«Просто секс, без обязательств?» Разбираемся, так ли важны чувства в интимных отношениях

04 декабря 2021 в 8:00
Автор: Дмитрий Корсак

«Просто секс, без обязательств?» Разбираемся, так ли важны чувства в интимных отношениях

Мы часто слышим фразу «Это был секс без обязательств», но редко задумываемся, что она значит на самом деле. Кто снял с себя обязательства? Почему? Для чего? И во что в итоге превратился после этого секс? Как правило, под этим подразумевают простую ситуацию: два человека решили получить удовольствие и не хотят при этом обременять себя долгими прелюдиями и сложными последствиями. Вроде все понятно: мы люди взрослые и свободные, никого не хочется осуждать, имеете право.

Но вопросы все же остаются. И они не касаются морали, давайте сразу отодвинем ханжество в сторону. Вопрос скорее в том, насколько качественным может быть секс без близкого контакта с человеком и к чему может привести подобное немного потребительское отношение к достаточно тонким аспектам нашей жизни. Все это мы сегодня обсудим с сексологом-психотерапевтом, специалистом Республиканского сексологического центра Василием Шевляковым.


Его не существует?

— Насколько секс без обязательств нормален с точки зрения сексологии?

— Это скорее вопрос нормативности. Кто устанавливает норму? Как человек относится к теме секса, какие у него границы дозволенного — каждый из нас выбирает это для себя. Поэтому можно говорить, что секс без обязательств, если он устраивает обоих партнеров, не создает никаких проблем.

Но в таких отношениях в первую очередь важна честность. Оба человека должны знать, что происходящее — это секс без обязательств и что это был их добровольный выбор. Как показывает практика, так происходит далеко не всегда.

Очень часто люди соглашаются на секс из-за каких-то иллюзий, ожиданий, которые впоследствии не оправдываются, потому что кому-то из партнеров было нужно сугубо сексуальное удовлетворение без продолжения сближения и без построения глубоких отношений.

При этом я считаю, что уже само по себе определение «секс без обязательств» влечет за собой некоторые достаточно сложные вопросы — в частности, может ли он вообще быть без обязательств? Ведь если мы легли в постель, это уже влечет за собой определенный набор негласных договоренностей: предохранение, гигиена, соблюдение определенных норм, правил, границ. То есть по большому счету «секса без обязательств» в чистом виде не существует, это миф. Чаще всего смысл, который мы вкладываем в этот термин, такой: мы хотим получить удовольствие, связанное непосредственно с сексуальным процессом, а не с отношениями. Действительно, есть часть людей, которые готовы рассматривать секс как приятное времяпрепровождение.

— Секс создан эволюцией для того, чтобы сблизить пару и обеспечить размножение. Как случилось так, что базовые функции стали отходить на второй план?

— Я думаю, что надо немного переформулировать: отношения были придуманы для того, чтобы сблизить пару и ускорить вероятность возникновения секса. А сам секс — это просто процесс зачатия, не более того. И удовольствие, придуманное природой, создано лишь для того, чтобы этот секс вообще происходил.

Потому что другой мотивации для того, чтобы секс совершался, у нас нет. Не было бы удовольствия — человечество не разрасталось бы так быстро, как это происходило.

— Чем отличается секс без обязательств от секса между влюбленными? Есть ли принципиальная разница?

— Думаю, есть. Влюбленными людьми движет в первую очередь стремление телесного контакта как слияния и близости друг с другом. Если же рассматривать секс как механистическое действие, то это просто, извините, мастурбация партнером для достижения удовлетворения.

У каждого свой Tinder

— Очень часто со свободным сексом ассоциируется приложение Tinder. Интересно, что в разных регионах его используют совершенно по-разному. Официально это сервис знакомств. В странах Европейского союза его чаще используют для быстрого поиска партнеров по сексу (именно в том смысле, о котором мы говорили: без обязательств). А вот в Беларуси это чаще инструмент поиска партнера, очень часто постоянного. Почему цели такие разные?

— Здесь мы упираемся в вопросы культуральных особенностей и ценностей воспитания. Мы поколение, растущее на территории, которая долгое время больше находилась в состоянии войны, чем мира. И это сформировало ощущение паранойи по отношению друг к другу. Секс в любом случае воспринимается как близость, которая предполагает наличие доверия. Доверится друг другу сложно — вот и период, во время которого мы «приглядываемся», растягивается. А когда познакомимся, мы держимся друг друга, порой до последнего, ведь искать кого-то другого страшно.

В Европе сервисы знакомств действительно значительно чаще используются как площадки для секс-свиданий. Там немного другое отношение. Для многих молодых европейцев секс — такое же приятное времяпрепровождение, как поход на дискотеку, в караоке-бар или кино. Это просто часть развлекательного процесса. В наших же широтах, как и в других странах СНГ, секс все равно остается важной частью взаимоотношений, и поэтому очень много внимания уделяется контакту с человеком, а вот перерастет он в сексуальные отношения или нет — это уже другой вопрос.

К слову, ситуация меняется, и в Беларуси секс на первом свидании тоже подрос в частоте. Но до Европы нам далековато.

Сложно сказать, хорошо это или плохо. Лично мне кажется, что крайности — это показатель нездоровья. Важны золотая середина и возможность выбора. И на мой взгляд, Европа сегодня смещается в крайность, когда секс теряет некоторые очень важные функции — в первую очередь то, что секс — это апогей желания единения и близости с партнером, а не просто инструмент удовлетворения.

— А что думают об этом европейские сексологи?

