17 095
27 октября 2022 в 12:00
Автор: Антон Коляго. Фото: Анна Иванова
Спецпроект

Смотрим фильмы про школу вместе с крутой учительницей

Разыгрываем Playstation и Dyson в приложении Каталог Onlíner каждую пятницу

Раньше школьники из жизни подражали школьникам из фильмов, теперь — школьникам из другой жизни, той, что с миллионами подписчиков. Так что получается, многочисленное кино про подростковые годы — на самом деле для ностальгирующих «дедов» (как и все, что снято не в вертикальном формате) и к реальности не имеет отношения? Давайте разберемся вместе со знающими людьми.

Это очередной текст из нашего совместного с VOKA спецпроекта «Разговорчики в строю». Здесь мы вместе с экспертами из разных сфер жизни составляем тематические подборки кино и рассказываем, как смотреть его так, чтобы не просто вечер убить, а еще и вынести что-то важное и полезное. Сегодня смотрим старые и новые, веселые и мрачные фильмы про учителей и подростков вместе с Катей, которая преподает английский в школе. Катя — классная училка, во всех смыслах: она классрук в 11-м, и вроде бы отвлеченный разговор о кино дает прилив белой зависти ее ученикам. Сейчас поймете почему.


— Что дети сейчас любят смотреть?

— Дети смотрят TikTok. Дети постоянно смотрят тиктоки, снимают тиктоки. Еще смотрят подкасты всяких геймеров. Кино — ну, не знаю. Даже если на уроке показываешь какой-то фильм, то внимание минут на двадцать сосредотачивается, а потом они уже в телефонах или в каких-то своих делах.

— А что на уроках показываешь? Нам англичанка тоже включала фильмы в оригинале, а еще, помню, смотрели свадьбу принца Уильяма. Кажется, это все на самом деле хорошо прокачивает язык.

— Да, это классная тема. И с детьми хорошо работает. Особенно с мелкими, которые миллиард раз смотрели тот же «Гравити Фолз» на русском, а ты потом приходишь и такая: «Чуваки, „Гравити Фолз“!» Включаешь на английском, а они тебе его озвучивают на русском — прям как Сыендук. Ставишь на паузу, спрашиваешь что там сказали на английском, — и они отвечают. Не знаю как, но это работает — все всплывает в подсознании.

Это как мне самой мама говорила класть под подушку тетрадку с неправильными глаголами — будешь лучше знать. Конечно будешь, их же тебе на уроке тысячу раз повторили! Просто нужна вера. Так и здесь, они приходят домой и такие: «Мам, я мультик на английском смотрел и все понял». А то, что ты его уже наизусть выучил на русском: «А что, было такое?»

— Взрослым часто тоже советуют учить английский по суперзнакомым сериалам типа «Друзей» или «Как я встретил вашу маму».

— Думаешь, с моими 11-ми классами сработают «Друзья»?

— Вряд ли. А что, кстати, одиннадцатиклассники смотрят?

— В целом все то же самое, что и мы. Но не знаю, как на них это работает. Смотрят «Эйфорию», смотрят «Половое воспитание». Вот это все, конечно, на них влияет, как и любая массовая культура. Тем более там же играют взрослые люди, которые делают вид, что они подростки. А у них в головах это не складывается: они думают, что это такие же подростки, как они.

— Белорусские школьники подражают героям «Эйфории» — в плане одежды, мейкапа, стиля?

— Конечно. Они еще становятся гораздо более открытыми ко многим вещам, шарят за феминизм, знают обо всех новых веяниях. Многие чувствуют, что могут активно самовыражаться. Но я бы не сказала, что это особенно заметно, потому что большинство (ну, говорю за тех, с кем сама работаю) либо ближе к русскоязычной культуре, либо чувствуют рамки — просто из-за того, что воспитаны хорошо. Как бы им ни хотелось, их останавливает какое-то базовое понятие морали и ответственности перед родителями. Может, какой-нибудь парень и хотел бы носить платья, но он думает: «Я огорчу родителей. Подумаю об этом позже, когда стану менее зависимым от них». И это классно, на самом деле, что они это все смотрят, понимают, но не становятся ведомыми. Мои, по крайней мере. Я вообще считаю, что мне очень повезло с детьми.

