Спецпроект

Пришла на медосмотр для ГАИ, а врач сказал: «У вас сердце 70-летнего человека». Неожиданные последствия ковида

11 октября 2022 в 9:00
Источник: Полина Лесовец. Фото: Александр Ружечка, Владислав Борисевич и из личного архива героев
Спецпроект

Пришла на медосмотр для ГАИ, а врач сказал: «У вас сердце 70-летнего человека». Неожиданные последствия ковида

Разыгрываем Playstation и Dyson в приложении Каталог Onlíner каждую пятницу

О постковидном синдроме сегодня не слышал только ленивый. Но одно дело, когда симптомы нарастают плавно, постепенно, имея хотя бы некую логику и подобие структуры. И совсем другое — внезапно обнаружить себя в «предынфарктном» состоянии на медкомиссии или гуляя по городу, когда уже и думать о ковиде забыл. Onlíner продолжает спецпроект со Stada, и сегодня расскажем о неожиданных последствиях «короны» для белорусов 40+ лет.

«С такой кардиограммой водить нельзя. У вас же предынфарктное состояние!»

Мария, 39 лет, ассистент руководителя, Минск:

— Я дважды привита китайской вакциной, но все равно в сентябре 2020-го переболела ковидом в легкой форме. То, что это именно «корона», показал ПЦР-тест. У меня не было температуры, я не валялась в постели, отходила болезнь на ногах. Функционировала абсолютно нормально, единственное — кашель и боль в горле, как при легком гриппе.

Потом я выздоровела, все было отлично. Пришло время обновить медицинскую справку для ГАИ. Я сделала кардиограмму и флюорографию — абсолютно рядовые процедуры — и пришла с ними в 24-ю поликлинику. Помню, врач смотрит на мою кардиограмму, смотрит, а потом говорит: «Ну, Мария… С такой кардиограммой водить нельзя. У вас же предынфарктное состояние!» — «В смысле?» — «Справку не дадим, потому что в любой момент может случиться инфаркт, вы представляете опасность для других участников дорожного движения».

Я была в шоке. Какой инфаркт? У меня же проблем со здоровьем не было и нет. Когда тебе говорят: «У вас предсмертное состояние», а нет ни боли, ни симптомов, это сложно осознать. Мне сказали сходить к кардиологу и тщательно обследовать сердце: УЗИ, холтер и т. д. Я записалась к доктору в частный медицинский центр, и он подтвердил: «Да, миокардит, риск инфаркта миокарда. Если бы я не знал, что вам 38 лет, то по кардиограмме подумал бы, что вам глубоко за 70. Водить нельзя, потому что в любой момент вы можете потерять сознание». И кардиолог стал выяснять истоки болезни. «У вас когда-нибудь были похожие проблемы?» — «Нет, никакая я не сердечница. Здоровье конское. Сколько раз в жизни делала кардиограмму — все отлично. И вообще я активная, спортивная». — «А ковидом болели?» — «Да, в легкой форме».

Выяснилось, что это последствие ковида. Я перенесла болезнь на ногах, и это увеличило нагрузку на сердце в разы. Доктор сказал: «Уже не первый подобный случай». Он попросил не переживать и объяснил, что сердце — мышца, которая поддается лечению и восстановлению. Главное — серьезно выполнять рекомендации. Три месяца я пила лекарства — миорелаксанты, расслабляющие сердечную мышцу: четыре вида таблеток три раза в день. Потом снова пришла к доктору, и на повторной кардиограмме все уже было отлично. Анализы как у нормального здорового человека (улыбается. — Прим. Onlíner).

Напоследок врач сказал, что мне повезло вовремя попасть на медосмотр. Если бы я не пропила курс миорелаксантов, то любая сверхнагрузка, физическая или психическая, — и инфаркт точно бы случился. На прощание врач добавил: «Осложнения на сердце — не самые худшие, потому что легко поддаются терапии, а вот последствия для нервной системы: бессонницы, кошмары, потери памяти, панические атаки, тревоги, депрессии — увы, почти невозможно вылечить».

Одним словом, все закончилось хорошо. Я снова за рулем. Хотя хирург-кардиолог предупредил, что мы не знаем долгосрочных последствий ковида. Что будет через 10 лет или когда начнутся естественные процессы старения? У врачей пока нет ответа.

