Художники создают картины, которые не отличить от фото. Эксперт рассказал, как им это удается

21 084
30 июля 2022 в 17:00
Автор: Тарас Щирый. Фото: fascinationstart.com, LinkedIn

Художники создают картины, которые не отличить от фото. Эксперт рассказал, как им это удается

На выставках нередко можно встретить посетителей, которые от увиденного не сдерживают эмоций вроде: «Это ведь невозможно! Не картина, а чуть ли не фотография! Как художнику это удается?» Что любопытно, мастера, работающие в такой технике, делают это неслучайно, и их давно объединили под шапкой фотореализма или гиперреализма. Что это за направления в изобразительном искусстве и как художникам удается достигать в своих полотнах такой фотографической точности, мы попросили объяснить нашего провожатого в мире искусства Любовь Гаврилюк.

 Рассказ о живописи, основанной на фотографии

Существуют два термина, которые борются за то, чтобы называть подчеркнуто, демонстративно реалистичные живописные полотна. Речь идет про «фотореализм» (1968) и «гиперреализм» (1973). Фотореализм считается названием более жестким, снимающим всякие иллюзии относительно первоосновы, прообраза картины.

Художники и раньше использовали фотографию, но всегда это было завуалированным, теперь же скрытое стало легитимным и значимым. А «гиперреализм» — термин более спокойный, подчеркивающий не столько источник, сколько результат или даже идею автора.

Фотореалистами сразу назвали американских художников на одной конкретной выставке («Двадцать два реалиста» в музее Уитни, 1970), и сразу же куратор Луи Мейзель все необходимое объяснил. Фотография используется здесь как первичная информация, технологическая необходимость переноса фотоизображения на холст и итоговый, подчеркнуто «документальный» результат. Новым этот стиль стали считать после 1970 года, а более ранние, близкие по эффекту картины к фотореалистичным не относили. Например, если фотография заменяла художнику долгие дни на пленэре или работу с моделью в студии, он не стал от этого фотореалистом, он просто экономил время.

Гиперреализм как термин родился чуть позже и в Европе: бельгийский арт-дилер Иса Брашо тоже обозначил максимально точное копирование в живописи фотографического изображения.

Ценность самой идеи в том, что картина не воспроизводится механически как печать фотографии. Она всегда существует в единственном экземпляре, она авторская, рукотворная и требует большого терпения и тщательности.

Прописан каждый волосок, каждая травинка

В современном искусстве особенно популярны гиперреалистичные натюрморты и изображения животных, допустим, насекомых. Эмоциональные портреты со всеми морщинками, веснушками и ямочками на щеках у Эмануэля Дасканио.

Или скульптуры в жанре ню у Джона де Андреа.

Или витрины магазинов, как оммажи Энди Уорхолу или Дэмиену Хёрсту. Или пронзительные жанровые сцены Дуэйна Хансона. А какие крутые мотоциклы у Скотта Якобса!

Городские виды Ричарда Эстеса, где есть стекло, пластик, полированный металл позволяют художнику написать красивые блики, игру света и тени.

Но интересно, что неуловимая в этих случаях живописная техника все же создает свой особый эффект — глаз каким-то образом улавливает призрачную разницу с технологией фотографической печати. При всей изощренности последней.

В последние годы в концептуальном искусстве появляются гиперреалистичные интерьеры, что тоже буквально завораживает. Например, южноафриканская художница Джина Хейер пишет пустые школьные помещения: лестницы, коридоры, гардеробы. Казалось бы, что тут примечательного? Конечно, ничего! Но Джина безошибочно фиксирует их холодность и неуют, подчеркивая, что архитектура школьных зданий изначально служит системе контроля.

В какой-то мере, появившись в противовес абстракционизму, реалисты возвращали в искусство академическое письмо. В то же время — а это было время поп-арта — они использовали его общий посыл, но не иронизировали над поп-культурой, а лишь поддерживали фигуративность в искусстве.

Как это сделано?

Как правило, именно этот вопрос задает неискушенный зритель. Современных технологий, конечно, много, но базовой, принципиальной остается одна:

  •  Cнимок делается на слайд (позитивное изображение). Те, кто хоть немного следит за новостями на рынке фотоматериалов, знают, что еще недавно здесь были большие проблемы: многие производители закрыли предприятия в связи с развитием цифровой техники. Но, следуя тем же рыночным законам, Kodak в 2017 году возобновил производство слайдовой (reversal) пленки — интерес к альтернативным практикам и фотореализму в какой-то момент иссяк, а потом вернулся.
  • C помощью проекции изображение со слайда переносится на холст. Помимо проекции может использоваться техника сетки. Аэрография и лессировка как методы тоже помогают скрупулезному копированию слайда и имитации глянцевой поверхности фотобумаги.
  • Копия должна быть абсолютно точной. Понятно, что современные камеры с высоким разрешением дают возможность создавать изображения отличного качества. Но! Если художник хочет написать акварель, он может работать с цифровыми технологиями, добиваясь текучести, характерного прозрачного эффекта, только это будет уже совсем другая история.

Еще один принципиальный момент в фотореализме: живописная копия — это сильно увеличенная копия. Эти картины действительно всегда масштабны, а по сравнению с обычными фотографиями просто огромны. Два-три метра по большей стороне — обычный размер живописной работы. Скульпторы, работающие в этом жанре, тоже намеренно создают крупные объекты с преувеличенными, но достоверными деталями.

Детали и фактуры здесь вообще предмет гордости — гиперреалисты их даже акцентируют, но если и просто прописывают, то идеально.