— Супер. Давай, что ли, к нашим фильмам тогда.


Джон Хьюз, 1985
«Клуб “Завтрак”»


Пятеро подростков в наказание за проступки вынуждены приехать в школу в выходной день и написать сочинение на тему «Кем вы себя представляете?». Молодым людям с большим трудом удается разобраться в своих проблемах.

— Это кино из моего тинейджерства. Я его посмотрела, наверное, в 11-м классе — и тогда уже поняла, почему бренд одежды Gap так назвали. Это от generation gap — их одежда стала символом какого-то непонимания взрослых людей тех времен, как можно одеваться в эти мешковатые шмотки. Все серое — как будто ты на помойке валялся или растянул, пока играл в футбол. И я тогда тоже решила, что могу одеваться вот так: украду у бати куртку и буду выглядеть круто. А потом приду в школу и получу ***** [нагоняй] за это — я училась в гимназии, деловой стиль одежды, все дела. В общем, в то время я сильно заинтересовалась 80-ми, теми временами, когда так одевались. Свитера эти объемные, кроссы, джинсы — ужасно хотелось все это носить.

Все персонажи фильма — стереотипный набор odd people, «не таких, как все». Есть гик, есть бэд гай, который все крушит, потому что у него дома абьюз происходит и надо выплескивать негатив. Есть чувиха — basket case, это неправильно перевели как «психопат», хотя это скорее значит «пустое место». Есть популярная девочка, про которую судачат, что она со всеми «направо-налево» — хотя на самом деле нет. Спортсмен — про него то же самое говорят, а на самом деле через него батя просто реализует свои мечты. У нас, кстати, в школе много таких, которых родители отдают во все кружки — и на плавание, и на баян. А ты смотришь и думаешь: «Что, зачем? Этого несчастного четвероклассника и так портфель перевешивает, а тут еще баян».

Так вот, фильм мало того что стильный, так еще хорошо промоутит такую штуку, как detention, — это когда разных людей оставляют после уроков. Я со своим классом практиковала похожее. В «десятках» в начале года не очень тусовались базовый и профильный классы. У «профиля» вечно шутки были типа «фу, база, тупые». А однажды оба «завалились» на уроке — ну, не подготовились. Говорю: «Приходите после уроков».

Пришли: профильные смотрят, не понимают, почему они с базовыми вместе, а базовые думают, что те их будут сейчас унижать. А у меня есть такая тема: нарезаю веревки одинаковой длины, зажимаю их в кулаке и прошу взяться за разные концы. Отпускаю — и все разбиваются на пары. Стоят такие: «Блин, с ним?!» Но уже ничего не поделать. Ухожу заниматься своей работой, потом возвращаюсь проверить, что они там написали. Ну и, как правило, это дает результат: они начинают общаться, даже если в начале что-то не складывалось. Просто потому, что провели время вместе, сделали общее дело. Важно еще похвалить — сказать, что все классные: и ты, и ты, и ты.

В «Клубе “Завтрак”» вся мораль, по сути, в этом же. Очень разные люди пообщались и поняли, что они не такие уж и разные — хотя бы потому, что они одного возраста и находятся в одной социальной группе. Вообще, фильм можно было дальше снимать и снимать — думаю, многим было бы интересно узнать, кто там с кем в итоге замутил.


Уэс Андерсон, 1998
«Академия Рашмор»


Макс Фишер учится в десятом классе престижной академии Рашмор. Он редактор школьной газеты, спортсмен, президент всех школьных клубов и при этом безнадежный двоечник. Максу назначают испытательный срок, во время которого он не придумывает ничего лучше, чем влюбиться в молодую учительницу.

