14 598
04 ноября 2021 в 11:10
Автор: Тарас Щирый. Фото: Максим Малиновский
Спецпроект

Семь лет назад Александр потерял зрение, но это не мешает ему преподавать компьютерные технологии

«Я с друзьями в детстве постоянно в футбол играл. Так когда мяч улетал за забор, всегда за ним сам бегал», — говорит Александр Северин так, будто через калейдоскоп прогоняет перед собой красочные картинки прошлого. И ты даже забываешь, что перед тобой тотально незрячий человек, которому еще в детстве поставили неутешительный диагноз. Тем более когда он постоянно произносит слово «вижу» вместо ожидаемого тобой «слышу». Он окончательно перестал видеть семь лет назад. Однако это не стало для него преградой. Северин сумел найти любимую работу и стать полезным для других. Уже несколько лет он преподает компьютерную грамотность в Минском государственном колледже электроники, обучая незрячих студентов программированию. При поддержке проекта Европейского союза «Занятость, профессиональное образование и обучение в Беларуси» рассказываем о человеке, который не сдался перед обстоятельствами и помогает это делать другим.

«В детстве много читал и катался на велосипеде»

Александр Северин родился в Речице. Проблему со зрением, которая с годами должна была развиваться, врачи определили в раннем возрасте ребенка, но это никак не повлияло на его восприятие мира. Как и любой мальчишка, он бегал по улице, ездил на велосипеде и гонял в футбол на стадионе. Причем играл в воротах! Издали мяча не видел, но вблизи помогала реакция и слух.

— У меня были зрячие друзья, обычная компания, и мы играли в обычные игры. Я, как и родители, тогда ничего не знал про коррекционные центры, общественные объединения людей с инвалидностью и господдержку, — вспоминает Александр, с которым мы встретились на рабочем месте. — Мои проблемы со зрением не афишировались. Среди друзей об этом все знали, а если кто-то не понимал, ему популярно объясняли. Друзья за меня горой стояли. Так что проблем в моем районе не было. Но в другом могли косым назвать, и у меня было искреннее непонимание того, что происходит.

Учился Саша в Василевичах  в школе-интернате для детей с нарушением зрения. В свободное время часто играл в приставку и постоянно читал. Сначала осилил всю советскую классику в школьной библиотеке, а затем перешел на ставшие популярными в 1990-х триллеры и фантастику.

 Не щадил себя нисколько говорит собеседник.  Для меня не было такого: «Ой, а что буду делать, когда видеть перестану?!» Пугать меня потом начали, но у меня была отговорка: «Лучшем больше прочитаю, пока вижу, чем потом, когда видеть перестану».

После девяти классов он поступил в техникум в Речице, позже — в Гродненский аграрный университет на зоотехнию. Его зрение постепенно ухудшалось, в 20 лет видел лишь один глаз. Студента хотели даже отчислить, но «срезали» лишь на медкомиссии после распределения.

В итоге Северин оказался в БелТИЗ. Ему выделили в Гомеле комнату в общежитии и с высшим образованием устроили работать на «Светотехнику»  собирать пускорегулирующие аппараты для светильников. Александр говорит, что если засосет, то вырваться оттуда сложно, но в его судьбе ключевую роль сыграло увлечение  компьютер.

 Тяга к нему у меня давно,  вспоминает преподаватель.  Еще со школы, когда его даже в глаза не видел. При этом в техникуме у нас была информатика, но все сводилось к простому переписыванию задания из методички и нажатию клавиши Enter. Ничему особо не учили и ничего не объясняли. А потом начала выходить «Компьютерная газета», и я ее читал как литературу. Родители, учитывая проблемы со зрением, были против появления компьютера дома — в то время по телевизору уже начали показывать страшилки о его вреде. Но я сражался за него, и в итоге на последнем курсе университета мне его купили. Помню, сел за него и понял, как 250 долларов уходят в никуда. Из-за мелкого разрешения ничего не видел. Но взял огромную лупу и самостоятельно все исправил. Любовь к компьютеру была такой крепкой, что однажды из Гродно я притащил не сумку, набитую одеждой, а огромную гору дисков.

Уже на «Светотехнике» парень впервые познакомился с абсолютно незрячими и понял, что они благодаря специальным программам тоже могут работать за компьютером. Однако была одна загвоздка. Когда комп ломался, его просто чинили, не объясняя причину поломки. Из-за этого со временем приходилось вновь и вновь вызывать мастера.

— А у меня характер — разбираться объясняет собеседник.  Я установил себе софт для незрячих, нашел в интернете форумы, где люди обменивались опытом на эту тему. Понял, что задача не такая и сложная. В итоге случилось так, что тот мастер долго не приходил чинить компьютер к одному человеку и пригласили меня. И оказалось: в Гомеле такие может чинить не один человек, а два. С того момента ко мне начали обращаться. Я исправлял неполадки и параллельно объяснял, как и что работает.

Северин признается, что ремонтировал все подряд, чтобы как-то набить руку. При этом никогда не брал за свою работу никаких денег или вознаграждений.

— Может быть, поэтому так быстро обо мне узнали в городе размышляет Александр.  Был колоссальный объем обращений. Девушкам, с которыми общался, это не особо нравилось. Это дело занимало много времени, и я отдавался ему полностью.

