Спецпроект

«Умный дом за $40 000 — это уже реальность». Репортаж из «белорусской Кремниевой долины»

20 октября 2021 в 11:00
Источник: Полина Шумицкая. Фото: Александр Ружечка
Спецпроект

«Умный дом за $40 000 — это уже реальность». Репортаж из «белорусской Кремниевой долины»

Дуб стоял здесь уже двести лет — мощный, раскидистый, живучий. Он застал сражения с Наполеоном, видел, как крепостные обрабатывают волмянскую землю мотыгами, помнил отчаяние последнего владельца усадьбы — Льва Львовича Ваньковича, бегущего от революции в 1917 году. А теперь с изумлением глядит на умные дома, геликоидные ветряки и горстку пассионариев, пытающихся доказать, что у «зеленых технологий» в Беларуси есть будущее. Кто эти люди — герои или «чудаки»? «Чудаком» когда-то римляне называли и Галилея, объявившего, что Земля вращается вокруг солнца. Сегодня — при поддержке проекта Европейского союза «Занятость, профессиональное образование и обучение в Беларуси» — мы знакомимся с Алексеем Вороновым и Дмитрием Боечко, одними из создателей экотехнопарка «Волма», который они скромно называют «нашей Кремниевой долиной».

«Интеллект — это главное богатство белорусов, я серьезно»

— Здесь, прямо здесь формируется будущее человечества. Ну, если громкими словами говорить, — улыбается Алексей Воронов, пока мы подъезжаем к «Волме». — Это происходит во всех технологических центрах мира, от Кремниевой долины до Сколково. Маленькие ростки будущего. 

«Дремучий гуманитарий, занимающийся высокими технологиями» — в шутку называет себя Алексей Воронов. Его судьба — живой пример «гибридности» и «кросс-предметности», о которых он так любит рассказывать. Любознательный мальчик, родившийся в Восточной Сибири, жил в Германии, получил высшее образование в Минске (истфак БГУ), преподавал в лицее автомобилестроения, был директором школы, занимал высокие посты в системе образования, учил одаренных детей в закрытом подмосковном поселке Петрово-Дальнее… Все это, чтобы в 60 лет прийти в нужную точку.

— Мне не по душе преподавательский конвейер. Здесь, в «Волме», на 23 гектарах я могу делать что-то по-настоящему полезное. Возглавить образовательное пространство экотехнопарка — да, это было мне по душе. 

При всем нашем желании объяснить, что такое «Волма», в двух словах не получится. Это не университет и не колледж. Здесь нет собственных выпускников. Но школьники, студенты колледжей, лицеев, университетов, а еще их преподаватели регулярно приезжают сюда на стажировки со всей страны.

— Представьте себе энергетику Беларуси: газ, нефть, электросети, атомная станция… Мы в «Волме» занимаемся интеллектуальной гибридной энергетикой. Что это означает? Допустим, у вас есть дом, а к нему подведены электросети, тепловой насос, плюс на крыше стоит гелиоколлектор (преобразует энергию солнца в тепло) и фотовольтаика (то же самое — в электричество), рядом — ветряк. В зависимости от погоды вы получите энергию и тепло либо от солнца, либо от ветра, либо от других источников, причем сможете управлять ими на расстоянии. Это и есть гибридная энергетика. Ни один вуз или колледж не готовит специалистов в этой сфере. «Волма» не заменяет полноценное образование, наша задача — прирастить компетенцию. Компетенции на стыке называются «кросс-отраслевыми», «между». Например, «IT + строительство», «IT + сантехника», «IT + электрика» = «умный дом». В Москве уже полно коттеджей с такими технологиями. Подъезжаете к дому, включаете на телефоне подогрев полов, температуру, влажность, свет — все работает. Система сама определит: если сегодня нет солнца, она усилит работу теплового насоса, который работает по принципу холодильника. На глубине трех метров температура всегда 9 градусов, а наверху — постоянно колеблется, и за счет этой разницы возникают электрические потоки. Только в холодильнике идет холодный фреон, а здесь — горячая эмульсия. 

— Умный дом — это реально в Беларуси, учитывая цены?

— Прямо сейчас — нет, конечно. Но давайте вспомним, сколько в 2000 году стоил обычный телефон. Что его удешевило? Спрос, масштабное производство, конкуренция между производителями. Цены резко пошли вниз. И это в Беларуси телефоны сегодня стоят от $300 до $3000, а в Европе или Китае, где налажено само производство, можно купить мобильник и за $50. Есть даже абсолютно бесплатные варианты, когда ты платишь только за сеть. Все удешевляется. То же самое и с электроэнергией. С каждым годом количество ветряков, гелиоколлекторов и фотовольтаики в Европе растет, и они требуют обслуживания. В Беларуси строительство умного дома (только корпус и коробка, без прокладки инженерных сооружений) обойдется в $100 000 как минимум, но, извините, это стоимость двух-трехкомнатной квартиры в Минске. Белорусы любят считать деньги, они экономисты, прижимисты: жизнь такая. И как только бабуля в деревне поймет, что гелиоколлектор поставить выгоднее, чем газ, она тут же скажет: «Внучок, поставь ты мне эту трубу!» Как и с телефонами. Вроде дорогие, а редкая бабушка уже обходится без мобильного. 