— Уэс Андерсон — один из моих любимых режиссеров, почти все фильмы у него очень нравятся. Он сильно заморачивается по цветам и стилю, а еще любит мелкие детальки: у него куча всяких эмблемок и гравировочек — это все как бы случайно, но обращает внимание. Так вот, в этом же году в школах тоже ввели эмблемы — и, по-моему, это очень круто. У нас 11-м классам разрешили их прицепить на свои шмотки, и они офигенно смотрятся на худи.

— Сейчас же вообще очень модная тема есть со школьной айдентикой. Вот эти все бомберы — как в американских школах.

— Да! И я еще спросила у десятых классов — а им еще нужно это все носить на жилетку и рубашку — что они думают про эмблему. Тоже говорят: «Ну, она красивая, прикольно смотрится — ты как будто американский школьник». Спрашиваю: «А еще какие-то мысли за ней есть?» И один чувак говорит: «Мы всей школой носим, значит, в каком-то смысле мы одна команда. А не наша школа — со своей эмблемой, это другая команда». И это круто — какой-то соревновательный дух. Конечно, не хотелось бы, чтобы они из-за этого подрались на стадионе, но все-таки. Даже если ты не попадаешь ни в одну компанию, но вокруг тебя все носят те же эмблемки, что и ты, — тебе уже как будто не так одиноко.

Если говорить про сюжет, то там есть такая тема, как и во многих похожих фильмах, — ученик влюбляется в учителя. Суперпопсовый мотив, но на самом деле такого нет. Или дети просто никогда не скажут об этом. У меня было такое, что пару лет назад из наглости или подросткового максимализма подкатывал одиннадцатиклассник. Но такому сразу нужно положить конец, дать понять, что не сработает. Причем это даже был ничем не подпитанный подкат — в «Рашморе» хотя бы показывается, что у героя были какие-то чувства к учительнице, общие интересы, они общались.

Сложная тема. Я знаю, что у нас есть учителя, которые общаются после выпуска со своими бывшими учениками. И я планирую со своими общаться. Но это никогда не переходит границы — это просто противоестественно. Они же дети. Они могут быть выше тебя, но когда ты с ними много времени проводишь, то это чувствуется: они дети. В фильме тоже показывается, что, когда они познакомились поближе, пережили ситуацию, когда она сама влюбилась в другого взрослого, парень понял: он еще ребенок. Сам почувствовал, а может, она грамотно сработала — трудно сказать. Короче, фильм крут тем, как он поднимает эту тему и как она в итоге не получается, потому что она реально не может получиться.


Тони Кэй, 2011
«Учитель на замену»


Генри Барт — учитель на замену, который получает очередное временное назначение. На этот раз он должен преподавать английский язык и литературу в неблагополучной школе, где в порядке вещей нецензурная брань и оскорбления в отношении учителей.

— Тут надо отталкиваться от оригинального названия — Detachment. От слова «отстраняться». Собственно, здесь учитель и есть отстраненный человек, он не прикреплен ни к какой школе: его просто вызывают, когда кто-то ногу сломал или надолго ушел в отпуск. И вот он приходит в неблагополучную школу и говорит, что не собирается ничему учить детей, потому что им это не надо, — просто будет следить, чтобы они не поубивались. Препод он на самом деле крутой, да и психолог неплохой, но с кучей своих нерешенных проблем: его мать покончила с собой, и как-то намекается, что у деда был с ней какой-то неприятный issue, может даже сексуальный. Вот, кстати, тоже важная тема: нельзя пускать работать с детьми тех, у кого есть свои нерешенные вопросики в голове.

В фильме есть момент, когда к герою после урока подходит девочка, которая в него немного вкрашилась. Она изгой, но талантливая: делает красивые черно-белые фотки, мрачные такие. А батя у нее обычный алкаш, который говорит, что она ничего не добьется. И вот она хочет, чтобы учитель этот ее обнял — просто на эмоциях. А в Америке с этим жестко все: детей трогать вообще нельзя, за это дадут выговор. Девочка обнимает его, и тут заходит другая преподша. И из-за того, что у него свои неприятные воспоминания про деда и мать, он сразу же начинает оправдываться. А школьница думает, что она опять сделала что-то не то, и ее детское желание ласки и заботы отвергнуто везде. Закончилось все в итоге печально для нее.

