дети смотрели уже внимательно и с интересом, хлопали, где надо, смеялись. Можно сказать, что мы «победили» эту аудиторию, — смеется Оливия.

TikTok, «электронки» и непробиваемая доброта — как жить, когда тебе 12 лет?

Заговорили о школьной популярности. Казалось бы, своя книга, спектакли — как тут не стать звездой школы? Но в подростковом мире ничего и никогда не бывает так просто.

— Нет, звездой я себя точно не считаю. Я понимаю, что есть ребята в чем-то лучше, в чем-то хуже меня. Да и вообще, я не то чтобы популярна в школе. У меня нет TikTok, я не бегаю с одноклассниками курить «электронки» на переменах, дружу с учителями, да еще и отличница — какая тут популярность? Не могу сказать, что у меня есть настоящие друзья среди одноклассников. Так получилось, что я больше дружу со взрослыми, мне с ними интереснее.

За «электронки» и прочие попытки показаться взрослыми Оливия одноклассников не осуждает.

— Ребята могут делать то, что они хотят: я не хочу, чтобы выглядело так, будто я кого-то осуждаю, а сама пытаюсь показаться хорошей. Просто со стороны кажется, что они таким образом стараются походить на взрослых, быть не такими, как все. На деле же это как раз и делает их обычными и стереотипными. А я очень не хочу взрослеть раньше времени, чтобы потом понять, что не до конца прожила и прочувствовала детство, и пожалеть. У меня даже последняя строчка в книге такая: «Какое это волшебное и счастливое время — детство!» Мне сейчас все очень нравится.

На удивление в Оливии нет ни грамма снобизма, заносчивости и «задранного носа», что порой присуще круглым отличникам. Девочка абсолютно искренняя и добрая — прямо как персонаж ее любимой книги «Поллианна» Элинор Портер. Когда Оливия заговорила о книге, ее глаза загорелись. А я вжался в стул и слегка стыдливо признался, что не читал. Она без проблем пояснила:

— Эта книжка — про девочку, которая даже в самых плохих ситуациях видит что-то хорошее. Она очень добрая и заражает этим добром всех вокруг. Когда вместо куклы ей подарили костыли, она обрадовалась, что они ей не нужны, ведь ее ноги не сломаны. Когда после смерти родителей мачеха велела девочке вместо ужина есть хлеб с молоком вместе со служанкой Нэнси, она сказала, что это очень вкусно, а с Нэнси было весело. И так по ходу книжки она постепенно делает всех вокруг добрее. Я очень стараюсь быть похожей на нее.

Погуглил «Поллианну» после нашего разговора: первое издание вышло в 1913 году. Как минимум неожиданно, что современная семиклассница так полюбила и вдохновилась текстом, которому уже 110 лет. Но потом осознал, что этот сюжет не раз повторялся в современной поп-культуре — от фильма «Амели» до суперпопулярного сериала «Тед Лассо». И там и там до невозможности добрый герой вводит в ступор недоброжелателей своей искренностью и желанием помочь.

Такие персонажи запускают цепную реакцию, делая всех вокруг лучше, а их доброта становится непробиваемой броней. Судя как минимум по количеству просмотров этих проектов, люди тянутся к таким «сказочным» архетипам и их историям. Вот только всегда казалось, что быть таким в реальной жизни — это слишком сложно.

— Я ничего не могу с собой поделать: хочу помочь всем, кто нуждается. Недавно у одноклассницы, с которой мы много ругались, случилась беда. Я почувствовала, что нужна ей, отправила сообщение, оделась и побежала — несмотря на все разногласия и обиды. Потом она призналась, что ей стало очень приятно, когда она прочла, что я жду ее внизу, во дворе, если ей нужна поддержка.

Как издать книгу по цене ремонта в ванной

Свою первую (и точно не последнюю) книгу Оливия посвятила своей школьной учительнице Елене Васильевне, которая преподавала у нее в младших классах. Девочка называет ее лучшей подругой и до сих пор иногда прибегает к ней на переменках, чтобы повидаться.