«Тогда я еще не знала, что такое панические атаки»

Ирина, 50 лет, сотрудница банка, Минск:

— Я заболела ковидом в мае 2021-го. Примерно неделю была дома, а потом мне сделали КТ и положили в 4-ю минскую больницу. Две с лишним недели пролежала в больнице, прежде чем выписаться домой. После этого скорая ко мне приезжала через сутки: давление 250 на 200, пульс под 150… Я не понимала, что со мной происходит. Выручало, что работала дома, на удаленке. Но странные симптомы нарастали. Меня бросало в пот, были приливы жара к лицу. Тревога зашкаливала. Я начала панически переживать за свое здоровье, выходила на улицу только с аптечкой. Из серии «упаду в обморок, умру, и меня никто не спасет». Тогда я еще не знала, что такое панические атаки. Прошла всех возможных врачей, от кардиолога до гинеколога: физически я абсолютно здорова.

Оказывается, состояние, когда давление резко взлетает вверх, жар приливает к лицу, сердце болит так, что еще секунда — и отвалится, жутко ноют колени, ты не понимаешь, что происходит с телом, и испытываешь невероятный, нечеловеческий страх, не можешь выйти из квартиры даже на работу — это и есть паническая атака. Иррациональное ощущение, что прямо сейчас ты умрешь. В один из таких приступов я просто среди ночи села в машину и полетела к подруге. Оставаться одной было равносильно смерти. Хотелось к людям. Никому не пожелаю такого…

Месяц я терпела и наконец пошла к психологу. Он огорошил: «Поздравляю, у вас панические атаки». Психиатр сразу сказал: «Это постковид» — и назначил антидепрессанты. Я принимаю их уже больше года. Теперь мне не стыдно признаться, что я принимаю антидепрессанты. Лучше я буду их пить и нормально себя чувствовать, чем вот это вот все. Мне кажется, белорусам пора убрать стигму с темы антидепрессантов. В конце концов, если у тебя болит желудок — ты лечишь желудок, если болит зуб — идешь к стоматологу. А здесь болит психика. Это точно такой же орган, как и все остальные, и его нужно лечить.

Важное обстоятельство, о котором больно говорить: в больницу вместе со мной попала мама, и она не пережила ковид. Сначала мы лежали вместе, в одной палате. Когда меня выписали, маму перевели на ИВЛ, и я ездила к ней в реанимацию каждый день, как на работу. Через две недели… все… закончилось. На фоне постковида смерть мамы — это мощнейший триггер для панических атак.

Антидепрессанты начали работать не сразу. Препарат — современный, дорогой, который я пила первые два месяца, почему-то не действовал. Я тратила немалые деньги, но легче не становилось. Панические атаки повторялись. Помню, как сидела с друзьями в кафе, и вдруг навалился этот нечеловеческий страх — мне пришлось встать и тут же уехать.

Я пошла к другому психиатру, и он предложил сменить препарат. Новые антидепрессанты оказались даже дешевле. Прошло не меньше четырех месяцев, прежде чем психика адаптировалась и они начали работать. Сейчас продолжаю их принимать и параллельно работаю с психологом. Это считается золотым стандартом при панических атаках: визиты к психологу плюс медикаментозное лечение у психиатра.

Прямо сейчас мы с психиатром думаем плавно снижать дозировку. Так что, можно сказать, я легла в сторону выхода (улыбается. — Прим. Onlíner).

«Я просто шел по городу и вдруг почувствовал, как начинает сдавливать горло»

Виктор, 51 год, ремесленник, исторический реконструктор, Бобруйск:

— Я заболел ковидом осенью 2021-го. Думаю, это можно назвать тяжелой формой: более 60% поражения легких. Полторы недели пролежал в больнице и попросился на выписку. Приехал домой, начал колоть дрова и все такое — стало очень плохо. Перетрудился, наверное.

Меня снова забрали на скорой в больницу, только на этот раз уже в инфекционную. Там поставили диагноз «дисбактериоз». Ведь от ковида лечили только антибиотиками и в итоге полностью убили микрофлору кишечника. А свято место пусто не бывает — туда заселилась вредная микрофлора. Началась непроходимость тонкого кишечника, образовалась спайка. Я не ел около месяца… Неизвестно, чем бы дело кончилось, если бы один врач не порекомендовал колоноскопию. Во время процедуры кишечник «надули» газом, и спайка разошлась, мне сразу стало легче. За месяц лежания в больнице я потерял 15 килограмм веса.