Есть еще одна сюжетная линия — про девочку, которая занимается проституцией. Это вообще ****** [ужас] — так и запиши. Герой ее забирает к себе жить (безо всякого там), водит ее по врачам, отучает от всего этого дерьма. Она привыкает к нему, но он, помня о ситуации с предыдущей девочкой, звонит все-таки в социальную службу. В итоге и ей плохо, и ему плохо, и тебе плохо — от того, что смотришь и понимаешь: он изначально неправильно сделал. Если хотел помочь, то не надо было приводить ее к себе домой. В общем, фильм крутой, но тяжелый: после него еще больше начинаешь присматриваться к детям и бояться за них.

— Как все эти моменты не пропустить? Пусть даже не настолько жесткие.

— За время работы у меня бывали подозрения, что у какого-нибудь ребенка что-то не так в семье. Возможно, агрессия есть какая-то — не знаю, на каком уровне, потому что не видела и не могу утверждать. Всегда старалась поговорить. Даже если мне не было суперкомфортно общаться с самим ребенком, все-таки переступала через себя и говорила напрямую или заходила через его круг общения. Могла еще, например, пообщаться с другими детьми, у которых похожие проблемы, — чтобы он видел, что они мне рассказывают, а я нормально реагирую.

Здесь самое страшное, что ты особенно ничем помочь не можешь. Единственное, что можешь сделать, — создать благоприятную среду в школе, чтобы ребенку хотя бы там было комфортно находиться. И чтобы образование стало вещью, которая поможет из этого всего выбраться: заканчиваешь 9-й или 11-й класс — и думаешь, как свалить от предков. На уроках можно только посоветовать не обострять — не реагировать в силу подросткового возраста взрывами агрессии, особенно в ответ на необоснованную агрессию родителей.

Вообще, для этого нужен психолог. И тесты. Круто, что сейчас в каждой школе есть служба, которая их анализирует. О своей школе могу сказать, что делают они это реально качественно, а психолог реагирует и советуется со мной.


Оливия Уайлд, 2018
«Образование»


Накануне окончания школы две отличницы узнают, что их одноклассники тоже поступили в хорошие вузы. Девушки приходят в отчаяние, ведь они не тусовались всю старшую школу и корпели над учебой, а остальные успели и то и другое. Теперь подруги решают наверстать упущенное и любой ценой попасть на вечеринку самого популярного парня в классе.

— Прикольно, что в фильме все школьники прям железно знают, кто куда будет поступать, готовятся к этому не один год. У нас, кажется, не так?

— У нас да, очень мало детей знают, что они собираются делать после школы. Среди моих только процентов десять могут сказать: «Ну, я туда буду поступать». И то это будет самый очевидный выбор — с которым ему просто нормально.

Сложно перенести ситуацию из фильма на наши реалии. Я бы не сказала, что у нас чуваки, которые плохо учатся, потом поступают на крутые специальности. Потому что в любом случае надо считать аттестат, да и школа тебя готовит к экзаменам. Те, кто послабее, чаще всего сливаются после девятого класса. Тебе просто честно объяснят: ты не потянешь, аттестат станет только хуже, потому что будет много предметов и делать всего придется в два раза больше. Так что, может быть, лучше податься в колледж. Если ты за «айтишку» — можно еще пойти в эти все «бээнтэушные» штуки.

«Образование» — очень попсовый, массмаркетный фильм, который просто рассказывает про то, как две чувихи круто потусовались. В нем нет чего-то такого, о чем прям стоило бы задуматься. Лайтовое кино — можно посмотреть под «чипсоны», поржать, вспомнить какие-то свои истории из выпускного класса. Но он не показывает ничего особенного — ну, вечеринки на хате. Еще то, что есть дети из семей побогаче, а есть из семей победнее. Наверное, он настраивает на какой-то позитив, мол, если ты все школьные годы «задротил» и не веселился, не переживай — вся жизнь впереди. Но своим детям я бы его не показывала: какой-то он shallow, «мелкий», что ли.


