«Точно не моя? И ударил ножом». История девушки, которую хотели изнасиловать и убить в лимузине

10 июля 2021 в 8:00
Автор: Дмитрий Корсак

«Точно не моя? И ударил ножом». История девушки, которую хотели изнасиловать и убить в лимузине

Эта история, с одной стороны, жуткая, а с другой — до крайности нелепая, такую даже нарочно не придумаешь. Надо очень постараться, чтобы представить, что лимузин, который едет по центральным улицам столицы, в середине дня может стать местом, максимально опасным для жизни. Только представьте себе: вокруг, за тонированными стеклами, сотни людей и машин; впереди, за зеркальной перегородкой, шофер; осень, полдень, светит солнце, а в тебя пытаются воткнуть нож и изнасиловать.

Героиня этого сюжета пережила восемь минут сюрреалистичного кошмара. Время точно задокументировано от момента, как девушка села в лимузин, чтобы проехать с близким знакомым в ресторан, до того, как она обратилась в скорую помощь, пытаясь одновременно остановить кровотечение от ножевого ранения. О том, что произошло за эти восемь минут, что предшествовало им и чем все закончилось, в этом монологе.

  • Мы познакомились на сайте знакомств, как точно завязалась переписка, не вспомню, но могу сказать, что сразу было ощущение, что это очень депрессивный человек — находящийся глубоко в себе, даже закрытый. Есть у меня особенность: когда вижу, что человеку плохо, мне кажется, что могу помочь, подобрать «волшебные», вселяющие надежду слова. Так произошло и в этот раз.
  • Встретились в ресторане, Стас очень красиво ухаживал. В отношениях был абсолютно адекватным, очень галантным, интеллигентным. Единственное — он позволял себе в моем присутствии выпивать, но я к этому относилась абсолютно нормально, потому что дозы были небольшие — бокал-два виски с колой.
  • Тебя забирает парень на машине с водителем, вы едете обедать или ужинать, после завозит домой. Прекрасная история. У нас завязались некоторые романтические отношения, но они не смогли развиться просто потому, что мой знакомый пропадал. Мог появиться на две недели, а после исчезнуть на месяц. Сразу стало понятно, что это не про отношения, по крайней мере с моей стороны. Поэтому, когда он в очередной раз пропал, я решила даже не узнавать, что случилось.
  • Спустя полгода он объявился вновь, предложил встретиться и пообедать. Я ответила, что у меня уже есть молодой человек, прекрасные отношения, нет никакого смысла встречаться и продолжать общение. Стас вновь разыграл старую карту, стал говорить, что ему очень плохо, не с кем поговорить, все настолько печально — хоть вешайся. Я решила: ну если надо спасать, давай поговорим. Пока ждала ответа, уже начала заниматься своими делами и почти забыла о разговоре, но через три часа приходит сообщение: «У подъезда ждет белый лимузин. Выходи».
  • Когда я услышала про белый лимузин, мне сразу подумалось, что в этом есть какая-то пошлость. С другой стороны, решила, что человек постарался, возможно, хотел меня таким нелепым способом отблагодарить за то, что согласилась с ним поговорить.

  • Подошла к машине, водитель открыл дверь. Я сразу заметила, что мой знакомый пьян — не сильно, в состоянии легкого куража, чувствует себя чуть свободнее, чем обычно. Я предложила просто завезти его домой, сказала, что дальнейший разговор вряд ли имеет смысл. Он ответил, что не спал полночи, мол, все нормально, сейчас придет в себя. Я поверила.
  • Когда села в машину, он попросил водителя сделать музыку чуть громче и закрыл темное стекло между салоном и местом водителя. Мы начинаем движение, и Стас пытается меня приобнять. Я объясняю, что делать этого не стоит, мы договаривались просто поговорить. Это его не останавливает, он проявляет настойчивость, я достаточно жестко ставлю его на место, отталкиваю.
  • В этот момент он достает из кармана складной нож и начинает с ним баловаться. Открывает — закрывает. При этом спрашивает: «Так ты точно не моя? Ты уверена в этом?» Мне было страшно, но я напористо и уверенно ему отвечаю: «Нет, я не твоя!» Он с размаха бьет меня ножом в живот, я успеваю подставить руку, нож рассекает всю ладонь.
  • Кровь брызжет на мое красивое белое пальто, я как завороженная смотрю на происходящее, думаю: «Ну вот, меня убивают». Мысль о том, что меня сейчас не станет, становится совершенно отчетливой и реальной. Он расстегивает ширинку и говорит: «А теперь делай минет». В голове сумбур, я понимаю, что кричать нельзя, это может спровоцировать его ударить еще раз, надо пытаться успокаивать. Но как? Я пытаюсь разговаривать, предлагаю: «Просто подумай, что ты сейчас делаешь. Я ранена, мне нужна помощь, отпусти меня, пожалуйста. Я никуда не буду обращаться, просто отпусти»….
  • Сюрреалистичность ситуации зашкаливает. Согласитесь, трудно представить, что тебя могут убить в центре города в 12 часов дня в белом лимузине. На мое счастье в этот момент машина остановилась на перекрестке на красный сигнал светофора. И он мне вальяжно говорит: «Если ты хочешь убегать — убегай сейчас». Я дергаю ручку двери, она открывается, и я выбегаю из машины прямо на третьей полосе дороги.
  • Перебежала через дорогу, села на лавочку, вызвала скорую, вся в слезах и в крови, вокруг стали собираться люди. Лимузин поехал дальше. Скорая приехала очень быстро, меня забрали в больницу и там сказали, что, так как у меня ножевое ранение, о произошедшем сообщили в милицию. Оказывается, лимузин остановили буквально на следующем перекрестке, Стаса задержали.

