История минчанки, чьи пятеро детей появились на свет дома

18 088
28 апреля 2022 в 8:00
Источник: Людмила Василькова. Фото: Александр Ружечка

История минчанки, чьи пятеро детей появились на свет дома

При знакомстве с Ольгой Видановой сложно поверить, что она мама пятерых детей: стройная, красивая, без печати вселенской усталости на лице. Впрочем, сейчас все больше орденоносных мам (а орден дают за пятерых детей) в Минске можно охарактеризовать примерно так же. Но ни одна из них в интервью мне никогда не говорила того, что я услышала от Ольги: ей понравилось рожать. При этом все ее дети появились на свет в домашних условиях, не в больнице. И пока медиков не хватил удар, сразу оговорюсь: за такую практику Ольга никого не агитирует. Она лишь делится мыслями о том, что было бы здорово привнести в практику медицинских учреждений. О том, могут ли роды восприниматься как праздник и как к идее домашних родов относятся врачи, читайте в материале Onlíner.

Недавно старшему сыну Ольги, Федору, исполнилось 23 года. Он уже ведет самостоятельную жизнь — как и вторая дочь, Надежда. Следующей, Софии, в декабре исполнилось 18. С тех пор Ольга перестала считаться многодетной мамой. Чтобы прокормить себя и двух младших сыновей, Яромира и Олега (7 и 5 лет соответственно), обеспечить их комфорт, оплачивать кружки́, женщине приходится вкалывать на трех работах. Между тем она мечтает профессионально заняться коучингом, помогая другим готовиться к зачатию, беременности и родам.

«Сейчас, не зная всего того, что я знаю, ни за что бы не решилась»

— Все началось с первого ребенка. Мне тогда было всего 19 лет. Можно сказать, что и замуж я вышла «по залету». Но мы с мужем были на одной волне, с одинаковыми интересами и подходом к жизни. Поэтому нам было легко вместе.

Первая беременность проходила по классическому сценарию, с токсикозом. Стояла на учете в женской консультации, мне назначили стандартные анализы. После первого УЗИ врач сказала мне, что есть предрасположенность к генетическим отклонениям, и направила на тест, который позволяет определить вероятность болезни Дауна у будущего ребенка. Честно, если бы я знала, что можно отказаться, то сделала бы это. Мне очень не понравилась процедура, когда большой иглой прокалывают живот. И, похоже, моему сыну тоже — он до сих пор очень боится уколов.

Анализ оказался отрицательным, ребенок развивался, как и положено. С этого момента я побывала у разных врачей и поняла, что, несмотря на их слова, порой пугающие, у меня все хорошо.

На пятом месяце беременности Ольга поехала с мужем отдохнуть на Черное море. И в Одессе они попали на домашние роды к своим знакомым.

— В то время нас привлекали разные духовные течения. На юге мы жили у единомышленников, там же находилась еще одна семья. Мы все как-то сдружились — и в итоге стали свидетелями такого важного события, тем более что роженица не была против — наоборот, благодарна за поддержку. Сама идея меня впечатлила: домашняя атмосфера, когда ты можешь полностью сосредоточиться на своих чувствах, контролировать, что происходит, как тебе лучше. Наверное, на тот момент это было больше интуитивно, чем осознанно. Сейчас, не зная всего того, что я теперь уже знаю, ни за что в жизни бы не решилась. А тогда была молодая, глупая. И у меня было сильное желание.

Справедливости ради: к своим первым родам в домашних условиях Ольга подошла вполне серьезно. Вернувшись в Минск, она стала искать специальную литературу. Параллельно женщина искала себе акушерку в помощь. Шел 1999 год — время, когда еще даже мобильных телефонов (по крайней мере у нас) не было. Уже подходили сроки, когда случилась судьбоносная встреча: на каком-то мероприятии Ольга познакомилась с женщиной, которая принимает роды на дому, причем практикует уже довольно давно.

— Мы тогда снимали полдома в Ждановичах, без удобств: печка, вода в колодце. Поэтому договорились со знакомыми, у которых квартира недалеко от станции метро «Пушкинская», что приедем для родов туда. Как только расположились, я легла спать. Проснулась утром отдохнувшая — и у меня начались схватки. Сразу с коротким интервалом, ближе к потугам. Видимо, ночью схватки уже были, но мягкие.