— Елене Васильевна — очень добрый человек и настоящий друг. Она говорит, что мы с ней всегда можем встретиться и «поплакаться» друг другу о чем угодно. Я чувствую, что тоже могу помочь ей советом, хотя я и младше. На презентации книги она, кстати, тоже была. Очень волновалась, готовила речь, повторяла ее по листочку. Вообще, я сейчас редко плачу, но в день презентации у меня слезы сами потекли. Это было очень тепло и уютно. Иллюстратор, кстати, тоже прослезилась: это был первый ее опыт работы с детской книгой, — рассказывает девочка.

Оливия со своей учительницей

Через пару минут юную писательницу увели на фотосессию, и мы, оставшись наедине с ее мамой, смогли поговорить тет-а-тет. Забавно, но они так похожи — жестами, интонациями и, как оказалось, даже историями. Мама, кстати, говорит на чистейшей «мове».

— Знешне яна ў тату, а характар ад мяне, здаецца. А я сапраўды такая ж… Таксама ў школе сябравала з настаўніцай, таксама сачыняць любіла.

— Бацькі часта кажуць дачкам «Ты самая лепшая і геніяльная». А вы былі аб’ектыўнай, калі Алівія ўпершыню прынесла «рукапіс» на альбомных лісточках?

— Я стараюся быць сумленнай. Мне падабаецца, як яна піша, але я заўсёды кажу, калі бачу, што недзе можна было лепей. Мы абмяркоўваем, а потым яна сама вырашае, правіць ці не.

Калі Алівія прынесла «Парад планет», мне сапраўды спадабалася. Думаю: ну, можа, я прадузята, я ж маці. А далей — як яна расказвала: адправілі выдавецтву «Четыре четверти» — тыя не паверылі, што 12-гадовая дзяўчынка можа напісаць тэкст такой якасці. Прыйшлося сказаць, што ў мяне на руках тыя самыя спісаныя «альбомныя лісточкі» ёсць.

— У колькі зараз наогул абыходзіцца выданне дзіцячай кнігі? Вы самі ўсё аплачвалі?

— Так, усё з сямейнага бюджэту, інакш ніяк не выдацца. Тыраж быў невялікі — усяго 200 экзэмпляраў. Каштавала гэта нятанна, вядома, але… Ведаеце, вось як зрабіць рамонт у ваннай: жадаеш не жадаеш, а ўсё роўна рахунак на тысячы даляраў пойдзе, нават калі не «італьянскую плітку» класці. Тут кошт супастаўны, толькі патраціліся мы на нешта важнае — на дзіцячую мару, на яе будучыню. Яно таго каштавала.

— Як думаеце, пісьменніцтва — гэта для Алівіі дзіцячае захапленне ці ўсё сур’ёзна?

— Яна шмат чым займаецца: і танцамі, і керамікай, і акцёрскім майстэрствам. Але з пісьменніцтвам усё падаецца сур’ёзным: яна ўжо новую кнігу піша! Ды і мы зараз з вамі размаўляем — значыць, працэс ужо запушчаны. Але ў любым выпадку мы з яе татам падтрымаем любое яе захапленне і дапаможам, калі будзе патрэбна.

Фотограф привел девочку обратно к нам, сказал, что она справилась на отлично, и тоже назвал ее «Оливией Константиновной». Кажется, очень скоро ее будут называть так все чаще. Напоследок девочка подарила мне экземпляр своей книги, подписала «Саше от автора!» и оставила красивую подпись, которую они придумывали вместе с папой. Если лет через десять вы обнаружите этот экземпляр на eBay за кругленькую сумму, это будет значить, что у меня все очень плохо с деньгами и жадность во мне победила. А, ну и, конечно же, то, что Оливия стала очень популярным писателем. Но в этом я и так практически не сомневаюсь.

логическая/карточная, жанр: стратегическая/дедуктивная/образовательная или творческая, количество игроков: 2–4, возраст: 8 лет, партия 60–90 мин

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by