38 739
26 марта 2022 в 8:00
Источник: Наталья Грибко

«Богаче не стали, но обрели счастье». Как белорусы живут в Колумбии

Эта история началась в 2017 году, когда Ольга Мосийчук с мужем и семью детьми приехала в Колумбию. Зачем? Дело в том, что именно там находился реабилитационный центр, в котором согласились работать с младшей дочерью супругов — девочкой с особенностями психофизического развития. Это был отчаянный поступок: впереди не было ни работы, ни стабильного жилья — только куча долгов и никакой уверенности в будущем. Однако Колумбия приятно удивила.

Событие, разделившее жизнь на до и после

Ольга родом из Украины, но всю сознательную жизнь провела в Беларуси. Еще являясь студенткой консерватории, она познакомилась с будущим мужем на одном из тематических вечеров, которые устраивала ее подруга. Девушка приглашала знакомых студентов-иностранцев — из Германии, Польши, Пакистана и Южной Америки — для обмена культурным опытом, где каждый рассказывал о своей стране и традициях. Тогда на Ольгу произвел впечатление красивый жгучий брюнет в черном джемпере — колумбиец Хуан Гильермо Суарес Гонсалес. Она вспоминает, что звучала латиноамериканская музыка, но танцевать ей не хотелось. Однако под обаянием колумбийца Ольга все-таки сдалась. Ребята опомнились, когда раздались громкие аплодисменты. Оказалось, что они довольно долго танцевали одни, а остальные за ними наблюдали. Через некоторое время Ольга Мосийчук стала Ольгой Суарес.

В Беларуси Хуан, будучи кандидатом физико-математических наук, работал в столичном научно-исследовательском институте. Ольга руководила церковным хором и преподавала в духовном училище. За 25 лет совместной жизни у пары появилось семеро детей: пятеро сыновей и две дочери.

Появление самого младшего ребенка — дочери Лизы — разделило жизнь семьи Суарес на до и после. Девочка имеет особенности психофизического развития, однако об этом супруги узнали далеко не сразу.

К 8 месяцам Лизе был поставлен диагноз ДЦП атонически-астатической формы. Благодаря усиленной каждодневной работе и курсам лечения в годик малышка смогла самостоятельно сидеть, а ближе к 2 годам пошла. В 6 лет у Лизы признали умственную отсталость средней степени тяжести. Кроме того, у девочки апраксия речи.

В 5 лет Лиза вообще не говорила, общалась только с помощью мимики и отдельных звуков. У нее отсутствовала концентрация — если не держали за руку, могла уйти куда угодно. Ребенок не мог отличить собственный дом от чужого, незнакомого человека от родственника.

Врачи сказали, что уже слишком поздно и добиться прогресса в развитии невозможно из-за органического поражения головного мозга. Максимум, чего девочка достигнет при условии кропотливой каждодневной работы и медикаментозного лечения, — уровень 5-летнего ребенка.

Переезд, долги и реабилитация

Ольга и Хуан долго искали возможности реабилитации в Беларуси. Один из врачей посоветовал рассмотреть варианты лечения за границей, где применяются методики безмедикаментозной терапии. В Европе и Израиле было слишком дорого. Тогда супругам удалось найти подходящий реабилитационный центр на родине Хуана, в Колумбии, где стоимость была значительно ниже.

Муж очень поддерживал Ольгу. Она вспоминает ситуацию, как однажды Хуан взял Лизу с собой на рынок в Беларуси.

В какой-то момент незнакомая пожилая женщина стала его упрекать, мол, с такими детьми нельзя находиться на рынке. Хуан опешил, но вида не подал и спокойно ответил, что сам будет решать, куда ходить с дочкой.

— В Колумбии дети с особенностями развития воспринимаются как награда свыше. Никому и в голову не придет жалеть родителей и шугаться таких детей, — отмечает Ольга.