К тому времени приехала и акушерка. Муж тоже участвовал — служил своеобразным креслом, о которое роженица опиралась спиной и держалась за коленки. Ольга начала вспоминать все, что читала про дыхание, про то, что не надо бояться. Из-за страха мышцы сжимаются, кровь не поступает — отсюда и болезненные ощущения. Поэтому важно уметь расслабляться. Но все-таки это были первые роды, и девушка испугалась, когда ребенок уже начал выходить.

— Акушерка говорит: «О, головка показалась». А муж такой: «Зеркало! Покажите и мне!» Я тут испуганная, а ему интересно! Подумала: «Почему я? Почему не он — тот, кто у меня за спиной, муж то бишь?» Но акушерка успокоила, помогла расслабиться и сказала потихоньку дать ребенку выйти самому. В момент, когда хочется тужиться, надо не добавлять усилий, а сдерживаться и стараться контролировать процесс — примерно как придерживать пробку от шампанского, открывая бутылку. Медленно и плавно.

Из-за краткого момента испуга у Ольги был лишь маленький разрывчик, даже зашивать не пришлось. А малыш родился благополучно. Но на третий день надо было поехать в роддом: по-другому справку для свидетельства о рождении не получить. Молодую маму там отчитали, как школьницу. Осмотр был болезненнее самих родов. Хотя, возможно, сказалось настроение женщины, естественной реакцией которой на недружелюбное отношение стали защита и зажатость организма.

Зато педиатр отнеслась хорошо, засвидетельствовала, что малыш полностью здоров. Он родился на 38-й неделе и весил до 3 килограммов. Так что в этом смысле Ольге тоже повезло: будь сын крупнее, первый опыт домашних родов мог быть не таким спокойным.

И праздник, и исследовательский процесс

Через полтора года после рождения первенца семья уехала в Россию. Там у них родились еще две дочки. Обе — в домашних условиях.

Поскольку для нерезидентов бесплатное обслуживание не предполагалось, Ольга посещала врача только в самых необходимых случаях, платно делала основные анализы.

— А в целом — по ощущениям. Каждая беременность привносила что-то новое, интересное. Я поняла, что у всех это происходит по-разному и что с каждым последующим ребенком это новый опыт. Надю рожала уже 12 часов. Где-то в полседьмого вечера начались легкие схватки, болела поясница. Ночью снова удалось поспать. Активные схватки пришли только к восьми утра, а в 10:20 я ее родила.

Ольга много ходила по дому, выбирала удобное для себя положение, прислушиваясь к телу и расслабляясь после каждой схватки, чтобы кровь нормально циркулировала и поступала к органам таза.

В этот раз помощница-акушерка по факту просто приняла младенца. Ольга сама руководила процессом, ей не нужно было ничего объяснять. А благодаря тому, что вторые роды длились половину суток, мама смогла прочувствовать каждый этап до мелочей.

— Это были и роды, и исследовательский процесс. Ведь с первым сыном я толком не успела ничего понять, — говорит она.

София тоже родилась благополучно в домашних условиях. А спустя какое-то время первый брак Ольги распался: супруги осознали, что их интересы и цели сильно расходятся.

Мама с тремя детьми вернулась в Беларусь и познакомилась со своим вторым мужем, от которого родила двоих сыновей. Ей уже было за 35, поэтому на учет пришлось бы встать в любом случае — но больше, как она говорит, для успокоения окружающих. Сама же беременная с помощью медпроцедур и анализов могла отслеживать здоровье — свое и плода.

«У меня было состояние дзен»

Медики и просто окружающие пытались отговаривать Ольгу, напоминая о рисках: что, если возникнут осложнения, начнется кровотечение, если ребенку нужна будет реанимация?

Но женщина уверена, что лично ей помогла психологическая подготовка.