  • В этот же день меня вызвали к следователю. Когда я пришла в милицию, первое, что увидела, — сидящего в коридоре Стаса — человека, который недавно пытался меня убить. Мне сказали просто посидеть рядом. Шок, который я пережила в этот момент, трудно передать. Я села на скамейку поодаль, вскоре пришла его мать и стала предлагать «замять» дело, говорила, что заплатит. К этому моменту я уже узнала, что это не первая его судимость и вроде как был эпизод, когда он уже бросался с ножом на мать. Спрашиваю у нее: «Вы понимаете, что делаете? Сейчас вы спасаете человека, который угрожает ножом людям. В следующий раз он может убить. Может, пора это остановить, дать ему прочувствовать, что такое поведение не проходит безнаказанно?»
  • Конечно, следственные мероприятия не развлечение, но для меня они были особенно тяжелы. Меня допрашивал мужчина, который расспрашивал очень неприятные обстоятельства произошедшего: как все происходило, успела ли я дотронуться губами до члена или нет и т. д. Такие вещи вообще психологически сложно произносить, а особенно — совершенно незнакомому человеку. Мне не предлагали помощи психолога, видно было, что их задача лишь выяснить, что произошло. Вскоре мне очень четко обозначили: ты не сможешь доказать даже попытку сексуального насилия, потому что есть только твои слова против его слов.
  • На самом деле, конечно, нас было не двое, в машине находился водитель, но впоследствии на суде он утверждал, что ничего не слышал, ничего не насторожило. Мне сказали: раз самого изнасилования не было — значит, ничего страшного, переживем. По сути, в дальнейшем на суде рассматривалось дело о хулиганстве, даже не попытке убийства.
  • Суд стал для меня большим испытанием. Решив, что являюсь очевидной жертвой, не стала обращаться к адвокату, уверенная, что меня защитят. Теперь понимаю, что зря. Я выслушивала в свой адрес самые нелепые обвинения, например, в том, что я проститутка, и оправдывалась: нет, я не такая! Мне пришлось семь раз рассказывать в подробностях о произошедшем следователям, после вспоминать это же в процессе суда. Я плакала практически каждый раз, когда это приходилось делать. Первые пять суток после случившегося я почти не могла есть и спать.
  • Я согласилась лечь в психиатрическую клинику, потому что осознавала, что сама не справляюсь. Парадоксально, но мне было очень стыдно за то, что со мной произошло. В больнице я прошла тесты и попала в бытовое помещение, где сидел медбрат. Он попросил раздеться, выдал больничную одежду. Потом посмотрел на мои длинные ногти и говорит с сочувствием: «С такими нельзя». Это был, наверное, самый унизительный момент в моей жизни: взрослый чужой мужчина здоровенными канцелярскими ножницами обрезает мне ногти.

  • Мне была нужна помощь и поддержка, а я оказалась в медицинском учреждении закрытого типа. Хватило одного дня там, чтобы начать стремиться на свободу как можно быстрее. К счастью, родители были под дверями больницы уже в 6 утра и требовали отдать им дочь. Меня выпустили. Отец к тому же был настроен, чтобы не было никакого суда, что этим я испорчу себе жизнь. Он считал, что то, что произошло, стыдно и неправильно. И будет лучше забыть обо всем и не вспоминать. Кстати, из больницы они забирали меня по этой же причине — чтобы ни в каких документах не значилось, что я туда обращалась.
  • Мое психологическое состояние в тот момент, казалось, не волновало практически никого. Что со мной происходит? Как я это переживаю? Как справляюсь? Важно было только «позаботиться о репутации». Мы пришли к следователю, там началась ругань: можно забирать заявление или нет. Я сижу в растерянности, в этот момент приходит мой парень и спрашивает: «Тебе плохо?» Отвечаю: «Очень». Он просто забрал меня и увез домой. Это был первый человек, который захотел меня защитить. После он стал моим мужем.
  • Стасу в итоге дали полгода. Почему? Никто не мог мне это объяснить. На последнее судебное заседание я не пришла, потому что на следующий день у меня была свадьба. Еще долгое время после случившегося мне было страшно находиться с мужчинами в одном помещении, полгода я прятала ножи, чтобы их не было видно.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Дмитрий Корсак
Без комментариев