«Они разрубленные, со связанными мордами». В центре передержки под Минском обнаружили десятки мертвых и искалеченных собак

UPD
30 апреля 2022 в 8:00
Автор: Артем Беговский. Фото: Максим Малиновский

«Они разрубленные, со связанными мордами». В центре передержки под Минском обнаружили десятки мертвых и искалеченных собак

Еще не забылась жуткая история под Кореличами, а мы вновь вынуждены вас шокировать. В начале этой недели в деревне Высокие Ляды вскрылся новый гнойник. И если в прошлый раз речь шла о покалеченных, истощенных и больных животных, то теперь все куда серьезнее: трупы считают десятками и находят буквально под ногами и в мусорных пакетах. У некоторых еще живых особей оторваны лапы… По мнению волонтеров, собачий ад устроила хозяйка центра передержки, которой многие доверяли своих питомцев.

Дополнено

Официальный представитель УВД Миноблисполкома Александра Попова сообщила журналистам Onlíner о возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 399-1 (жестокое обращение с животным). Виновные по этой статье наказываются общественными работами, или штрафом, или исправительными работами на срок до одного года, или арестом.


Вся правда о происходящем стала известна благодаря этому видеоролику (смотреть на свой страх и риск, строго 18+):

Четверг. Мы прибываем в Высокие Ляды, где и было снято это видео. С виду это обычная полуживая деревня, куда съезжаются жодинские дачники в летний сезон.

Коровники расположены в конце деревни. Перед ними с десяток машин, люди в форме, волонтеры и журналисты.

Арендаторов и хозяина помещений на месте не было. На территорию никого не пускали, отчего виды пришлось просматривать сквозь щель в заборе. Собачий лай все еще доносился из коровника.

Сейчас там ежедневно дежурят волонтеры. Они старательно приводят животных в надлежащий вид: отмывают, кормят и лечат.

— Как только увидела, что там творится, тут же поехала забирать свою собаку. Там не было ни мисок, ни мешков с кормом. Животные сильно обезвожены, их не кормили, не поили. Страшные, боязливые, они умирали, погибали и ели друг друга… Сейчас отдаем собак на передержку, вывозим из этого ада. Но забрали не всех собак. Трупы отправили на экспертизу. Сарай мы почистили, как могли, постелили чистую солому. Пока мы там, собаки накормлены и напоены, — рассказывает волонтер Анна.

Многие граждане откликнулись на зов о помощи так, что волонтеры не успевают заряжать телефоны. По поводу финансовой помощи пока не говорят, первостепенная задача — вывезти собак. Как только нам сообщат расчетный счет, мы его опубликуем.

«В пять часов собаки как завоют, спать не дают — наверное, голодные…»

На первом переулке, который назвали Полевым, в четверг было многолюдно. Нет, это не нашумевший случай сплотил местных, а другое горе — похороны соседа. Что касается смерти собак, тут об этом слышат впервые.

— Пока вы не сказали, мы и не знали, что там произошло. А я-то думаю, чего столько машин туда ездит, — рассказывает молодой человек, и его тут же перебивает старушка. Во избежание каких-либо проблем люди просят об анонимности.

— Раньше там коровники были, а сейчас то ли мебель делают, то ли склады в аренду сдают. Страшно идти туда. Утром, в пять часов собаки как завоют, спать не дают — наверное, голодные. У меня огород напротив коровника — как начнут гавкать, невозможно работать. Рыжая одна прибегала ко мне — худющая, тощая, один хребет у нее торчал.

— Бывало, по три собаки бегали на улице — тощие, а чьи они, мы ж не знаем. Знали, что там питомник, но чтобы такое творилось — не дай бог. Может, вы нас разыгрываете? — не верит в наш рассказ уже другая пенсионерка.

Как вообще вскрылся этот ад?

Для начала стоит объяснить, как проходит процесс оказания помощи животным. Есть благотворители — те, кто жертвует деньги на помощь брошенным питомцам, передержка — временный дом для животных, кураторы — они собирают деньги благотворителей и находят передержку. Также куратор следит за процессом: навещает собак, получает фотографии счастливых животных и копии чеков (или сам закупает корм) от хозяина передержки, а затем отчитывается перед благотворителями. Как вышло, что тревогу поднял лишь один человек, пока остается загадкой.


Этот собачий могильник обнаружила председатель общества защиты животных «Добродетель» Ирина Кавалерова. Все случилось поздним вечером 26 апреля. Вот ее версия событий.

