Спецпроект

«Вали из моей комнаты! И чай принеси!» Как родителям не оказаться в рабстве у капризного ребенка

15 декабря 2022 в 8:00
Источник: Полина Лесовец. Фото: Максим Малиновский, Анна Иванова
Спецпроект

«Вали из моей комнаты! И чай принеси!» Как родителям не оказаться в рабстве у капризного ребенка

Типичная ошибка, которую повторяет каждое поколение родителей: «Ну я же жив остался, я нормальный — значит, воспитание было правильным. Поэтому и ты, сынок, и ты, дочушка, будете жить по канонам безземельной шляхты / советской пионерии / „ипэшников“ из девяностых». Подставьте любую догму на свой вкус. В итоге современные белорусы уходят в одну из двух крайностей, предпочитая «бережную бережность» либо насилуя ребенка чрезмерной нагрузкой. Как соблюсти золотую середину? Что делать, если не хочешь оказаться в рабстве у капризного ребенка? Почему лишить старшую дочь детства, заставив заботиться о младших, — так себе идея? Как вырастить ребенка, способного легко и с радостью убираться в доме, мыть полы и расставлять свои вещи по местам? Или таких детей не существует, это все великий заговор? Журналист Onlíner Полина Лесовец разбиралась вместе с детским и семейным психологом, супервизором, гештальттерапевтом Надеждой Морозовой в очередном выпуске спецпроекта с Dreame.


— Часто ли к вам приходят пары с проблемой «Не можем поделить домашние обязанности, воюем, помогите»?

— Приходят уже скорее с последствиями. Например, вопросы к ребенку: невозможно уговорить навести хоть какой-то порядок, не убирает в комнате, не слушается. Либо такая история: «Мы устали от быта, он разрушает наши отношения». Еще один вариант — между собой родители сумели распределить бытовую ответственность, но появился ребенок, и тут возникли проблемы. Или семья приходит на стадии, когда супруги фактически собрались разводиться. Начинаем разбираться, как до этого дошло, и оказывается, что один из элементов — не могли договориться по домашним обязанностям.

Приведу пример одной из последних консультаций. Муж жалуется на жену: она очень мало времени проводит дома, почти не участвует в домашних делах. Жена отвечает: «А я хвасталась друзьям, что ты убираешь, меняешь белье, моешь посуду, такой хозяйственный! Радовалась, что мне такой муж достался». А он говорит: «Я же терпел, ждал, давал время, чтобы ты научилась, освоилась». Сейчас ребенку 4 года, и семья на стадии очень серьезного прояснения. Муж расстроен, что в его жизни не будет жены, которая ведет домашнее хозяйство. Хотя женщина делает бизнес. Вот такая история.

Когда люди начинают создавать семью, они всегда разговаривают. Но часто на нашем, постсоветском пространстве слова не воспринимают всерьез.

— Люди живут с надеждой «Ну уж нет, все равно получу то, что хочу»?

— Именно. Кажется, что можно переделать другого человека, заставить, как-то изменить. Люди не верят в то, что говорит второй. Это самая большая ошибка. История, когда один человек пытается переделать другого, — типичная для нашего пространства. В Европе или США если женщина сказала «Я не буду мыть посуду», то ей поверят (улыбается. — Прим. Onlíner). А у нас, если она скажет «Я не буду мыть посуду», партнер все равно продолжит рассуждать: «Успокоится, передумает. Что она, ребенка родит и не будет мыть посуду? Ну неправда!» Это первый крючок, чтобы семья в будущем постоянно ссорилась.

Иллюзия — это «наше все». Она мешает людям жить и делить обязанности. Потому что, на самом деле, есть очень понятная прямая схема договоренностей по домашнему хозяйству.

Если человек понимает, что поддался на иллюзии и партнер не удовлетворит его потребностей, например никогда не будет мыть посуду, гладить детей по голове, целовать в носик, сидеть дома, ждать их из школы, то стоит признать: «Я ошибся. Я придумал». И отпустить супруга. Это нормально. В следующем браке человек уже будет смотреть внимательнее. Не стоит держаться за партнера, который вообще никак не может удовлетворить ваши потребности. Но люди ждут и 15, и 20 лет. А ведь все видно уже на первых пяти годах жизни.

— Все-таки как разделить бытовые обязанности и не развестись?

