Репортаж из Ольшан, где сперва не признавали ковид, а теперь сомневаются в вакцине

27 октября 2021 в 14:11
Автор: Артем Беговский. Фото: Максим Малиновский

Репортаж из Ольшан, где сперва не признавали ковид, а теперь сомневаются в вакцине

Мы побывали в Ольшанах на прошлой неделе, через день масочный режим по всей стране «ослабили» до такой степени, что кассиры сами начали извиняться перед посетителями за просьбу фильтровать воздух перед лицом. Почему именно Ольшаны? Дело в поступающих оттуда новостях о нежелании жителей агрогородка прививаться от коронавируса. Если коротко: тут им и пункт вакцинации организовали, и вакцину привезли, а они ни в какую. За три недели — один привитый, да и тот не местный. Пункт закрыли вместе с рынком — эпицентром массового скопления жителей, но желающих уколоться все равно единицы. «Рынок закрыли в отместку», — скажут продавцы. «За нарушение санитарных норм», — скажет врач. Что происходит в агрогородке на самом деле — читайте в материале.

Дорога, ведущая в населенный пункт, даже по столичным меркам оживленная — люди заготавливают дрова, из кабины ЗИЛа видны лица четырех персонажей, им еще предстоит разгрузка дорогостоящего дерева. Кто-то мешки капусты везет на ближайшие рынки или торгует плодами земли со скамейки у двора. Открывается агрогородок огромными фермерскими теплицами, чего там только не растет. Повторять в очередной раз про «огуречную столицу» с моей стороны — кощунство. Вместо этого — рубрика «Ольшаны в одном абзаце».

Здесь живет около 8000 человек, открываются кафе за $100 000, возводятся большие кирпичные дома, на доходы жалуются, но не озвучивают их. В рамках страны Ольшаны — эталон фермерского хозяйства, зарабатывать на овощах и фруктах тут умеют как ни в одном другом месте Беларуси. Все благодаря трудолюбию и вере, которые здесь впитываются с молоком матери. Семьи в основном многодетные, а молодежь еще во время учебы школьной скамье предпочитает семейный парник. Переезд в какой-то там Минск интересует немногих.

Врачи: в основном болеют семьями. Коронавируса не боятся

На кладбище кого-то хоронят, по словам жителей, человека-двух в неделю предают земле стабильно. Коронавирус? Черт его знает, на болезнь и вакцину тут смотрят с подозрением. Пункт вакцинации, закрытие которого подняло в информационном пространстве кучу пыли, проработал ровно три субботы, в общем количестве — 12 часов, но никак не недели. Местные и сейчас могут уколоться «Спутником» («китаец» закончился) в поликлинике. То ли мне так повезло, но очередей нет, вообще никого, кроме врачей, в медучреждении нет.

— Сейчас немного начали ходить на вакцинацию, болеют, но, честно сказать, коронавируса не боятся. У нас же община пятидесятников, уже и к пастырю приезжали, говорили с ним, но сдвига мало. Вот медики, учителя, продавцы и люди старше 60 идут прививаются, — откровенничает медсестра в коридоре.

Процедура вакцинации тут аналогична столичной: осмотр терапевта, выбор препарата (если выбор вообще есть), укол, получасовой отдых возле кабинета, через 21 день — повторить, получить справку или сертификат. Чуть больше о ситуации с коронавирусом в Ольшанах рассказал врач-терапевт:

— Сейчас в основном болеют семьями, и для них отодвигается вакцинация, а так, как и везде. Смотрят телевизор и боятся болезни, потихоньку идут за прививкой. Много идет информации в СМИ, у кого-то знакомые или родные в больнице, так приходят и прям просят привить. Мы укололись еще в самом начале, переболели, наверное, уже все, но в легкой форме. Правильно говорят, в реанимациях — там вакцинированных единицы.

Чем рынок не угодил?

От поликлиники вдоль дороги отправляемся на тот самый закрытый рынок и разглядываем прохожих. Пока в Минске за отсутствие маски в метро можно было ненадолго встрять, здесь масочный режим соблюдали почти все, не важно, едешь ты на велосипеде по улице или в машине, просто гуляешь, ждешь автобуса или идешь в магазин — маски были почти у каждого жителя Ольшан.

Бинго — рынок работает. Посетителей здесь практически нет, но это не результат его закрытия, просто основные торги идут по субботам. Пока же продавцы выходят на улицу и колдуют с витриной, ходят друг к другу на кофе и нехотя, начиная со слов «не знаю», рассказывают о закрытии.

— Закрывали, но мы не знаем от чего, два дня не работали, в субботу и понедельник. Маски были, антисептики были, сказали, закроем и все. Пару человек, наверное, не соблюдали, где-то там, не знаю, не видела, — рассказывает женщина и предлагает сходить к соседям за подробностями.

— У нас эпидемии нет, закрыли, да, говорят: «Рынок закрыт, не приходите на работу», потом уже сами прочитали, что санстанция закрыла, хотя все у всех есть (маски и антисептики. — Прим. Onlíner). Возможно, обиделись, что не вакцинировались, но никто не имеет права заставлять человека. Если вот ты привился, чего тебе бояться невакцинированного? Не исследована эта вакцина, — такой фразой описывает свое нежелание прививаться соседка.

