«В этом году, возможно, придется остановить продажу билетов». Организаторы Viva Braslav о предстоящем фестивале

12 июля 2022 в 8:00
Автор: Артем Беговский. Фото: Максим Малиновский

«В этом году, возможно, придется остановить продажу билетов». Организаторы Viva Braslav о предстоящем фестивале

Разыгрываем Playstation и Dyson в приложении Каталог Onlíner каждую пятницу

«На следующий день после окончания Viva Braslav 2021 единственная мысль в голове — больше никогда в жизни», — начинает Олег Лабуть. С ним и его братом Евгением мы встретились на родине парней — в Браславе. Не переживайте, силы к ним вернулись на третьи сутки после прошлогоднего фестиваля, и в этом году он однозначно состоится. Билеты уже проданы на 80%, артисты на низком старте с чемоданами и свитой, а посетители забронировали все агроусадьбы и турстоянки в округе. Пока братья решают вопросы буквально на месте и вот-вот начнут возводить главную сцену, мы спросили их, каким будет один за крупнейших опен-эйров Беларуси.

 — Уже выработался иммунитет к бессонным ночам и нервяку?

Олег:

— Такой режим уже начинается. Примерно за неделю, когда начнется строительство площадки, спать будем часа по 3—4. Во время фестиваля если поспал 3 часа — уже хорошо. От такой системы мы стараемся уходить: делегировали, но, к сожалению, не все.

Женя:

— Закалка определенно есть, но как только начинается недосып, вся эта система сыплется. Когда нет постоянного костяка, нужно побыть на точках самому. Во время фестиваля километров 30—35 проходим. Основная мотивация этих пеших прогулок — посмотреть, проконтролировать. Мы убеждены, что даже если будут проверенные ребята на точках, ты не должен сидеть в VIP и попивать водичку.

— Подумаешь, провели фестиваль и год отдыхаете, можно и не поспать пару дней.

Олег:

— Очень часто слышим что-то похожее. Месяц работать и отдыхать — мечта всей моей жизни. Работа максимально сложная, требует стрессоустойчивости, ты на нервах 24/7. Люди в команде, бывает, за неделю-две такого темпа уходят: хорошо, если полгода кто протянет. Подготовка к фестивалю ведется целый год.

«Возможно, придется остановить продажу билетов до начала фестиваля»

— Год выдался, мягко говоря, сложным, как удалось собраться и не опустить руки?

Женя:

— Если бы все это свалилось на нас за 10 минут, никакие нервы бы не выдержали и опыт не помог бы. А так все растянулось на 3—4 года, сначала одну проблему решаешь, потом вторую, третью. У тебя появляются силы двигаться дальше.

Олег:

— Каждый год непредсказуем: новые вызовы, проблемы, напасти. К этому не подготовишься. У нас есть шутка, что, если бы мы знали, что предстоит в последующие годы, наверное, завязали бы с фестивалями. Потому что случается очень много трудностей, которые вышибают.

— Пандемия ушла, значит людей будет больше?

Женя:

— Если первые 5 лет мы каждый год удваивались, то после 10 тысяч посетителей расти стали медленнее. Все упирается в место проживания и логистику. В Браславе нет аэропорта и ж/д вокзала, сюда можно попасть только на авто. В дни фестиваля трасса перегружена, дорога занимает часов 5 из Минска. Все это все сильно сдерживает желающих.

Олег:

— У нас получается каждый год прирастать, в этом +10% хотелось бы прибавить. Готовим инфраструктуру для 30—35 тысяч человек.

— Еще можно урвать билеты на фестиваль?

Олег:

— Сейчас идут самые активные продажи, каждый день имеет весомую роль. Думаю, 70—80% уже продано. В этом году спрос очень хороший, и может случиться так, что мы остановим продажи даже на категорию «Стандарт». Сейчас эти билеты поступят по новой цене, и они будут последними. А многие другие категории уже распроданы.

Женя:

— Правильная система — продать билеты за несколько недель до мероприятия. Потом под аудиторию выстроить инфраструктуру, логистику. А когда ты гадаешь на кофейной гуще и не знаешь, сколько еще билетов продастся в день фестиваля, есть риски. С одной стороны можно сэкономить бюджет, тогда люди сюда больше не приедут, с другой — можно завлечь посетителей и не успеть все переделать под их количество.