Но в какой-то момент хобби стало для Александра работой. Отделу реабилитации на «Светотехнике» был нужен человек, который обучал бы незрячих компьютерной грамотности. Северин согласился и параллельно поступил в местный университет им. Франциска Скорины.

Со временем Александр познакомился с будущей супругой, переехал в Минск, они с женой уже воспитывают сына. Поначалу работал программистом на фрилансе, чуть позже  в Центре инвалидов по зрению, а последние два года преподает компьютерные науки незрячим в Минском колледже электроники. На данный момент у Северина занимаются шесть студентов.

«Компьютером пользовался и раньше, но теперь владею им более продвинуто»

Большой светлый учебный класс по периметру заставлен компьютерами. На первый взгляд ничего необычного. Их особенности выдает разве что голос, которым машина общается с учащимися, и Брайлевский дисплей, помогающий незрячим читать информацию с экрана. За одним из компьютеров работает Артем. Ему 21 год, не видит с рождения. Парень уже получил квалификацию ЭВМ, а сейчас пытается научиться программировать.

— Я уже третий год здесь обучаюсь говорит студент.  Чем хочу заниматься дальше? Пока в поисках себя. Наверное, пойду еще учиться на гуманитарную специальность. Самое главное, чему нас учит преподаватель, — совершенствовать знания компьютера и информационных технологий. Тут я научился работать с консолью. Компьютером умел пользоваться и до учебы здесь, но теперь владею им более продвинуто.

— Артем, а о чем я еще с вами разговариваю?  спрашивает Северин, стоя с тростью за спиной ученика.

— Преподаватель делится жизненным опытом, рассказывает о ситуациях, которые могут произойти на нашем пути, и о том, как из них выйти.

— Например?  обращаюсь к Северину.

— Вспоминаю постоянно что-то из своего опыта и сразу провожу анализ, разбираю ситуацию. Как правильно реагировать (обижаться или нет) и нужно ли отстаивать свои права. К примеру, захожу в автобус, нащупав его тростью. Делаю движение рукой, чтобы взяться за поручень, и тут кто-то берет меня за руку и дергает. Человек, захотев помочь мне, создал опасную ситуацию. Ведь я могу оступиться, упасть, ударить кого-то. Человек, может, хотел помочь, но такая помощь не нужна. С подобным нужно бороться. Разбираю все по свежим следам. Это бывает важнее, чем компьютерные технологии.

Александр говорит, что учащиеся, если есть дома недопонимание, иногда обращаются к нему и по семейным вопросам.

— Я советую тем незрячим, кому это физически возможно, уходить от тотальной опеки и обычно привожу следующий пример. Когда после колледжа идешь к потенциальному работодателю с мамой, то у людей будет одно восприятие тебя, если приходишь один — совсем другое. Никто не будет всерьез рассматривать кандидатуру незрячего, который приходит с родителями. Просто потому, что не захотят проблем. Повторюсь, нужно стараться быть самостоятельным. Другого пути нет.

«Есть незрячие, кому работа противопоказана, но многие в состоянии зарабатывать»

Александра злит отношение некоторых людей к незрячим, как к инвалидам и каким-то особенным, он советует ученикам социализироваться, никогда не сдаваться и, если потенциальный работодатель отказал в трудоустройстве, продолжать давить, искать, звонить и пробовать. Ведь всегда найдется тот, кто в итоге предложит работу. Как объясняет собеседник, подобные выводы ему помогла сделать сама жизнь, так как воспитывался он не только родителями, но и в интернате в Василевичах.

К тем, кто собирает милостыню у метро, у него тоже особое отношение.

— Несколько лет назад провели соцопрос на тему «Чего хотят незрячие?». Как оказалось, хотят больше пенсию, но многие не желают работать. Конечно, есть среди них исключения, когда трудиться противопоказано, но другие в состоянии зарабатывать. И есть много работы, с которой незрячие справлялись бы.

Его мотивационные истории впечатляют не только учеников. Северина нередко приглашают на различные встречи и специализированные учебные семинары, чтобы рассказал, как нужно работать и вести себя с незрячими. Несмотря на это, он не хочет превращаться в мотивационного спикера и свое будущее видит в преподавании.

— Пробовал себя в IT. Но понял, что не готов по 12—18 часов впахивать на проектах. В таком темпе можно быстро сгореть. Хочу посвятить себя тифлопедагогике, — объясняет собеседник. — Это специальный раздел для обучения детей с нарушением зрения. На эту тему как раз защитил недавно диплом в Республиканском институте профессионального образования. Наверное, буду двигаться в этом направлении. Кроме того, мне интересны информационные технологии, вопрос, как можно заменить живого преподавателя. Хочу попробовать себя в этом направлении.


Проект «Занятость, профессиональное образование и обучение в Беларуси» направлен на адаптацию системы профессионального образования в Беларуси к потребностям современного рынка труда. Проект финансируется Европейским союзом и на протяжении трех лет совместно с Министерством образования и Министерством труда работает над повышением качества профессионального образования Беларуси, развивает сеть ресурсных центров в учреждениях профессионально-технического и среднего специального образования, готовит педагогов и специалистов для внедрения новых технологий в обучение и создания инклюзивной среды в колледжах и лицеях.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Тарас Щирый. Фото: Максим Малиновский
Без комментариев