На момент приезда в Колумбию в запасе у семьи Суарес было всего $150. Деньги на билеты (а это немалая сумма) одолжила одна из хористок по имени Светлана. Ольга с благоговением вспоминает то судьбоносное чаепитие.

— За 15 лет работы с хором я по-настоящему сдружилась с каждым певчим и всегда была рада их приходу в гости. В тот день Светлана стала расспрашивать о наших планах насчет переезда. Тогда мы еще собирались ехать вчетвером: я, двое старших детей и Лиза, потому что денег на билеты для всех не хватало.

Светлана поразилась, как я буду одна в чужой стране, в разлуке с мужем и остальными детьми. На следующее утро она позвонила и сказала, что долго думала об этом и не представляет нашу семью врозь. Предложила взять ее сбережения, добавив, что можем вернуть, когда получится, потому что есть вещи поважнее денег.

Сразу супруги планировали приехать на год, но потом поняли, что необходимо будет задержаться. На первых порах помогала семья Хуана — по большей части продуктами и одеждой для детей. Собрать деньги на школьную форму и письменные принадлежности помогла русская диаспора.

Жизнь на два города

Долгое время семья жила на два города: Хуан с двумя старшими сыновьями — в мегаполисе Медельине, откуда он родом и где было проще найти работу, а Ольга с остальными детьми — в столице небольшого колумбийского департамента Киндио, городе Армения, где находился реабилитационный центр. И лишь недавно семья Суарес воссоединилась в Медельине.

В Армении Ольга с детьми поначалу снимала за $50 небольшую комнату в финке (частный дом с большим участком), там не было ни горячей воды, ни тем более стиральной машины. Позже перебрались в квартиру за $180, где было три небольшие комнаты, зал и три санузла. По словам женщины, можно было найти квартиру и за $80—100 в зависимости от размера, но приходилось также учитывать и расстояние до реабилитационного центра, в котором работали с Лизой.

После обследования у девочки подтвердили умственную отсталость средней степени тяжести, при этом диагноз ДЦП сняли. На предварительной консультации Лиза была признана педагогически запущенной. Для нее разработали индивидуальную программу в рамках групповых занятий. Ольга признается, что тогда ей впервые сказали, что ребенок перспективен.

Три раза в неделю у Лизы было по пять терапий каждый раз. С девочкой работал логопед-дефектолог, проводились занятия ЛФК и эрготерапия, были и занятия в бассейне. Одна из наиболее важных терапий — мозжечковая стимуляция — предоставлялась центром бесплатно.

Месячная стоимость услуг в реабилитационном центре составляла около $300. При наличии медицинской страховки сумма не превышала бы $30. Но по приезде у семьи Суарес страховки не было, поэтому первые полгода пришлось оплачивать полную стоимость. По словам Ольги, в Беларуси только один специалист — логопед-дефектолог — запросил $30 за одно занятие. Тогда месячная стоимость при условии посещения двух занятий в неделю вышла бы $240.

Первое время лечение в реабилитационном центре семья осуществляла исключительно на средства, которые собрали для них неравнодушные белорусы. Когда коллеги Ольги — хоровики — увидели пост в соцсети о том, в какой ситуации оказалась семья Суарес, они организовали благотворительные концерты и вырученные деньги отправили в Колумбию.

Сейчас Лиза учится в школе. Ольга отмечает, что в Колумбии дети с особенностями развития учатся в том же классе, что и обычные дети, но по индивидуальной программе. В школе Лизе особенно нравятся занятия танцами. Девочка ничуть не отстает от одноклассников, отплясывая зажигательный меренге.

У Лизы большой прогресс в развитии. Она начала писать буквы и цифры, составлять предложения из нескольких слов, может подойти и попросить то, что хочет, помогая себе жестами. Какие-то слова она говорит на русском, а какие-то на испанском. В 10 лет девочка впервые написала и произнесла полноценную фразу «Amo a mi mamá», что в переводе означает «Я люблю свою маму». Теперь она может концентрироваться уже на полчаса, когда раньше получалось не более чем на три минуты.