— Большинство исследователей пришли к выводу, что уборка и домашние обязанности — это некое расширение себя. «Я забочусь о вещах так же, как забочусь о себе». Есть, например, люди с проявлениями ОКР (обсессивно-компульсивного расстройства. — Прим. Onlíner), им важно все трогать, вычищать, симметрично раскладывать в соответствии с собственными представлениями о порядке — так они справляются с тревогой. А есть люди, которые хорошо чувствуют себя в хаосе. Но ошибкой будет думать, что нужно оставить в покое обсессивного либо хаотичного партнера: мол, пусть убирается гипертщательно или не убирается вовсе — это его дело. Потому что такая позиция — недоговороспособная. Где же здесь совместность? Ученые делят семьи на две категории: семья как «мы» и семья как «я + я». Там, где «мы», люди способны собраться, сделать в субботу генеральную уборку, в каждой комнате навести минимальный порядок. А если «я + я», то у каждого разные потребности, и они договариваются: «Я люблю мыть посуду, значит, я ее мою», «Ты любишь, чтобы пол был чистый, — ты его и мой». Каждый выполняет то, что в состоянии выполнить. «Я не хочу ничего делать, ты должна все» — это, мягко говоря, неверный договор.

Настоящий договор выглядит так. Люди находят свободное время, собираются вместе, садятся за чаем и решают, что нужна система. Важно выходить в позицию взрослого, не манипулировать, не бросаться фразами «Мне надоело!», «Сколько можно!». Слова «все», «всегда», «ничего», «никогда» — это манипуляции. Если они начали звучать, лучше закончить разговор, успокоиться, еще раз подумать и вернуться к обсуждению позже. Важно говорить от своего имени, я-высказываниями. Быть готовым к отказу, а не «Я тебе сказал(а) — и ты должен(на) сейчас же принять мою позицию». Нужно выделить обязанности, прямо прописать: мыть посуду, готовить еду, мыть пол, окна, ходить в магазин… Допустим, у вас получилось сто пунктов. Дальше нужно разделить лист бумаги на три колонки — «Я делаю это с удовольствием», «Я могу это делать», «Я вообще не собираюсь этим заниматься» — и распределить все обязанности по колонкам. Это должны сделать оба партнера. Дальше смотрите, что не стоит даже обсуждать. Например, вы с удовольствием готовите, моете пол и раскладываете вещи по местам, а второй партнер выносит мусор, меняет колеса и заправляет автомобиль. Отлично.

Очень важно распределить то, что никто не любит. Попытаться договориться. Если уж совсем никак, это делегируется домработнице, клининговому агентству и так далее. Часто бывает, что в колонку «Вообще не хочу делать» входит все. Тогда решают, каким образом соблюсти баланс. Например, женщина не ходит на работу, если ей прикольно заниматься хозяйством, она им занимается, а мужчина в два раза больше работает. Если это невозможно, решают, кто сколько денег готов выделить на клининг и приготовление еды. По сути, там должна быть домработница. Сейчас это, в принципе, обычная история: работайте оба себе на здоровье, человек придет, приготовит, уберет и уйдет. Живите счастливо. Но нужно понимать, кто заработает на домработницу.

Вообще, вся эта история сводится к балансу «брать — давать». Как увидеть, что в семье дисбаланс? Один человек выглядит прямо как загнанная лошадь, а второй более расслаблен. Конечно, он тоже устает, но не загнан. Это ключевой момент. Если в семье кто-то загнан от нагрузки, значит, он тащит ответственность «и за себя, и за того парня».

— Как грамотно включить ребенка в дела по дому? В каком возрасте начинать?

— Есть три цикла обучения ребенка заботе о себе и своих вещах. Первый — до 3 лет. У малыша еще нет никаких обязанностей. Задача — научиться самообслуживанию. Например, взять колготки, надеть, снять, отнести в корзину с грязным бельем, оставить. Сообщить взрослым, что все сделал, и услышать «Молодец!». Точно так же с игрушками: взял, поиграл, поставил на место.

То есть первый навык для ребенка — понять, что это его вещь. Не мамина, не папина, не общая, а именно его. Затем — найти для нее удобное место. И наконец, заучить правило, как табу: если взял вещь, нужно положить ее обратно. Все. Ничего сверхъестественного.

Второй цикл — с 3 до 6 лет. Ребенка привлекают к помощи родителям. Именно помощи, у него по-прежнему нет никаких домашних обязанностей. Родители сами решают, что именно предложить: «Давай вместе помоем посуду», «Давай сделаем салатик», «Давай приберемся», «Давай красиво сложим вещи». Взрослые проверяют, что нравится делать ребенку. Присмотрелись: сын или дочь любит готовить. Ага, отлично. Большая вероятность, что он (она) будет на подхвате на кухне. Или фанатично моет посуду — прекрасно. Или ходит с тряпочкой, везде протирает пыль — умничка.