— Я всегда была настроена позитивно. Каждую свою беременность, пока я ждала ребенка, представляла, как будут проходить роды. Как это будет здорово и красиво. Эта картинка была у меня в голове. Кроме того, если бы что-то случилось, я бы вызвала скорую. И на первых трех родах у меня была акушерка. Но я знала, что все будет хорошо. А если ты накручиваешь себя, то словно притягиваешь неприятности. Поэтому, пока я беременна, пока я рожаю, у меня состояние дзен. Или то, что называется «быть в потоке».

Избегая больницы, Ольга стремилась обеспечить естественное протекание всего процесса. Под этим она подразумевает множество факторов, особенно те, которые укрепляют связь матери и отца с ребенком.

— Участие мужа тоже важно. Мне в этом плане повезло, я благодарна за это обоим своим супругам. Да и им самим было классно. Все-таки, когда отец сам принимает ребенка, это укрепляет их связь.

Младших сыновей женщина рожала с помощью мужа, акушерку не приглашала. И это были роды в воду — довольно неоднозначная практика, которая до сих пор вызывает немало споров, даже несмотря на то, что некоторые роддома, например, в России предлагают такую услугу.

Ольге и раньше хотелось попробовать этот способ, а сейчас, когда исчезли все сомнения, она решилась. Однако медики даже при допущении такого метода предупреждают: есть риск инфицирования. Ведь в воду, в которой находится женщина, попадают околоплодные воды, кровяные выделения, испражнения. К тому же сложнее вовремя заметить, если пойдет кровотечение. И нужно очень хорошо понимать, когда доставать младенца из воды, чтобы та не попала ему в легкие.

— Пока не начались схватки, я ходила, перекладывала подушки, каталась на кресле-качалке, готовила пеленочки. Буквально перед самыми потугами, когда почувствовала, что уже пора, отправила мужа готовить ванну, — вспоминает Ольга.

Новый рискованный опыт тоже оказался удачным, только послед вышел позже обычного, примерно через полчаса, когда мама нормально встала из ванной.

— Это потому, что малой не захотел сразу грудь взять. Дело в том, что, когда новорожденный делает это впервые, выделяется гормон окситоцин. Он запускает сокращение матки, которая выталкивает послед, происходит ее очищение. То есть связь с ребенком позволяет быстрее включить процессы восстановления мамы.

Новорожденный Ярик и правда первые сутки был каким-то вялым, в основном спал, без энтузиазма прикладывался к груди. На следующий день после родов, когда вызвали педиатра из детской поликлиники, врач сказала, что у мальчика не сразу закрылся сердечный клапан. Но к этому времени все уже «включилось», и в будущем последствия не проявлялись.

— Потом я пришла в женскую консультацию и поставила своего врача перед фактом. Но в Беларуси, если ты рожаешь дома, ребенка регистрируют через суд. Для этого нужно два свидетеля, присутствовавших на родах, — чтобы они подтвердили, что это наш ребенок и мы его не украли. В нашем случае свидетелями были моя мама и мама мужа. Они, а также старшие дети в то время были в соседней комнате. Всего 10 минут в суде, но получение свидетельства о рождении в загсе растягивается на полтора месяца. В остальном сложностей нет.

«Милиционеры только поздравили и уехали»

Сын Олег тоже родился в воду. Причем эта, пятая беременность была для Ольги самой легкой. А ведь ей на тот момент было почти 39 лет.

— Когда я была на шестом месяце беременности, мы всей семьей поехали дикарями в Крым на машине. Причем я была за рулем, муж тогда еще прав не имел. Конечно, ехали не спеша, с ночевками — в Москве, Воронеже, Краснодаре, в Крыму. По дороге всех родственников навестили. У меня получился этакий вояж.

Под Судаком, на мысе Меганом мы провели примерно полтора месяца, я там ходила вверх-вниз в горы. То есть была хорошая физическая нагрузка, прекрасная погода, море — все это тоже подготовило меня к легким родам.

«Неблагонадежную» пациентку в этот раз «приписали» к заведующей женской консультацией. Но пособие как вставшей на учет до 12 недель беременности ей не дали: Ольга не соблюдала необходимые условия.

— Врач была хорошая, приятная. Конечно, пыталась меня отговорить. В итоге я вызвала скорую в самом конце в надежде, что этого будет достаточно, чтобы получить справку о рождении. Не вышло.