— Два года назад отозвались кураторы из России. Они готовы были взять под свою опеку часть животных, но для этого нужно было найти передержку в нашей стране. Вот они и нашли хозяйку этого центра. Я сопровождала этих животных, лично познакомилась с хозяйкой. Она арендовала коровник в деревне, внутри поставила деревянные вольеры, в каждом из которых была будка. Расчет — один вольер на одну собаку.

Все было нормально, она показывала животных. Но были моменты, когда она не пускала в коровник, мотивируя это тем, что уже поздно, а если мы зайдем, собаки залают и разбудят соседей. Подозрений это не вызывало. Когда я попросила ее сделать фото одной собаки, она мне сфотографировала ее так, что и непонятно, моя или нет. Я попросила ее сделать еще один снимок, но так ничего и не получила. А я, хоть и приезжала туда, проверить забыла.

25 апреля мне позвонил куратор и сказал, что там что-то происходит: мол, им стали возвращать не тех животных. Фотография одна — приезжает похожая, но не та. Гончак, которого я спасла, был старый и полуслепой, тот, который приехал куратору, — молодой и зрячий. Она делала из нас полных идиотов: глаза, говорит, полечила.

26 апреля я после работы срываюсь и еду туда из Бобруйска. В течение рабочего дня она не отвечала на звонки, а потом ответила и сказала, что уезжает. Я говорю: тогда мы будем с милицией вскрывать сарай, смотреть, что там. Она скинула номер некоей Татьяны, говорит, что та откроет. Но за 40 минут до приезда Татьяна оказалась в поликлинике.

Она так и не появилась, на месте был молодой человек, который открыл нам двери. В каждом вольере сидит по три-четыре собаки, стоит одно сплюснутое пустое ведро, в которое иногда наливали воду, а еду и вовсе бросали на пол, так как мисок я не увидела. Мы поехали в магазин, купили воды — так собаки грызть друг друга стали за эту воду. Не знаю, сколько они так просидели.

Лайка, которую я выкупила 28 марта и отправила сюда на передержку, сидела с переломанной лапой. Из нее просто кости торчали, сухожилия уже подсохли, а из-под кожи шел гной. Ей даже помощь никто не оказал. Если бы вы видели, как она просилась ко мне! Там был один пустой вольер, и я предложила посадить лайку туда.

Муж перелез в этот вольер и зацепился за что-то ногой, а там — собака. Мы взяли вилы и начали раскапывать — оказалось, там совсем мало соломы лежало, а под ней — собака на собаке. Естественно, мы стали все это снимать. Среди трупов я увидела своего гончака — он прямо сверху так и лежал. А она говорит, глаза ему вылечила.

Когда подъехали минские волонтеры, они решили проверить мусорные пакеты, подошли к тем мешкам и просто закричали: там куча собак в мешках лежит. Мы их даже не открывали.

На следующий день вскрыли эти пакеты — там собаки разрубленные, со связанными мордами. Это какой-то ужас! До сих пор не могу в себя прийти.

Хозяйка попросила добавить ее в чат кураторов в Viber, чтобы объясниться. Когда ей задали вопрос: «От чего умерли собаки?» — она ответила: от инфекции. Какая инфекция так лапы ломает? У нее могильник посреди сарая, а в мешках — без челюстей, разрубленные — эти тоже от инфекции? А если действительно инфекция, то почему она кураторам ничего не сообщила?

С тех пор я ее не видела.

Точные цифры погибших собак не называются, волонтеры говорят о 30 трупах.


С хозяйкой центра передержки нам связаться не удалось: на звонки она не отвечает, в мессенджерах не откликается. Но мы готовы выслушать и опубликовать ее версию произошедшего.

Что говорит закон?

Те, кто издевается над питомцами, не только гадят себе в карму, но и претендуют на вполне реальный срок: за жестокое обращение, повлекшее гибель животного, предусмотрено лишение свободы до 36 месяцев. Еще есть статья 16.29 КоАП («Жестокое обращение с животными или избавление от животного») — в зависимости от характера последствий виновному по ней может грозить штраф до 960 рублей, общественные работы или арест.

Официально

Официальный представитель УВД Миноблисполкома Александра Попова сообщила следующее: «К нам обратилась с заявлением одна из волонтеров. На место выезжал участковый милиционер. Информация была нами зарегистрирована. Проводится проверка. Мы также передали ее по подведомственности».


Напомним, в начале февраля под Кореличами в домах и сарае ютилось 114 собак без еды, воды и света. Волонтеры и зоозащитники развезли животных по многочисленным ветклиникам, к себе домой или отдали на передержку — в общем, спасли. Материалы были собраны и переданы в Следственный комитет для дачи правовой оценки в рамках Уголовного кодекса.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Артем Беговский. Фото: Максим Малиновский