Третий цикл — с 10 лет. Подчеркиваю, только с 10 лет можно говорить про домашние обязанности. Тут уже речь не про помощь родителям. Все по-честному: если ребенок не сделал этого, никто не делает. Снял грязную одежду и бросил на пол — никто не придет в комнату и за него не уберет, не возьмет вещи и не отнесет в стирку. К этому возрасту ребенок уже умеет самообслуживаться и помогать взрослым, когда они просят. Родители садятся и говорят: «Смотри, ты круто нам помогаешь, мы не успеваем вот по таким-то вопросам. Что бы ты мог взять на себя?» Он отвечает: «Давайте я буду чаще загружать и разгружать посудомойку, а еще складывать высушенные вещи из сушилки». Если ребенку в комнату приносят стопку отутюженной одежды, он распределяет ее сам. Не мама это делает. Но чтобы все сработало именно так, нужен большой предварительный путь.

— Вы описали идеальную картину, далекую от реальности… Часто родители жалуются: «Ребенок вообще ничего не хочет делать, ничегошеньки!» В чем может быть причина?

— На мой взгляд, взрослым нужно задать себе честный и прямой вопрос: «Зачем я родил(а) этого ребенка?» У каждого взрослого есть идея, зачем конкретный ребенок рождается в его семье. Истории настолько разные, что иногда диву даешься.

Например, бывают дети, которые дались очень тяжело. Их еле родили. Тогда задача взрослых — сделать так, чтобы ребенок не умер. Конечно, это не проговаривается и не осознается, но, очевидно, управляет стилем воспитания. «Чтобы не умер» — значит поставить в уголок и сдувать каждую пылинку. Зачем учить чему-либо? За него все сделают. Ты только живи! Дыши. Ходи. Радуйся. Конечно, это вариант из крайностей, но он существует.

Есть истории, когда мужчина попросил женщину родить ему ребенка, а она не собиралась и не хотела быть мамой, но ей купили дом. Или создали жизнь мечты. То есть такая бартерная сделка. В итоге ребенок в растерянном состоянии. Он нужен папе. А маме? Непонятно. Замечательно, если находятся бабушки и няни. Это звучит цинично, но в реальности присутствует.

Одна женщина согласится стать мамой ради больших денег и обеспеченной жизни, а другая — просто чтобы сохранить право иметь мужа. Каждому нужно свое. Кому-то — деньги, кому-то — номинальное наличие семьи, «чтобы не стыдно родственникам в глаза смотреть», кому-то — продолжение рода… Люди вообще редко задумываются над тем, зачем они рожают детей.


Партнер проекта — Dreame

Dreame F9 — модель с функцией влажной уборки. За ориентацию в пространстве отвечает широкоугольная камера VSLAM. Анализирует дверные проемы и стены, тем самым строит карту. Четыре режима уборки: тихий, стандарт, интенсивный и турбо. Робот управляется с помощью приложения Mi Home. Можно управлять голосом с помощью «Алисы» от колонки «Яндекс».

А фен для волос Dreame Hair Artist Temperature Control Hairdryer разработан с учетом активного ритма жизни современной женщины и ее неизменной заботы о своей красоте: устройство поможет сделать укладку и профессиональный стайлинг без малейшего вреда для волос.

— Как избежать крайностей — «бережной бережности» с одной стороны и насилия чрезмерной нагрузкой с другой?

— Есть типы родителей, которые настаивают на выполнении домашних обязанностей. Например, тип под названием «душка-вдохновитель». Он говорит дочери или сыну: «Ты такой ценный, полезный, делаешь ну просто шедевральные салаты — давай-ка нам приготовишь, и мы будем самые здоровые!» Как думаете, что ответит ребенок? «Конечно, я все сделаю!» И пошел шедевральный салат нарезать. Или: «Ты лучше всех в доме моешь пол, с таким вкусненьким средством, только ты так умеешь. Помой, пожалуйста, и мы будем отдыхать, наслаждаться, просвещаться». И все, ребенок пошел за шваброй.

Это и есть серединный вариант, не уходящий в крайности. Если ребенку тяжело или непонятно, всегда можно мотивировать его в стиле «душки-вдохновителя». До 12 лет зайдет замечательно.