При этом скорая помощь в такой ситуации обязана вызвать милиционеров, чтобы те засвидетельствовали, что я отказалась ехать в роддом. С малышом и со мной все было в порядке. Так что в итоге все отнеслись нормально, милиционеры только поздравили и уехали.

«Я не из тех, кто будет агитировать за домашние роды»

— Не скажу, что я планировала пятерых. Но троих — точно, всегда хотела большую семью. Мне, видимо, весь процесс понравился. С другой стороны, у каждого человека есть свое предназначение. Наверное, мое — получить этот опыт и поделиться им. В современном обществе у женщин слишком много страхов, негативных установок. Я же могу показать, как выйти из этого, помочь увидеть процесс в его естественном ключе.

Я за то, чтобы создавались не роддома, а центры помощи рождению, где хорошо, где главная — мама с ребенком, а не протоколы.

Ольга отмечает, что в медицине за долгие годы сформировалась процедура, которая в одночасье не поменяется. Чтобы роды прошли наиболее спокойно и естественно, нужно просто меньше мешать маме, не подавлять ее психологически.

— Как происходит обычно? Ты дома, в комфорте, тут начинаются схватки — и тебя везут в незнакомое место, отправляют в холодный туалет, везде кафель, неуютно, страшно. А ведь так важно помочь беременной успокоиться и расслабиться…

При этом Ольга не отрицает: встречаются врачи, акушерки, для которых душевное состояние рожениц не менее важно, чем физическое. Такие, кто знает, что не надо заставлять тужиться или что расслабиться помогает массаж спины. Для этого, кстати, хороши партнерские роды, участие мужа.

— Знаю случаи, когда в маленьких райцентрах, где роды — событие нечастое, с медиками удается договориться и организовать комфортные и уютные для мамы условия, спокойную обстановку. И такую практику, мне кажется, надо расширять.

Честно, я не из тех, кто будет агитировать за домашние роды. Просто я была уверена в себе, в своих силах, была к этому готова.

Зато как коуч Ольга хочет помогать женщинам готовиться психологически — то есть и тем, кто собирается рожать в больнице, но хочет понимать, как слушать себя, свои ощущения.

— Я хочу, чтобы каждая могла установить и укрепить связь со своей внутренней женщиной. Она — наш главный помощник, — убеждена она.

Слово медикам

У наших врачей, специалистов в сфере родовспоможения немало поводов для гордости. По показателю младенческой смертности (2,6 на 1000 родившихся живыми) Беларусь опережает все страны СНГ и многие развитые государства мира, включая Великобританию, Данию, Литву, Польшу, США. Так случилось не само собой: у нас организована разноуровневая система охраны материнства и детства.

Что же касается домашних родов, то при обсуждении темы в СМИ или интернете случаются перекосы с обеих сторон: одни показывают только хорошую сторону и чуть ли не демонизируют больницы, другие совершенно не готовы проявить гибкость и признать, что к сервисной части медицины, ее отношению к пациенту есть вопросы.

Чтобы быть последовательными, дадим слово медикам. Мы попросили прокомментировать историю Ольги акушера-гинеколога, гинеколога-эндокринолога высшей квалификационной категории, кандидата медицинских наук Юлию Савочкину.

— Я понимаю, почему люди хотят рожать дома: привычная обстановка, поддержка родных и близких — мужа, мамы, сестры и других. И это нормальное желание в стрессовой ситуации. Но надо помнить, что внезапные осложнения могут быть у любой будущей мамы и ребенка, и это, к сожалению, не всегда возможно предсказать. Иногда даже в высокоспециализированном учреждении медикам не удается помочь женщине или родившемуся ребенку. Но лучше, если шанс на реальную помощь будет. Муж, родные стены и улыбка подруги не спасают в кризисных ситуациях — когда нужно не просто скорую вызывать, а немедленно доставить в операционную.

Второй момент: сам процесс может пройти хорошо, но ребенок родился в тяжелом состоянии. Это тоже ситуация, которую трудно предвидеть. Малыш мог быть инфицирован еще в утробе матери, но узнать это мы можем только после его появления на свет.

Я хочу сказать, что роды в специализированном учреждении имеют свои плюсы именно для сохранения жизни и оказания помощи матери и ребенку. Например, как и кто будет решать проблему в случае кровотечения женщины при домашних родах?