— Цены на билеты выросли?

Женя:

— На 10—20%. На это влияет много различных факторов: растут цены на услуги, поставщиков, работу.

Организационные хлопоты

— Какой бюджет должен быть у желающих провести подобный фестиваль?

Олег:

— В районе $1 млн, но смотря какой курс.

Женя:

— Бюджет — это такая штука, которую ты всегда планируешь, а она всегда не сходится. Все зависит от того, как ты в моменте будешь решать вопросы, ведь один и тот же вопрос можно решать за доллар, сто или сто тысяч. Это касается и выступления артистов, и форс-мажоров.

— А если кемпинг расширить, то и аудиторию собрать можно больше...

Олег:

— Нет, там куча всего: персонал, безопасность, все службы (а их более 20). Это не только шезлонги, палатки, поддоны и точки фуд-корта с туалетами.

— Проблема с очередями решается?

Женя:

— В этом году работаем над процессами, чтоб избежать этого или при худшем сценарии ожидание было не более 30 мин. Гости фестиваля себя как ведут: хедлайнер в 9 вечера, а они выходят к сцене за 5 минут до выступления. Ну а сколько тут идти от кемпинга? И так подумали 10 тысяч человек. Поэтому лучше приходить заранее. Можно увеличить пропускную способность, инфраструктуру, но без ответственного отношения людей избавиться от очередей не получится.

Олег:

— Про те же туалеты: ты их хоть в 2 раза больше поставь, все гости фестиваля после выступления артиста толпой идут в туалет. К каждому его не поставишь. Мы ни в коем случае не перекладываем ответственность на посетителей, но нужно понимать человеческую психологию. Этих пиковых моментов вряд ли удастся избежать, надо только немного распределить их по времени.

— Есть жалобы, что много идти пешком.

Олег:

— Главное для нас — безопасность. Ну нельзя позволять посетителям фестиваля ездить на машинах и подвозить каждому вещи в кемпинг. Будет хаос, куча опасных ситуаций. Даже водители артистов этот отрезок в 500 метров едут минут 15. В Европе на крупных фестивалях так же, но там уже сформировалась культура, люди понимают, что машина стоит в одном месте, спишь ты в другом, танцуешь в третьем.

— Молодежь разбилась в прошлом году — как это на вас отразилось?

Олег:

— Это была компания моей знакомой, с которой я перед выездом списывался, и через 2 часа они попадают в аварию...

Женя:

— Бьет по морали, появляются негативные мысли и ощущения. Смерть — это часть жизни, поэтому мы просим наших гостей не расслабляться и быть бдительными.

Оплата

Олег:

— С одной стороны, ковид научил нас пользоваться безналом, покупать билеты на сайте, с другой — санкции, из-за которых у людей возникают проблемы с оплатами. Решаем их по мере поступления.

— Во время фестиваля терминалы не работали, сеть вырубало, прорабатывали этот вопрос?

Женя:

— Есть два момента — не всегда добросовестное отношение наших подрядчиков развлечений и общепита, это мелочи. Основная проблема — техническая. Как я понимаю, есть возможности передачи данных на уровне района, это все можно усилить передвижными станциями. В этом году мы привезем около 6—7 таких станций, больше не имеет смысла: на такой небольшой территории они будут только мешать друг другу.

С точки зрения оплат надо двигаться в другом направлении, но это вопрос объемный, такую задачу нужно решать годами. Оплата браслетами  внутри фестиваля — это то, к чему бы хотелось двигаться.

— Как в аквапарках?

Женя:

— Там другая система: ты берешь депозит и платишь на выходе. Тут так не получится, из аквапарка убежать сложнее в трусиках, да и 30 тыс. человек за день туда не приходит.

Артисты не дешевеют, они только дорожают

— Стали райдеры и гонорары попроще?

Олег:

— Артисты не дешевеют, они только дорожают. Иногда дорожают так, что за голову беремся, в раза 3. Райдеры такие, как и раньше, — отель 4—5 звезд, которых здесь никогда не было. С музыкантами вообще ситуация достаточно сложная.

С европейскими диджеями, которых постоянно привозили, сейчас трудности: блокируются платежи в валюте. К тому же логистика стала сложнее, есть артисты, которые и могли бы сюда приехать, но билетов на самолет может и не быть.

— Список звезд полностью не раскрыт, кого еще ждать?