Есть тип под названием «силовик». Это родитель, который становится над душой и очень быстро просит ребенка: «Так, ты обещал, вставай, застилай кровать, вот уже застилай, а не потом, молодец. А теперь все книжки расставь по местам, умничка. Отлично, следующий шаг». Очень серьезная мотивация. Лучше всего получается у пап, хотя мамы тоже бывают разные (улыбается. — Прим. Onlíner).

Следующий вид родителя — «тактик». Он в красках расписывает подрастающему чаду долгосрочные перспективы: «Делать что-то своими руками — это очень престижно. Распланировать самостоятельно день — очень престижно. Представляешь, какой ты будешь крутой топ-менеджер, тебя вообще никто не догонит, если ты в квартире и в школе такой менеджмент ведешь! Ты будешь суперчеловек». Все, мотивация создана, ребенок идет заправлять кровать, думая: «Если у меня получится, я и правда буду жить лучше, чем другие».

Одним словом, чтобы избежать крайностей, нужно найти разные способы мотивации.

В большинстве случаев я, конечно, встречаю силовую позицию. А еще часто наблюдаю, что родители боятся вспышки напряжения, не хотят сталкиваться с детским сопротивлением и нытьем. Взрослые готовы терпеть, если ребенок годами ничего не делает, и включаться время от времени. Поорали чуть-чуть — он навел порядок в комнате. Потом ребенок опять ничего не делает, опять наорали — опять он убрался… Родителям почему-то легче находиться в перманентной войне, чем обучить ребенка навыкам. Это странно. Но я сторонница теории, что взрослые делают лучшее из того, что умеют. Многие рассуждают: «Ну я же жив остался, я же нормальный — значит, и воспитание у меня было правильное. Повторю-ка его со своим ребенком». А то, что сто лет прошло… Нет градации. Он рос, когда пионеры ходили с галстуками, а сын растет, когда Илон Маск покупает Twitter. Это нужно учитывать.

— Давайте определимся с «чрезмерной нагрузкой». Двенадцатилетняя девочка одна готовит на всю семью: маму, папу, сестру. Это окей? Реальная история из жизни, кстати.

— Нет, это не окей. Есть устойчивое правило: за все, что происходит в семье, отвечают взрослые. Именно взрослые отвечают за то, чтобы было чисто, на столе стояла еда, все были одеты-обуты и имели образование. Как это выстроить — прямая ответственность взрослых. Ваш пример про девочку 12 лет — это мама и папа сняли с себя ответственность за пищевую безопасность семьи. Девочка не умеет составлять рацион. И не должна уметь. Она делает что может и наверняка страдает. Скорее всего, когда она вырастет, готовить никогда не будет. Или будет, но бросит готовку, как только поймет, что с ней сделали.

Мое впечатление: сейчас взрослые устали. За счет ковида, военных действий, изменений… Люди потеряли опоры. И многие ищут поддержку не у родителей или друзей, а у своих детей. Тогда происходит перегиб. Например, женщина развелась и живет с сыном. Конечно, она будет очень-очень о нем заботиться, он станет ее поддерживать, стараться изо всех сил. Такой вот вывернутый смысл жизни: спасти друг друга.

Я наблюдаю три перегиба. Первый — когда взрослые потеряли влияние на детей. Сын или дочь их послали, проорали: «Выйди из комнаты, быстро! Закрой дверь! Вали отсюда! Принеси мне чай!» Тогда ни про какие обязанности говорить не приходится. Взрослые потеряли позиции, они в рабстве у капризного ребенка. Это последствие воспитания, где потребности ребенка были выше, чем потребности родителя. Понадобится терапия огромной длительности для всей семьи, чтобы хоть что-нибудь исправить. Либо — более частый вариант — никто не идет в терапию, родители ждут, пока чадушке исполнится 18, — и ровненько за порог: «Вот тебе платный вуз в Польше, поезжай». И выдыхают. Зато они откупились деньгами. Всегда есть цена. Нервами ли, деньгами ли — взрослый обязательно чем-то заплатит за свои ошибки в воспитании ребенка.

Второй перегиб, чем-то похожий на предыдущий, но более благостный, — это когда ребенка бесконечно перевозят из кружка в кружок, у него нет никаких обязанностей, кроме как учиться, заниматься и поступить в университет. Как будто посадили на поезд с надписью «Ты должен поступить в вуз» — и он туда красиво едет. Обычно такие дети научаются бытовым обязанностям, уже когда создают пару либо когда уезжают в заграничный колледж и живут в общежитии. Они тоже заложники обстоятельств.