Предположим, что при процессе присутствует акушерка. Мы лишь моделируем ситуацию, потому что законодательно такая деятельность вне стационара запрещена. Это уголовно наказуемое преступление. На моей памяти были случаи, когда люди все же находили такую акушерку, а когда при родах нужно было медицинское вмешательство, она анонимно вызывала 103 и сама исчезала. Разбираться с проблемой приходилось бригаде скорой помощи.

Да, в некоторых странах есть услуга родовспоможения на дому — например, в Нидерландах, Великобритании. Но там немного по-другому функционирует система здравоохранения.

Возвращаясь к нашим реалиям, хочу подчеркнуть: настоящий профессионал должен быть вежливым, но его задача — не разводить сантименты с пациенткой, а качественно, быстро и в нужный момент оказать ей медицинскую помощь. Женщина в этом процессе должна понимать, что роды — это тяжело, но когда есть осознание взаимной ответственности и заинтересованности в успехе со стороны врача, акушерки и пациента, то все становится намного проще. Мы не враги женщинам. Врачи пытаются наладить диалог, но деловой, конструктивный, чтобы все понимали, где чья зона ответственности. Мы хотим помочь, и если женщина нас слушает, то все получается хорошо, и на третьи сутки семья с ребенком вместе отмечает возвращение домой. Так что, повторюсь, самое важное — это сотрудничество. Мы знаем, что роды — это больно, стараемся помочь, но нам тоже нужно доверие и понимание.

Специалист полагает, что отчасти причина заочно негативного или настороженного отношения к медикам в роддомах кроется в том, как будущих мам готовят в отдельных школах для беременных.

— Некоторые (не большинство, но есть такие) включают в свои программы момент настороженности и отрицания того, что говорит доктор, настраивают против применения лекарственных препаратов. Не уверена, что в таких школах всегда преподают врачи. Для того чтобы чего-то бояться или что-то отрицать, надо про это что-то знать. Такая подготовка — это просто вредительство. Переубедить потом пациенток, которые видят в докторах врагов, очень сложно. Это может сказаться и на процессе родов, и на здоровье малыша впоследствии. А когда у ребенка появляются проблемы, мамы, которые вначале были категорически против тех или иных вмешательств, просят помочь. Например, при острой гипоксии плода можно наложить вакуум. Если процедура выполнена правильно, ребенок идет на совместное пребывание маме. Но если промедлить минуту, две, три, то организм малыша может не справиться, и дело доходит до реанимации.

По поводу естественности родов Юлия Савочкина отметила, что в стационарах стремятся к этому и делают все для укрепления связи новорожденного с матерью и отцом (если это партнерские роды), начиная с прикладывания младенца к коже родителей, чтобы он сразу имел контакт с их микрофлорой.

— Не могу, конечно, поручиться за все клиники, но, говоря про свой опыт, заверяю: женщине дают возможность выбрать то положение для родов, которое ей удобно: вертикальные роды, горизонтальные, сидя, на четвереньках. До последнего времени я работала в 5-й ГКБ, и, когда женщины предупреждали о том, что хотят рожать, к примеру, стоя, никто им в этом не препятствовал. Знаю, что раньше в планах этой клиники было установить ванну. Думаю, как только ситуация с COVID-19 позволит, эту идею реализуют — и женщинам будут доступны роды в воду.

К слову, коронавирусная инфекция заставила многих будущих мам пересмотреть свои убеждения. По информации Минздрава, случаев домашних родов стало меньше: люди опасаются, минимизируют риски. И это обоснованно, потому что для решения вопросов жизни и смерти ничего лучше медицины человечество еще не придумало.


трусики-подгузники, для мальчика/для девочки, 12–17 кг, для приучения к горшку, 152 шт.
трусики-подгузники, для мальчика/для девочки, 9–15 кг, универсальные, 176 шт.
трусики-подгузники, для мальчика/для девочки, 15 кг, для приучения к горшку, 132 шт.
подгузники, для мальчика/для девочки, 5–9 кг, универсальные, 80 шт.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: Людмила Василькова. Фото: Александр Ружечка