Олег:

— Основные практически все уже есть, сейчас будем добавлять диджеев. Конечно, когда человек читает программу, ориентируется на знакомые лица в афише — это одно. Но когда он находится на мероприятии, ему уже без разницы, какая музыка там играет. Окунаешься в тусовку — до дрожи, там одна музыка, там другая, фуд-корт, кто-то под гитару поет. Это решает гораздо больше, чем имя на афише. Мы стремимся делать не конкретно концерт, а именно фестиваль. Это наше золотое правило.

Женя:

— Если сюда привезти суперзвезду, которая соберет много зрителей, опять встанет вопрос логистики. Даже при нынешней ситуации попробуй приехать и уехать из Браслава в эти дни. А если на фестиваль приедет 50—60 тысяч? Полная анархия и коллапс. Поэтому мы и говорим про этот рост, не стреляем, даже когда есть возможность за счет именитого артиста увеличить посещаемость.

— Rammstein лет через 10 привезете?

Олег:

— Ну если мы и они будем живы, то конечно. Это тот артист, который делает шоу в первую очередь, то, что нам нужно. Посетители упрекают, что мы не развиваем электронную музыку и другие направления. Но по большей части у нас народ попсовый, а сторонние жанры мы развиваем в меру возможностей.

 Что с жильем?

— Артисты живут в разных усадьбах, отелях неподалеку от Браслава, а кого-то после выступления сразу же везут в Минск. Гости фестиваля живут в кемпингах, тут это очень популярная тема, другие же снимают те же усадьбы и квартиры по завышенным ценникам. Пока что снять комнату в каком-нибудь коттедже можно от $10 до $100 в сутки с человека. Стоимость квартир начинается от $6 до $110 в сутки в зависимости от количества комнат.

Как поменялся город и отношение местных властей

Женя:

— Если в первое время мы говорили, что нужно проводить мероприятие на пляже и власти к этой идее относились с большим опасением, то в 2019 году они сами инвестировали в пляж деньги и строили площадки для проведения ивентов. За 10 лет мы как команда организаторов и Браславский исполком со всеми службами получили огромный опыт, можно отметить профессионализм всех специалистов.

Олег:

— Ментально меняемся от взаимодействия друг с другом. У нас, как специалистов проведения ивентов, спрашивают советы, т. к. у нас есть свое видение. Нет искусственного затягивания со стороны служб. Разрешить проводить фестиваль — мелочь. Начни согласовывать — там и погибнешь. Тут верят в наше предприятие, это доверие не строилось одним днем, а нарабатывалось годами.

Мы пообщались с представительницей администрации Юлиией Чагариной и узнали, что местные власти думают о Viva Braslav.

— Вообще фестивалю уже 9 лет. Менялся фестиваль, менялся город. Мы вместе развивались. Цель у нас одна — сделать город по-настоящему туристическим местом. У нас неразделимое взаимодействие: ребята занимаются мероприятием, а город тем, чтобы гостям и местным было уютно в эти дни.

— Если конкуренты ребят придут и захотят провести еще какой-нибудь фестиваль — разрешите?

— Мы всегда за. Обычно такие инициативы всегда привлекают повышенное внимание. Но если все в рамках закона, почему нет?

Олег:

— Заведениям общепита и ресторанам тоже нужны эти инициативы — больше гостей, больше чек, больше инвестиций в город.

— Почему не стало других крупных опен-эйров?

Женя:

— Крупные мероприятия не устояли, по нашему мнению, у них акцент был сделан на артистов. А когда с артистами стало сложно — не стали упираться.

Олег:

— Финансирование маркетинга, рекламы, большие проблемы со средствами и многие пересматривают эти стратегии. На нас это тоже сказалось в том числе. Мы придерживаемся своего плана, как и раньше, мы за атмосферу фестиваля. Чтобы каждый человек, который сюда приедет, мог не только послушать разную музыку, но и найти развлечения для себя. И на это мы тратим гораздо бо́льшие бюджеты, чем на артистов. Потому что выстроить все это в чистом поле значительно сложнее, чем просто привезти звезду. Наша основная фишка — природа и красивые места, в которые мы и встраиваем инфраструктуру. И людям хочется сюда ехать и 250 км, и 600 км.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Автор: Артем Беговский. Фото: Максим Малиновский