Третий перегиб — ребенок полностью на хозяйстве. Он отвел младшего в сад, в школу, привел, раздел, погулял, покормил, прибрался… А-ля дополнительная мама, которая заменила родителей, оставшись без собственного детства. Обычно это скидывают на старших детей. Таких историй все меньше, но они встречаются.

Лучше всего функционируют семьи, где и мама, и папа занимаются хозяйством. Оба. Есть исследования, что из мальчиков получаются очень хорошие папы и мужья, если они видят, как их собственные отцы занимаются обязанностями по дому. Если мужчина встроен в домашнюю рутину, он, конечно же, привлекает своих детей, обучает их. И тогда мальчик видит, что мужчина — тот, кто берет на себя заботу о домочадцах: складывает посуду, готовит, возит детей на пикники, пылесосит, легко моет пол… Не делит обязанности на мужские и женские. В таких семьях, где мужчина наравне с женщиной включен в быт и заботится о домочадцах, очень хорошее распределение домашних обязанностей.

— Очень белорусская история: ребенка в детстве «изнасиловали деревней», и он, став взрослым, ни за что не подойдет к огороду, не правда ли?

— Есть такое. Но я уже не встречаю подобное у молодежи. Это наша история, 45+. Она уходит корнями в период, когда людям дали возможность получить сотки. В моей семье дачные сотки — это был прямо фетиш какой-то. В выходные взрослые не отдыхали, хотя могли лечь на диван, включить телевизор или пойти в кино. Нет, они, словно фанатики, ехали на дачу. Я думаю, дело не в советской бедности: никто на самом деле не ел с этих соток. Мое впечатление: если ты никогда не имел ничего своего, то собственная земля, пусть и крошечная, и твой личный дом, который никто не отберет, становятся сверхценными. Ты — хозяин. Вот такая история. Но в современном мире я не вижу подобного. Вообще. Только родители, которым сейчас 35—45, помнят все эти «приключения» с огородами, собиранием грибов и черники.

У меня есть в опыте работа с парнями-миллионерами, которые выросли совсем в глубинке. Они рассказывают примерно одно и то же: «Мы с мамой (или бабушкой) ходили в лес, собирали ягоды и грибы, сдавали — и уже с 7 лет получали собственные деньги». Эти мальчики быстро поняли: если нужны деньги, можно собрать бутылки или ведро черники. Что-то куда-то сдать и обменять на наличные. Те, кто быстро это усвоил, стали в те времена прекрасными предпринимателями.

— Гайды по домашним животным прямо говорят: взять кошку или собаку, чтобы «научить ребенка ответственности», — так себе идея. Вы согласны?

— Да. Это на самом деле сомнительная идея. Собака, кот, шиншилла и хомячок не могут научить ребенка ответственности вместо мамы с папой. Взрослый должен понимать: если маленький ребенок не включается в заботу о животном — это нормально. Питомца нужно заводить только тогда, когда он сможет выжить, оставшись на месяц наедине с ребенком (улыбается. — Прим. Onlíner). Это живое существо, безмолвное, со своими потребностями. Его нужно кормить, убирать, делать прививки… В состоянии ли ребенок обеспечить безопасность животного? Конечно, завести дома кота или собаку при условии, что ответственность остается на взрослых, — это отличное решение. Питомцы становятся детям друзьями, снимают эмоциональное напряжение.

Но многие берут хомячка или рыбку, чтобы дать ребенку понять: он не в состоянии заботиться о животном. Купили хомячка и сказали: «Занимайся, это твоя обязанность». Хомяк сдох через месяц. Ребенок в трансе. Взрослые: «Мы же тебе говорили, бестолочь такая, не можешь даже о хомяке позаботиться!» Родители, по сути, создают жестокий прецедент: ребенок навсегда виноват в том, что животное умерло. На мой взгляд, лучше договориться с сыном или дочкой: «Давай подождем тот возраст, когда ты сможешь обеспечить питомца домом и любовью».

Напоследок хочу сказать: мы сами создаем быт, в котором живем. И только в ваших силах сделать его самым приятным на свете. Вникайте, создавайте и будьте счастливы в своей семье.

Спецпроект подготовлен совместно ООО «АйТи Дистрибуция», УНП 192275365.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: Полина Лесовец. Фото: Максим Малиновский, Анна Иванова