Несколько слов о пикториализме

Если в среде художников можно почувствовать определенную неловкость при сравнении с фотографией, то у фотографов такой неловкости никогда не существовало. Наоборот, фотография как родилась в этом сравнении, как бы «пришла на смену», так до сих пор и стремится быть похожей, приблизиться к «красоте» художественного письма. Другое дело, что под красотой и гармонией можно понимать очень разные вещи. Но обо всем по порядку.

Рождение фотографии относят к 1826 году (Жозеф Ньепс), и этот факт был сразу воспринят как появление более быстрого способа создания изображения, более удобного и доступного, чем живопись. Документальная точность была несомненным плюсом первых снимков, но со временем это сыграло с фотографией злую шутку: ей отказывали в праве называться искусством, а у авторов не видели дара воображения, интерпретации, на которых строилась «фотографика», «фотопластика», коллажи, концептуальные и другие эксперименты.

Питер Генри Эмерсон «Лодки, ожидающие прилива»

Именно их все чаще использовали фотографы: новшества (включая даже термины, не получившие широкого распространения) только развивали медиум фотографии. Фотографы быстро осваивали новые технологии, а можно было возвращаться к старым, усложняя и варьируя все возможные опции. Тем более если помнить о том, что меняющаяся жизнь, социальные аспекты, которые всегда создают необходимый контекст, тоже усложняются. А соответственно содержанию меняется и инструментарий — художественный язык, материалы, технологии.

Параллельно жила и развивалась другая традиция — пикториалистическая. Традиционный, но отдельный жанр, который следовал канонам, предполагал мастерство, поощрял знание законов композиции, цветоведения и т. д. Цифровые технологии уже были на взлете. Где-то пикториализм почти исчез, уйдя в маргинальную тень, но потом вернулся в качестве альтернативной техники с аналоговой съемкой и изысканной ручной печатью (цианотипия, гуммиарабик, бромофорт, оловянный процесс и т. д.). А в Беларуси он и не уходил, напротив, развивался последовательно. Неспешно, без шумных побед — что называется медленно, но не прерываясь.

Альберт Цеханович «Лес и вода»

Выставки пикториалистов Альберта Цехановича, Маргариты Трениной, Марии Боне, Андрея Воскресенского — не только персональные, но и групповые, с участием Виктора Журавкова, Натальи Евмененко, Александра Птаха, Ольги Сергеевой — сделали этих фотографов заметными. Движение не стало массовым (оно для этого слишком сложное), но музейные проекты в историческом и Национальном художественном музеях подчеркивают место пикториализма в белорусской фотографии. Безусловно, нам, как всегда, не хватает документации, коллекций, музейного хранения и исследования. Конечно, время больших объединений художников проходит, развиваются личные карьеры, а известность фотографов на международной арт-сцене — их личная проблема и инициатива. Но сам факт присутствия в белорусском фотосообществе этой плеяды сильных мастеров (Альберт Цеханович был в свое время председателем Союза фотографов, а сейчас много занимается исследованием архивной фотографии) очевиден.

Есть ли гиперреалисты в Беларуси?

Если на прямой вопрос отвечать прямо, то можно сказать так: есть отголоски, заимствования. В белорусском искусстве вряд ли встретишь фото- или гиперреализм в чистом виде: все-таки новизна и подъем этого направления остались в прошлом. Было бы даже странно, если бы американские или европейские его черты были перенесены в наш современный контекст с достаточной точностью. Поэтому можно говорить о влиянии этого метода, о его отдельных качествах, использовании элементов. Гиперреализм, к примеру, присутствует в творчестве Виктории Савенковой.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Viktoria Savenkova (@savenkovaviktoria)

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Viktoria Savenkova (@savenkovaviktoria)

В 80-е годы несколько известных мастеров приближались к эстетике фотореализма. В их числе один из самых ярких классиков, рано ушедший Николай Селещук. Он был очень экспрессивным художником и явным романтиком, но в «Портрете киноактрисы Светланы Суховей», в «Портрете трех военных» эксперты видят влияние фотореализма.

Интерес к этому направлению просматривается в ранних полотнах народного художника, лауреата Госпремии Беларуси, профессора Владимира Товстика. Приемы фотореализма использовал в свое время Валерий Шкарубо, тоже лауреат Госпремии Беларуси. Менее известны работы Бориса Казакова, но, к счастью, этот пробел восполняет недавняя выставка в Национальном художественном музее. Сам Казаков называл свой стиль стереоживописью, и фотореализм ему явно был близок, а начинал он карьеру как театральный художник в Театре юного зрителя.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Алеся Скоробогатая (@alesyaskorobogataya)

Более молодому поколению художников интересны апроприации разных методов, компиляции, отсылки и эксперименты со стилями: отчасти элементы фотореализма видны у Александра Некрашевича, успешно их используют Алеся Скоробогатая, Александр Доманов.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Александр Доманов (@domanov_alexandr)

В сети, буквально наугад можно встретить имена белорусов Дениса Евтихиева и Антона Маскальчука — не равнозначные работы, но близкие гиперреализму. Собственно, он и сам как художественная практика неоднороден: от классных «копий» до вульгарных и дилетантских, от коммерческих до нонконформистских.


городской, унисекс; 21 л; 1 отделение, ортопедическая спинка, вентиляция спины
городской, унисекс; 28.5 л; 2 отделения, ортопедическая спинка, вентиляция спины
городской, унисекс; 1 отделение, ортопедическая спинка, вентиляция спины

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Автор: Тарас Щирый. Фото: fascinationstart.com, LinkedIn