О чем Алексей может говорить бесконечно, так это о возобновляемых источниках энергии. Прямо сейчас множество дачевладельцев — и Алексей не исключение — выбирают щепу, пеллеты, опилки или торф, чтобы отопить дом, ведь это самая выгодная по цене покупка. Следующий уровень заботы об экологии — перейти на фотовольтаику. Но такая установка окупится только через 7—10 лет использования. И все же Воронов настроен оптимистично:

— Да, прямо сейчас возобновляемые источники энергии — это дорого для белорусов. Но как только цена будет адекватна, как в Европе, где газ соразмерен тепловым насосам, ситуация изменится. Мы реалисты.

— Что вы думаете о людях, которые отрицают глобальное потепление и изменение климата?

— Если есть люди, которые до сих пор считают, что земля плоская, а космонавтика — величайший заговор человечества, о чем можно говорить? (смеется. — Прим. Onlíner). Причины, связанные с глобальным потеплением, слишком сложные и комплексные. Мы до сих пор многого не знаем. Это, увы, дает большое пространство для спекуляций. Я убежден: будущее за возобновляемыми источниками энергии. Мы не можем без конца эксплуатировать нефть и газ. 

И новое поколение это понимает. Вы бы видели, с какими горящими глазами к нам приходят студенты колледжей, например. Мы проводили анкетирование — у них невероятно высокая мотивация! Достаточно сделать всего один шаг — и из простого слесаря или электрика ты становишься сверхкомпетентным специалистом, потом получаешь высшее образование — и твоя цена на рынке колоссально растет. Я знаю, у белорусов высочайший интеллектуальный потенциал. Это наше главное богатство, я серьезно.


 

«Дания и Нидерланды вообще живут за счет одной ветровой энергии»

30-летний Дмитрий Боечко называет себя учеником Алексея Воронова и успешным преемником на посту замдиректора «Волмы». Окончив Минский энергетический колледж, он учился на дневном в БНТУ и параллельно «электромонтажил» в «Волме» в 2016-м, когда она только начиналась. И вот мы идем по району симпатичных умных домов — это уже сегодняшняя реальность.

— Европа давным-давно взяла курс на возобновляемую энергетику. Дания и Нидерланды вообще живут за счет практически одной ветровой энергии. У них такая роза ветров, постоянно дует с моря, поэтому очень выгодно ставить ветряки. Или возьмем, например, Германию, где климат сопоставим с белорусским. Они активно развивают солнечную энергетику, а ведь солнечных дней у них даже меньше, чем у нас. Как это устроено? Посмотрите на наши умные дома. Сегодня хмурый день, а энергетические установки все равно работают, пусть не на 100% своей мощности, но 60—70% выдают.

Дмитрий объясняет для чайников: в обычных домах или квартирах тепло берется от горячей воды в батареях, для чего нужно сжечь газ или нефть. Умный дом предлагает совершенно другие решения. Например, радиатор, который греется от электроэнергии (в Беларуси появилась АЭС, и это, по словам Дмитрия, радикально меняет ситуацию), тростниковые плиты-утеплители, тепловой насос, фотоэлектрические панели на крыше.

— Смотрите, здесь четыре дома разных застройщиков — МАПИДа и Завода современных бетонных конструкций («А-100»). Это каркасное строительство: дома собираются из плит легко и быстро, как «Лего». Здесь крутые экотехнологии, отопление за счет электроэнергии (электрические теплые полы, водонагреватели и радиаторы), тепловые насосы Viessmann, гелиоколлекторы, фотовольтаика, ветряки с вертикальной осью вращения… Наша ближайшая белорусская перспектива. Например, мапидовский дом в скандинавском стиле стоит около $36 000—40 000 — одна коробка, без «умной» начинки. Кстати, эти дома мы собираемся вскоре обставить мебелью и сдавать туристам, которые захотят посмотреть усадьбу Ваньковичей. 

Старинная усадьба, когда-то принадлежавшая известному аристократическому роду, похоже, совершенно не противится новым технологиям. На берегу реки Волма встречаются прошлое, настоящее и будущее.

— Я знаю, ради чего я здесь. Хочу, чтобы «Волма» работала на всю катушку: группы студентов приезжали каждый день, а туристы не успевали бронировать экскурсии в усадьбу (которая, кстати, еще в процессе восстановления). Как можно больше белорусов должны своими руками «потрогать» возобновляемую энергетику. 

