Смена пола и десятки спортсменов с инвалидностью. Как работала жуткая допинговая система ГДР

24 265
19 августа 2022 в 16:00
Источник: Сергей Солонкевич

Смена пола и десятки спортсменов с инвалидностью. Как работала жуткая допинговая система ГДР

Среди множества допинговых скандалов пример немца Андреаса Кригера в свое время был самым громким и одиозным. А дело в том, что настоящее имя Андреаса — Хайди, и родился Кригер не мальчиком, а девочкой. Когда Хайди занялась легкой атлетикой, тренеры стали пичкать девушку анаболическими стероидами и мужскими гормонами. Юной спортсменке и ее родителям специалисты от спорта говорили, что таблетки помогают организму быстрее восстанавливаться и становиться крепче. Отказываться от препаратов было нельзя, ведь так называемая фармакологическая программа была одобрена на государственном уровне. Сотни немецких детей глотали таблетки, не подозревая, что именно они принимают и как химия повлияет на их жизни. Рассказываем о самой известной жертве зловещей допинговой программы.

Государственная допинговая программа

После возведения в 1961 году Берлинской стены Восточная Германия стремилась получить признание в мире и делала все, чтобы укрепить свое положение. Для этого в ход шли все возможные инструменты, среди которых руководство ГДР выделяло спорт.

В 1969-м в Восточной Германии принимают директиву, которая законодательно делила виды спорта на две категории. Дисциплины первой категории поддерживались государством. К таким видам спорта относились те, которые были широко представлены на Олимпийских играх: плавание, гребля, легкая атлетика. Дисциплины второй категории верхушку ГДР особо не интересовали, потому что не были (или были недостаточно) представлены на Играх. Основные ресурсы шли на финансирование избранных видов.

Восточная Германия делала все, чтобы массово взращивать молодые таланты. А развитие науки и медицины стало хорошим подспорьем. Профессиональные спортсмены стали использовать стероиды, амфетамины, гормоны роста. Прием препаратов, которые повышали работоспособность, стал чем-то обычным для атлетов из ГДР.

Соединение спорта и фармакологии дало свои плоды. На летних Олимпийских играх в 1972 году сборная Восточной Германии в медальном зачете заняла третье место среди всех стран-участниц. Выиграв 66 наград, команда ГДР пропустила вперед лишь сборные США и СССР. Но о допинге правительство и спортивное руководство ГДР старалось помалкивать. Чиновники предпочитали говорить, что страна, в которой проживает всего 16—17 миллионов человек, может бороться и превосходить мировые державы. И все это, само собой, исключительно благодаря упорному труду и таланту спортсменов.

После Игр-1972 Международный олимпийский комитет усовершенствовал обнаружение допинга, но ГДР уже успела войти во вкус, и ее руководство было не остановить. Восточные немцы разработали специальную программу, в рамках которой наладили производство допинга. Но не простого, а с повышенным эффектом. Кроме того, ученые должны были создать такие препараты, которые не смогли бы обнаружить антидопинговые агентства. Инициатива поставить применение допинга на поток исходила от Комиссии по спорту ГДР.

Предложение было одобрено на самом верху. Курировали программу министр спорта и руководитель олимпийского комитета ГДР Манфред Эвальд и президент спортивно-медицинской службы Манфред Хоппнер.

Спортсмены начали массово принимать туринабол, анаболические препараты. Ученые работали над разработкой концепции применения допинга, проводили исследования, анализировали, насколько увеличиваются возможности спортсмена, который сидит на препаратах. Также изучались последствия использования допинга, рассчитывались сроки выведения того или много препарата из организма. Был налажен контроль спортсменов перед выездом на соревнования, ведь атлеты должны были быть «чистыми».

В этой масштабной работе участвовали три научно-исследовательских института. В спортивном департаменте правительства функционировала рабочая группа uM (аббревиатура unterstützende Mittel, по-русски — «вспомогательные средства»), отвечающая за все вопросы, касающиеся вспомогательных веществ. Производством допинга занимались восточногерманские фармацевтические компании. А сотрудники Службы спортивной медицины перед посвящением во внутреннюю кухню программы давали подписку о неразглашении.