Сейчас Ольге и Хуану предстоит найти новый реабилитационный центр для дочери, где будут работать с детьми после 12 лет.

Лето круглый год, криминал и sudado по-белорусски

Колумбия вызвала у семьи Суарес двоякие впечатления. Ольга признается, что долгое время не могла привыкнуть к новой стране. Раздражали постоянный шум, стойкий запах готовящейся прямо на улице еды, жара.

В белорусском восприятии в Колумбии круглый год лето. Зимы как таковой здесь нет, зато есть сезон дождей, который длится приблизительно с марта по май и с сентября по ноябрь. Июнь — август и декабрь — февраль считаются сухими летними месяцами. Но, как отмечают Суарес, сейчас климат изменился и бывает сложно определить, когда сезон дождей, а когда так называемое лето.

Кроме того, климат может существенно различаться в разных регионах страны. Где-то круглый год сильная жара и температура +40, а где-то прохладнее. Так, в Армении средняя температура — 20—27 градусов тепла. В связи с таким климатом для местных жителей вполне нормально иметь во дворе или на крыше многоэтажки бассейн.

— Я скучаю по смене времен года, здесь этого не хватает, хотя к постоянному теплу привыкла. Но я очень не люблю жару, поэтому получаю максимальное удовольствие, когда начинается сезон дождей. Еще грустно во время новогодних праздников, ведь хочется снега, — говорит Ольга.

По наблюдениям женщины, менталитет колумбийцев сильно отличается от нашего. Колумбийцы очень открытые, любят объятия и похлопывания, постоянно улыбаются. У них принято здороваться каждый раз при встрече с одним и тем же человеком на протяжении дня, и, если ты этого не делаешь, твое поведение могут расценить как неуважение и даже грубость.

Ольгу также удивило, когда местные жители сами начали заводить разговор с Лизой, от которой в Беларуси из-за ее особенностей многие отходили подальше. В Колумбии Лиза с радостью стала здороваться с людьми, ведь они ей отвечали.

— Колумбия — это страна контрастов, где рядом с вопиющей нищетой уживается невероятная роскошь. На одной улице может стоять неказистый некрашеный дом, похожий на сарай, а рядом с ним — красивое здание в духе особняка. И местные жители не стесняются такого соседства. При этом ты можешь идти по богатому району и встретить там бомжей, — продолжает делиться наблюдениями Ольга.

Примечательно, что районы в колумбийских городах по уровню жизни делятся на страты. Всего их шесть: первая и вторая (самые низкие) представляют собой трущобы; третья и четвертая — районы так называемого среднего класса; пятая и шестая — элитные районы, где живут состоятельные люди. Стоимость коммунальных услуг и размер налогов также зависят от страты: чем она выше, тем больше «коммуналка» и налоги. При этом представители первой и второй страт освобождаются от налогов, кроме того, вода, газ и электричество подаются им бесплатно, а стоимость этих услуг компенсирует элита.

Криминал в стране до конца не исчез. Ольга вспоминает, как однажды ее сыну (ему на тот момент было 16 лет) приставили нож к горлу и отобрали новый телефон, на который подросток заработал самостоятельно. Как-то один из бездомных выхватил телефон и у самой Ольги, но прохожие догнали вора и вернули гаджет хозяйке.

Не обошлось и без языковых трудностей. Еще до переезда Ольга год учила испанский на курсах, но, оказавшись в Колумбии, быстро разочаровалась в своем знании языка.

— Сразу не понимала ничего: все слова и предложения сливались. Тогда я замкнулась. Но когда получилось так, что я осталась с детьми одна в совершенно чужом городе, «заговорить» пришлось, — рассказывает женщина.