Потом вернулся домой, все пришло в норму, все было хорошо. Казалось, последствия ковида миновали. Но через год случился гипертонический криз, хотя до этого никаких проблем с сердцем не было. Я просто шел по Бобруйску и вдруг почувствовал, как начинает сдавливать горло. А еще тупая боль за грудиной. Я подумал, что это ангина. Но буквально с каждой минутой становилось хуже. В конце концов стало сложно дышать. Я добрался до ближайшей аптеки и съел несколько таблеток корвалола — не помогло. Пришлось вызывать скорую. Врачи зафиксировали давление под 260 и сделали укол клонидина — это сработало.

Меня забрали в больницу, в палату интенсивного наблюдения. Сделали УЗИ сердца, сцинтиграфию миокарда и так далее… В итоге отправили на операцию под названием «стентирование». Сначала одну, а в течение полутора месяца — вторую. Суть в том, что через вену в суженный сосуд пропускают металлическую сеточку, которая расширяет этот сосуд и не дает нарастать холестерину на стенках. Проходимость крови сразу улучшается. Помню, кардиолог показывал мне сосуд на внешней стороне сердца, объяснял: «Смотрите, вот здесь проблема, мы вам поможем».

Одна из гипотез: мои внезапно случившиеся проблемы с сердцем — это последствия ковида. Ведь до «короны» у меня было отличное давление, а после — повышенное. Сейчас купил тонометр, постоянно измеряю давление, пью лекарства, в том числе ацетилсалициловую кислоту, чтобы разжижалась кровь.

Комментарий врача

Как ковид влияет на сердечно-сосудистую систему? Каковы отдаленные последствия? Отвечает кардиолог медицинского центра «Кравира» Евгения Грецкая:

— Уже известно, что вирус SARS-CoV-2 проникает в организм человека через определенные рецепторы. Они называются «рецепторы к ангиотензинпревращающему ферменту» (АПФ) и находятся в очень многих тканях, в том числе в сердце и сосудах. Поэтому виды осложнений весьма разнообразны.

Например, при поражении кардиомиоцитов — мышечных клеток сердца — может возникнуть миокардит. Ритм сердца нарушается, а в запущенных случаях развивается кардиомиопатия. Если вирус «займется» клетками эндотелия, которые выстилают сосуды, то пациент столкнется с сосудистыми проблемами, в том числе тромбозами. Аритмии, инфаркт миокарда, сердечная недостаточность, тромбозы — это все «наследие» ковида.

У людей, у которых прежде были сердечные проблемы, состояние может усугубиться. Станут более частыми гипертонические кризы или, например, приступы стенокардии. Но кардиологам известны и случаи, когда у пациентов, прежде не имевших проблем с сердцем и в целом обладающих прекрасным здоровьем, после ковида появлялся тот же миокардит и развивался стремительно. Это факт. А бывает, что человек переболеет ковидом, но это никак не отражается на клинической картине. Не люблю повторять банальность, но все правда очень индивидуально (улыбается. — Прим. Onlíner).

На тему сердечно-сосудистых осложнений ковида уже есть немало научных публикаций — как белорусских кардиологов и терапевтов, так и зарубежных. Но дело в том, что доказательная медицина опирается на данные, полученные в рандомизированных двойных слепых плацебо-контролируемых исследованиях. А с ковидом очень тяжело их организовать. Имеющиеся исследования не всегда основаны на том количестве людей, которое соответствует стандарту, например. Поэтому данные очень разрозненные. Пройдет еще несколько лет, прежде чем мы сможем с точностью говорить об отдаленных последствиях коронавируса.



Партнер проекта — Stada
Приказ МЗРБ №841 от 22.06.2022 об организации медицинской помощи пациентам с COVID-19 предусматривает назначение ацетилсалициловой кислоты (АСК) в качестве базового препарата для разжижения крови в амбулаторных условиях:

> пациентам со среднетяжелой формой инфекции без факторов риска ее тяжелого течения 75 мг 1 раз в день (при массе тела > 100 кг 150 мг 1 раз в день) при отсутствии противопоказаний;

> пациентам со среднетяжелой формой инфекции и как минимум одним фактором риска ее тяжелого течения дополнительно к АСК — антикоагулянты в профилактической дозе;

> для продленной профилактики тромбозов пациентам со среднетяжёлой или тяжелой формой заболевания — прием АСК в течение 6 месяцев.

Спецпроект подготовлен при поддержке представительства АО «Нижфарм» (группа компаний STADA) в Республике Беларусь, УНП 102386304.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: Полина Лесовец. Фото: Александр Ружечка, Владислав Борисевич и из личного архива героев