О том, что происходит, знали или догадывались все высшие партийные комитеты и госорганы. На официальном уровне это называлось вспомогательной программой, вспомогательной фармакологией и другими замысловатыми словами, но по факту все понимали, что речь идет о допинге. Правда, вслух про запрещенные средства никогда не говорили. В то же время ученые продолжали создавать препараты и стремились выполнить спущенный им сверху государственный план.

Усердие по всем фронтам дало свои плоды. Уже в конце 1970-х спортсмены из ГДР стали господствовать в разных видах спорта и устанавливать рекорд за рекордом. В 1980-е мир начал подозревать, что в Восточной Германии мутят что-то неладное. Чиновники из Международного олимпийского комитета стали все чаще сомневаться, что немцы постоянно выигрывают лишь за счет своего таланта и трудолюбия. Допинг-контроль был усилен, к атлетам из ГДР приковывалось повышенное внимание, но доказательств у МОКа не было. На тот момент не было ни знаний, ни инструментария, которые помогли бы вскрыть большой обман. А восточные немцы, наоборот, делали все, чтобы не «спалиться», и работали на опережение.

Мужские гормоны и коррекция пола

Система сбоев не давала. Одобренные учеными нелегальные препараты глава спортивно-медицинской службы Манфред Хоппнер вместе с инструкциями по дозировке передавал представителям спортивных ассоциаций. Оттуда допинг расходился по врачам и тренерам конкретных секций, которые определяли график приема препаратов для отдельно взятого спортсмена. Затем врачи и тренеры наблюдали за эффективностью препарата и состоянием здоровья спортсмена.

Функционеры и руководители различных спортивных структур не рассказывали атлетам, чем их пичкают на самом деле. В большинстве случаев спортсмены начинали употреблять «химию» в детстве и верили, что тренеры дают им витамины. Причем некоторые специалисты просили своих юных воспитанников ничего не говорить о «витаминах» даже родителям.

Пловчиха Корнелия Эндер (в центре) выиграла три серебряные медали ОИ-1972 в возрасте 13 лет. В 1977-м ее исключили из сборной за отказ от употребления допинга

Употребление допинга (или «витаминов») стало обязательным, а в избранных случаях, когда речь шла о талантливом ребенке, даже принудительным. Спортивные федерации каждый год составляли списки атлетов, которым предназначалась так называемая фармподдержка.

Большинство спортсменов, привыкших к витаминам, и не догадывались, что используют допинг. Взрослые утверждали, что таблетки необходимы в рамках специальной диеты, витаминных комплексов или профилактического курса, защищающего от травм. Девушки и юноши даже не подозревали, какие побочные эффекты могут их ждать. Винтиками госпрограммы стали более десяти тысяч детей. Кто-то из них начинал принимать препараты в двенадцать лет, а кто-то — в семь-восемь.

Наверное, самой известной жертвой допинговой системы стала уроженка Восточного Берлина Хайди Кригер. Заниматься в детско-юношеской спортивной школе девушка начала в четырнадцать лет. Ее результаты в толкании ядра выгодно отличались от показателей сверстниц. Тренеры смекнули, что растет будущая медалистка, и решили ей «помочь». Если сразу Хайди принимала лишь обычные витамины, то в шестнадцать лет она стала систематически принимать допинг. Кригер никогда не видела упаковки от синих таблеток, которые ей давал тренер, и не знала название «витаминов». Тренер говорил, что это поддерживающие препараты. А на деле в ход шли анаболические стероиды и мужские гормоны.

В итоге «витамины» помогли восточногерманской спортсменке добиться успеха. На чемпионате Европы по легкой атлетике-1986 Кригер толкнула ядро на 21,10 метра. Потрясающий результат принес 20-летней атлетке золото ЧЕ.

И у самой Хайди Кригер, и у спортивных чиновников на нее были большие планы. Однако дальнейшая карьера не задалась. Организм, который четыре года накачивали допингом, стал давать сбои. Девушка продолжала тренироваться, но больше ничего не могла добиться. Каждое занятие сопровождалось сильной болью.

Шли годы. Пала Берлинская стена, две Германии объединились, а Хайди Кригер все пыталась вернуться на свой былой уровень, пока в 26 лет не завершила карьеру. Сил продолжать уже не было: годы тренировок и прием анаболиков нанесли удар здоровью.