Выучить язык Ольге помогло общение с людьми на улице. В маленьком городе прохожие с большим пониманием относились к ней, терпеливо слушали вопросы и отвечали на них. Ольга, в свою очередь, не стеснялась уточнять, правильно ли произносит то или иное слово. Сейчас она уверенно говорит на испанском и даже смогла дать большое интервью для местного издания. Дети же выучили испанский в школе, дома им помогал отец, подсказывая, что означают различные фразы.

По словам Ольги, тяжело было привыкнуть и к местной экзотической кухне. Колумбийцы обожают сочетание соленого и сладкого. Каждый раз женщина поражалась, когда местные жители ели свекольник вприкуску с бананом. Однажды Ольга, сама о том не догадываясь, приготовила национальное колумбийское блюдо — sudado. Правда, готовила она скорее по белорусскому рецепту. Это оказалась тушеная картошка с говяжьими ребрышками. Только, в отличие от белорусов, колумбийцы на гарнир предпочитают рис (его здесь очень любят) и обязательно вдобавок готовят салат из зеленых помидоров.

Семейный ансамбль и счастье в каждом мгновении

Еще в Беларуси Суарес в полном составе организовали семейный вокально-инструментальный ансамбль «Радость моя», который участвовал в различных фестивалях и конкурсах, получил Гран-при II Международного фестиваля «Счастье в детях». В Колумбии ансамбль продолжает свою творческую деятельность. Так, семья приняла участие в международном фестивале, организованном французской диаспорой.

Недавно Суарес пригласили участвовать в фестивале искусств, где они представляли Беларусь и знакомили колумбийцев со славянской культурой, исполняя белорусские, русские и украинские песни. Семья получила процент от продажи билетов. К слову, во время всех своих выступлений Суарес стараются рассказать местным жителям о Беларуси, о которой колумбийцы практически ничего не знают. Помогают в этом специально подготовленные видеоролики и презентации.

В декабре 2021 года у Ольги состоялся сольный концерт, где она на фортепиано исполнила русские классические мелодии. На концерт пришло очень много людей, которые после выступления подходили, чтобы поблагодарить и взять автограф. А ведь Ольга долгое время не решалась давать сольные концерты в Колумбии, потому что боялась, что на них никто не придет. Заработанные деньги женщина потратила на организацию переезда, покупку билетов и новогодние подарки детям.

Героиня материала признается, что у нее часто спрашивают, не жалеет ли она о том, что оставила все нажитое, бросила работу и уехала в Колумбию — страну третьего мира, которая у многих ассоциируется с преступностью и наркотиками.

— Да, мы так и не стали богаче. Наоборот, потеряли все, что имели. Но мы обрели счастье. Здесь и сейчас. В каждом мгновении, в окружающих людях. Наверное, никогда не узнали бы об этом, если бы к нам не пришла она — наша особенная девочка, — говорит Ольга. — Мы до сих пор не вышли на уровень высокого материального достатка, не рассчитались с долгами. Но Колумбия открыла «бесперспективному» ребенку двери в будущее. И для нас сейчас это самое главное.

взрослый/подростковый (макс. 100 кг), до 25 км/ч, мощность 250 Вт, запас хода 30 км, аккумулятор 7.8 А·ч, рекуперация, вес 12.5 кг
взрослый/подростковый (макс. 130 кг), до 45 км/ч, мощность 500 Вт, запас хода 35 км, аккумулятор 10 А·ч, вес 21 кг
взрослый/подростковый (макс. 120 кг), до 35 км/ч, мощность 350 Вт, запас хода 30 км, аккумулятор 7.8 А·ч, рекуперация, материал платформы: алюминий, вес 12 кг
взрослый/подростковый (макс. 100 кг), до 25 км/ч, мощность 350 Вт, запас хода 65 км, аккумулятор 15.3 А·ч, рекуперация, материал платформы: алюминий, вес 19.1 кг

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: Наталья Грибко