С какими исследованиями она уже ознакомилась и что конкретно рождает сомнения, конечно же, ответить на рынке не смогли.

— Все как у всех, болеют люди, осень же, обострение, ЧП никакого нет, тихо, спокойно, — о ситуации рассказывает третий продавец и выдает те же возражения. — Никто не знает, что это (вакцина. — Прим. Onlíner) такое. Мы уже переболели в легкой форме, чего нам бояться?

Через дорогу от вещевого рынка торгуют овощами, кафе на территории которого закрыты, из еды доступна только шаурма. В одном из помещений разбита стеклянная дверь: сегодня ветер разошелся не на шутку. Молодые люди торгуют перцами, причем, не мелочась, отдают сразу ящиками и никак иначе. Рядом трутся мужчины, они либо в доле с парнями, либо родственники и честно признаются: «Да, вакцинировались, все хорошо». Прививались парни в поликлинике, а идея с пунктом на рынке действительно оказалась непонятой жителями.

Официально: рынок закрыли из-за отсутствия масок у покупателей, старых антиковидных памяток (чему там обновляться?) и отсутствия у некоторых продавцов антисептиков.

Молитва в две смены, рассадка через одного и с масками

В плане религии люди здесь делятся на две практически равные по численности группы: православные и пятидесятники. Именно о последних есть ничем не подкрепленный, но блуждающий в обществе слух о том, что по религии пятидесятники запрещают прививаться своим прихожанам. Сразу отметим, что это не так, и отправляемся на встречу с пастырем мимо Дома молитвы. По пути удивляемся припаркованным во дворах фурам и бусам, отдыхающим от летнего сезона, и тому, как местные рассекают на BMW.

Дом молитвы закрыт, через его окна можно разглядеть упаковки масок, лежащие на перилах, и антисептики. На заднем дворе находится склад с провиантом, его сторожит бабушка Прасковья, ей 65, она сидит в самом углу у батареи, чтобы не просквозило. Информацию о коронавирусе черпает из газет, но в пандемию — не верит.

— В церкви все в масках, сидят через одну скамейку, я не боюсь и против вакцины, потому что хронически больная, гипертоник. Вот, 10 лет назад, картошку перебирали во дворе, приехали, говорят, каждому сердечнику прививки делают, я сделала и после нее пять раз гриппом переболела. Запахи и вкус я теряла и раньше, когда еще не было коронавируса, потому что это политика, — рассказывает старушка, продолжая повествование про болячки родных и сомнение в трудах ученых.

Просьба к вам, читателям, отнестись к ее рассказу критически.

Коронавирус здесь, как и вакцина, больная тема, ответы на многие вопросы уже заготовлены и отскакивают от зубов. Другое дело — дрова. Вот что действительно беспокоит пенсионерку и не только. По словам жителей, дрова здесь подорожали до 800—1000 рублей за машину, колхозной пенсии Прасковьи в 324 рубля не хватит даже для того, чтобы отопить дом, не то что на парники.

Хотя постойте! Про дрова, пленку, семена в межсезонье тут говорили всегда... каждый год...

Со старшим пастырем Василием Симоновичем встречаемся около его дома, общаться с журналистами он не любит, хоть и не сопротивляется. Просит быть объективными, говорит как есть о себе, церкви и немного о Боге.

Чрезвычайного ничего нет и не было, излишний шум, что здесь что-то происходит. Стараемся соблюдать правила: маски надеваем, рассадка через одного, молитва в два потока... Про вакцинацию не совсем правдоподобно писали, что вообще никто, небольшой процент, но вакцинируются, даже среди моих родственников.

Понимаете, мы не имеем права людей принуждать, все-таки это выбор человека, и политика такая в государстве — не принуждать, а те рекомендации, что дают, — мы стараемся соблюдать. Звонили мне многие, спрашивают, можно вакцинироваться? Конечно, можно, если никаких противопоказаний нет.

Сам пастырь не вакцинировался из-за наличия некоторых патологий, но не видит в этом ничего плохого.

— Ни в коем случае не запрещаем людям, особенно на основании религиозной почвы. Мы понимаем, что этот вопрос вообще не связан с религией, сугубо вопрос здоровья людей.

— А то, что умирают по человеку в неделю, правда?

— Были случаи, были и от коронавируса, это люди, которые слабенькие здоровьем, старенькие, немного болезни — и все. Паники среди населения нет. Мы, как люди верующие, понимаем, что ничего не происходит без воли Божьей, что-то, наверное, Господь нам хочет сказать. Он хочет, чтобы люди обратились к своему творцу.


За жилой территорией через канаву находятся теплицы, но в этом году одной будет меньше. Сергей и Ольга разбирают огромный парник, который кормил их семь лет. Таким бизнесом заниматься они больше не планируют: дрова дорогие. Спрашиваем о коронавирусе и вакцинации, но ответ вы наверняка уже знаете: «Уже, наверное, болели, вакцинироваться боимся, не изучена она еще».

В это время прививочные пункты в Столине и Давид-Городке набирают обороты и прививают десятки желающих. Ольшаны же выбрали свой особый путь в борьбе с ковидом. В чем-то они, конечно, правы со своими огурцами, но не до конца.


Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Автор: Артем Беговский. Фото: Максим Малиновский
Без комментариев