А в 1997-м Хайди Кригер ложится на операцию по коррекции пола, после которой меняет документы и становится Андреасом Кригером. Позже Андреас расскажет, что в восемнадцать лет он не мог чувствовать себя полноценной девушкой и все чаще подумывал о том, что он парень. Внешне девушка тоже больше походила на парня, чем на своих ровесниц. Хайди не понимала, что с ней происходит, пока друг не рассказал ей, что такое транссексуальность. Узнав об этом явлении, Кригер стала задумываться об операции и смене пола.

Тяжелые последствия и сотни жертв

Первые серьезные обвинения в создании государственной допинг-системы в адрес ГДР начали звучать еще в конце 1970-х. Спортсмены, которые сбегали на Запад, рассказывали о том, как все работает в Восточной Германии. Но доказательств не было. В большинстве случаев допинг-пробы восточных немцев оказывались чистыми.

После падения Берлинской стены о госпрограмме так называемой поддержки спортсменов стало известно всем. Некоторые документы были опубликованы, что вызвало шок в немецком обществе. История Андреаса Кригера добавила еще больше шума. Когда бывший легкоатлет узнал, что все эти годы он принимал совсем не витамины, его осенило. Теперь Андреас-Хайди понял, что на его транссексуальность повлияли мужские гормоны, которые он глотал на протяжении десяти лет.

Уже в XXI веке в одном из интервью Кригер сказал, что не жалеет о коррекции пола, но считает себя обманутым. По словам бывшего спортсмена, его лишили шанса самостоятельно понять, кто он есть на самом деле, а гормоны существенно повлияли на его судьбу.

Андреас Кригер сейчас

Допинг, к слову, испортил жизни сотен гэдээровских девочек и мальчиков, которые пошли в спорт. Многие спортсмены в раннем возрасте стали инвалидами, приобрели хронические заболевания, а некоторые и вовсе умерли молодыми.

Тяжелоатлет Герд Бонк, который завоевал много медалей на самых престижных соревнованиях, тоже принимал допинг, ничего об этом не подозревая. Из-за запретной фармакологии Бонк остался без Олимпийских игр — 1980. Из организма спортсмена просто-напросто не успели вывести препараты до начала соревнований. Кроме того, у спортсмена диагностировали тяжелую диабетическую болезнь, а затем почечную дисфункцию и проблемы с другими внутренними органами. В 37 лет бывший спортсмен стал инвалидом. Здоровье настолько испортилось, что Бонк мог передвигаться только в инвалидной коляске.

Герд Бонк на Олимпийских играх 1976 года

Трехкратная олимпийская чемпионка и титулованная пловчиха Барбара Краузе тоже стала жертвой «витаминов». Но препараты отразились на ее потомстве. Барбара родила двух детей с деформацией ног — побочным эффектом от приема стероидов. И эти фамилии — только начало списка жертв.

На стыке веков главные организаторы и инициаторы программы оказались под следствием. Их обвиняли в преднамеренном нанесении ущерба здоровью как взрослым, так и несовершеннолетним спортсменам. Андреас Кригер вместе с другими атлетами принимал участие в судебном процессе, выступал во время заседаний. Несмотря на количество жертв и чудовищные последствия накачки допингом, подсудимые отделались достаточно мягкими наказаниями.

Барбара Краузе (в центре). Церемония награждения ОИ-1980

Позже в Германии приняли закон о помощи жертвам допинга, по которому всем пострадавшим полагались выплаты. Насколько финансовая помощь государства компенсировала страдания спортсменов бывшей Восточной Германии — хороший вопрос. Тот же Герд Бонк говорил про себя, что он принесен в жертву ГДР и забыт в объединенной Германии. А пловчиха Рика Райниш, которая взяла три золота на ОИ-1980, сказала так:

«Хуже всего то, что они лишили меня возможности когда-либо узнать, смогла бы я выиграть золотые медали без стероидов. Это величайшее предательство из всех».

Что касается Андреаса Кригера, то удары судьбы не помешали ему найти какое-никакое счастье. Кригер женился на бывшей пловчихе, которая тоже была жертвой допинга. Они познакомились во время судебного процесса. Свою супругу Кригер называл главным выигрышным билетом в жизни, в чем, зная историю Хайди-Андреаса, сомневаться не приходится.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner запрещена без разрешения редакции. ng@onliner.by

Источник: Сергей Солонкевич