Многому научил мой наставник — Алексей Вениаминович Воронов. Мы постоянно на связи, только возникает какой-то вопрос — созвонились и решили. Алексей Вениаминович очень помог в моем становлении. Он спокойный и рассудительный профессионал. Ни разу за пять лет я не слышал, чтобы он повысил голос. Пожалуй, самое главное, чему он научил меня, — это обязательность. Алексей Вениаминович все делает в срок, никогда не опаздывает. И я перенял у него это: стараюсь соответствовать статусу «обязательный человек». 

Европейский союз вложил в «Волму» не меньше трех миллионов евро. На эти деньги здесь построили ресурсный центр: восемь лабораторий с ошеломляюще прекрасным оборудованием. Дмитрий говорит, такое есть далеко не в каждом белорусском университете. К примеру, в лаборатории водоподготовки с помощью оборудования Festo можно путешествовать в VR-очках по трубопроводу, находить засор и устранять его. Это канадская технология, и спецы из Оттавы должны вот-вот приехать в Волму с мастер-классом, но из-за коронавируса визит каждый раз откладывается. В соседней лаборатории ветряк французской компании Schneider Electric только и ждет, чтоб его протестировали в любых погодных условиях, включая ураган. А стенд для зарядки электромобилей готов познакомиться с Tesla поближе.

— Отучившись у нас, человек может прийти в любую профессиональную систему, от ЖКХ до строительства умных домов, и ему ничего не будет ново, он ко всему будет готов… Не в обиду БНТУ, но я отучился пять лет на высшем на том багаже знаний, которые дал мне колледж. Потому что профессионально-техническое образование — это практика и еще раз практика, — говорит Дмитрий Боечко. — Проблема нашего образования — в том, что в разработке программ не участвуют заказчики кадров, будущие работодатели. На стажировке в Нидерландах я увидел совершенно другую картину. Там в учебном заведении, аналоге нашего строительного лицея, каждого учащегося уже на первом курсе «резервирует» работодатель. Еще один важный момент — это профориентация. В Беларуси о ней только сейчас серьезно задумались. Сколько у меня знакомых, поступивших в колледж или университет «за компанию» или потому что «только туда хватило баллов». Так не должно быть! «Волма» появилась, чтобы разорвать этот порочный круг.

Я понимаю, для кого-то «возобновляемая энергетика» звучит сложно. Но вдумайтесь, по сути это энергия из ничего: солнце и воздух. Да, мы живем не в Германии или Франции, где государство покрывает гражданам почти 70% затрат на энерговозобновляемые технологии. Нас ждет путь постепенного развития. Не обязательно прямо сегодня вкладывать огромные деньги, чтобы считать себя «энергетически продвинутым». Достаточно начать с малого. Не каждый может купить тепловой насос за 12 000 евро, но любой мыслящий человек в состоянии изучить умное освещение. Не нужно платить большие деньги специалистам — откройте интернет или приезжайте к нам, изучите, как это работает, своими руками поставьте дома датчики движения, которые выключат свет за вас, если вы забудете. Обычное управление светом уже дает огромную экономию. То же диммирование — изменение яркости. Обычно лампочка горит в одном режиме и все время потребляет 60 ватт, а с диммированием мы делаем ее вполовину тусклее, она потребляет 30 ватт, а нам хватает этого света. Экономия налицо! В конце концов, замените устаревшие лампочки на светодиодные: одна 8-ваттная светодиодная лампочка выдает 56 ватт. Это простейший пример электросбережения. Или поставьте на дачу гелиоколлектор, который работает от энергии солнца: цена $3000—4000, зато в доме круглый год будет тепло. Возобновляемые источники энергии ближе, чем вы думаете (улыбается. — Прим. Onlíner).

У волмянских оптимистов наполеоновские планы: закончить реконструкцию усадьбы, превратить пустующий ангар в лабораторию по разведению редких рыб, вместе с Полесским государственным университетом очистить пойму реки Волма…

Люди, с их технологиями, и природа, с ее простотой, свободой и мудростью, достигли удивительного взаимопроникновения в этом месте: маленькое стадо овец пасется у станции подзарядки электромобилей, а большая компания коров издали разглядывает ветряки, которые обязательно должны изменить ход белорусской истории.

Onlíner будет следить за необычным экспериментом под названием экотехнопарк «Волма».


Проект «Занятость, профессиональное образование и обучение в Беларуси» направлен на адаптацию системы профессионального образования в Беларуси к потребностям современного рынка труда. Проект финансируется Европейским союзом и на протяжении трех лет совместно с Министерством образования и Министерством труда работает над повышением качества профессионального образования Беларуси, развивает сеть ресурсных центров в учреждениях профессионально-технического и среднего специального образования, готовит педагогов и специалистов для внедрения новых технологий в обучение и создания инклюзивной среды в колледжах и лицеях.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner запрещена без разрешения редакции. ng@onliner.by

Источник: Полина Шумицкая. Фото: Александр Ружечка
Без комментариев