Александр Велединский, 2013
«Географ глобус пропил»


Биолог Виктор Служкин от безденежья идет работать учителем географии в обычную школу. Он борется, а потом и дружит с учениками, конфликтует с завучем, ведет десятиклассников в поход — сплавляться по реке. Еще он пьет с друзьями, пытается ужиться с женой и водит в детский сад маленькую дочку.

Смотреть на VOKA

— Этот фильм надо показывать всем преподам в качестве руководства, как делать нельзя. Герой Хабенского бухает при детях — это вообще как? Когда ты бухаешь, ты не отвечаешь за вещи — а когда ты учитель, ты должен отвечать за них постоянно. Я вот, сидя с тобой, все еще отвечаю за своих детей, несмотря на то, что они дома и за них тоже отвечают родители. Потому что я классрук — если у них случится какая-то образовательная фигня, я должна помочь. Если случится моральная фигня — в целом тоже должна, потому что не всегда им могут помочь родители.

Все нормальные взрослые люди иногда выпивают. Но дети не должны об этом знать. Они могут догадываться, но пусть у них не будет доказательств. Никогда не добавляй детей в Instagram — только закрытый профиль, пока они не выпустятся. Если начинаются сплетни от выпускников — значит, ты не тем людям доверился и разрешил чуточку войти в свою личную жизнь. В фильме в какой-то момент ученики начали на географа равняться, особенно этот пацан-оторва. Он даже говорит: «Я же как вы». Дети всегда смотрят на тебя как на пример. Ты можешь в школе быть отличным человеком, но если в личной жизни у тебя есть другие стороны — они потянутся и за ними.

И он был очень не прав, когда вывез детей на реку без какой-то подготовки. Да и образования учителя у него тоже нет. Тут уже к директору вопросы: какого черта ты берешь на работу человека без педобразования? Не скажу, что лично мне оно сильно помогло в работе, но в универе тебя как минимум научат базовым вещам, которые обязан понимать человек, собирающийся отвечать за других людей. Да, он иногда делал что-то нормальное: спас же девочку. Подтянул немного географию с ними. Пытался найти подход к детям — просто делал это неправильно. Можно играть не по правилам, я сама так иногда делаю — просто надо отдавать себе отчет, во что это может вылиться. Просчитать все возможные риски и сделать так, чтобы не навредить.

В целом все получили какой-то опыт из этой ситуации — хотя, конечно, не такой ценой они должны были это сделать. Единственное, что мне нравится, так это то, что дети по итогу поняли: он плохой пример для подражания и они такими не будут. Для географа это все тоже стало своего рода терапией: к нему вернулась жена, он стал больше заниматься дочкой, жизнь налаживать. Денег только у него все еще нет. Такая вот мораль: если у тебя нет педагогического образования и денег — не суйся в школу их зарабатывать.


Еще больше фильмов про школу — в специальной подборке на VOKA.



Партнер проекта — VOKA

Видеосервис VOKA для жадных до всего интересного. Больше позитивного, яркого и в то же время содержательного, а главное — всего самого интересного в одной подписке! VOKA — лидер в ассортименте контента, на видеосервисе вы сможете найти контент самых известных и популярных правообладателей: онлайн-кинотеатров, студий (Amediateka, Premier, Start, more.tv, ivi, Paramount, Disney, Fox, Sony, Warner), более 130 ТВ-каналов, спортивные трансляции от Setanta Sports и собственный эксклюзивный контент платформы.

Спецпроект подготовлен при поддержке УП «А1», УНП 101528843.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner запрещена без разрешения редакции. ng@onliner.by

Автор: Антон Коляго. Фото: Анна Иванова