— Они обеспокоены, в том числе низкой рождаемостью. Потому что, если использовать секс как средство достижения удовольствия, а не возможность крепкой коммуникации, конечно, прокреативная функция (функция произведения потомства. — Прим. Onlíner) уходит на второй план.

Но по факту это правильно — дать каждому человеку возможность самому для себя решать, как он будет использовать секс. Пока в нашей культуре секс — это процесс, который связан больше с социальными ритуалами, он менее индивидуализирован.

— Говорят, что у мужчин желание секса чаще механическое, а у женщин оно связано с чувствами и эмоциями. Так ли это? Может быть, поэтому секс без обязательств в первую очередь проповедуют мужчины?

— Речь немного о другом. Мужчине в большинстве случаев и правда надо больше секса, чем женщине. Объяснение простое: так заложено природой. И конечно, стремление мужчины к удовлетворению подчас требует поиска секса, в этом плане мужчине он важнее, чем женщине. Но при этом у мужчин есть такой прекрасный механизм, как мастурбация: она вполне способна снять напряжение.

Что же тогда движет? Если задуматься, становится понятно, что в большинстве случаев мужчина ищет секс не для столько для механического удовлетворения, сколько для проявления взаимности. Но самое главное — в сексе есть обратная связь, которая для мужчин очень важна. Дать обратную связь себе мы, наверное, тоже можем, но мы в нее не очень верим, потому что своя рука, как говорится, владыка. Женщина может подтвердить мужскую маскулинность намного качественнее.

Для женщин же секс — это в первую очередь не просто удовлетворение, а скорее достижение понимания своей желанности, женственности, красоты. Это показатели, которые невозможно проверить, их можно только качественно ощущать через эмоциональную связь. Поэтому женщины больше обращают внимание на психологическую составляющую секса.

— Я правильно понимаю, что и те и другие занимаются самолюбованием?

— Не совсем. Вопрос скорее в самоценности.

Наглая, коварная ложь

— Про спонтанный секс без обязательств говорят: сработал инстинкт. Что за инстинкт, расшифруйте…

— Я тоже не очень понимаю, о чем здесь идет речь. Действительно, у нас есть инстинкт размножения, заставляющий на каком-то этапе стремиться к зачатию ребенка и продолжению рода. Но в нашем случае разговор ведь не об этом. Функции сексуальности, которые были нужны для продолжения рода, сейчас ушли на второй план, уступив место таким факторам, как коммуникация, наслаждение, социальная манипуляция и так далее.

И с этой точки зрения, я думаю, многие люди путают секс и близость. Они идут в секс, двигаемые желанием получения комфорта и близости с человеком, но при этом путают причинно-следственную связь. Секс — это последствие близости, а не наоборот.

Поэтому я думаю, что здесь вопрос не в инстинктах. Мы правда можем легко контролировать реализацию своей сексуальности, так как уже давно ушли от животного мира в сторону большего волевого контроля.

— То есть история «Маша, я же мужик, я не мог отказать» — это неправда?

— Это наглая, коварная ложь. Либо человек — психологический заложник социальных стереотипов, либо это какие-то нерешенные психологические конфликты (такой вариант тоже может быть). Но, скорее всего, наглая, коварная ложь. Правда заключается в том, что в большинстве случаев, когда мужчина становится перед выбором, он делает его в пользу секса.

— В какой мере инстинкт размножения остался у человека? Проявляется ли он в сексуальном поведении? Изменился ли за столетия?

— В результате социального развития, благодаря достижениям науки и культуры человек действительно очень сильно отделил секс от зачатия и рождения ребенка. Эти понятия все больше отодвигаются друг от друга. Медицина сейчас позволяет реализовать процесс зачатия и без секса — с этой точки зрения он все менее нужен. Инстинкт продолжения рода остался, но это уже не очень связано с сексом. Это отдельный вопрос, который каждый решает для себя в определенном возрасте, на определенном этапе зрелости.

— Для некоторых секс превращается в спорт больших достижений, когда важны не качество и эмоции, а количество «зарубок». Как это влияет на человека?

— Думаю, что «спортсмены» — это достаточно широкая категория мужчин и женщин. Таким образом они решают очень важную для себя задачу — от банального снижения тревожности и неспособности справляться с фрустрацией до поиска важных переживаний в иллюзии, что секс может им эти переживания дать.

На моей памяти самый результативный «спортсмен», приходивший на консультацию, — это мужчина младше 30, который утверждал, что у него было несколько тысяч партнерш. Это был человек, не способный к глубокому эмоциональному контакту, не умеющий строить отношения. Его идея заключалась в том, что секс — это апогей переживаний двух людей, который должен обеспечивать построение отношений. А они, естественно, не строились. Человек раз за разом разочаровывался и уходил к следующей женщине.

— Можно ли сказать, что секса ради секса становится все больше? К чему это может привести?

— Вы знаете, про моду говорят, что она всегда ходит по кругу. Думаю, примерно то же происходит и с отношением к сексу. Человечество в целом либо отдельные нации в частности периодически становятся раскованнее, а потом — более целомудренными.

Правда, сейчас ввиду развития социальных сетей есть возможность активнее расширять свои социальные контакты, и возникает иллюзия большей свободы. Но на самом деле этот же фактор их ограничивает, потому что они нематериальны. Секс, конечно, тоже будет претерпевать изменения, становясь виртуальным — но не в том плане, что он будет уходить в сеть, а в том, что будет все ближе к поверхности, воспринимаясь просто как одна из составляющих наслаждения. А потом глубокие отношения наверняка вновь обретут вес. На самом деле, во многих развитых странах это уже начинает происходить.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Дмитрий Корсак