«Сейчас девушки охотятся на меня, а не я на них». Белорус «забился» на €7000 и счастлив

05 июля 2021 в 8:00
Автор: Артем Беговский. Фото: Анна Иванова

«Сейчас девушки охотятся на меня, а не я на них». Белорус «забился» на €7000 и счастлив

«Как человек может всю жизнь ходить с одним именем, когда каждые семь лет все клетки в его теле меняются?» — начинает Исток, который раньше был Арием, а до того носил «мощное имя», которое из его уст не прозвучит, но останется в паспортах, полисах и аттестате. Парню 28 лет, а его тело уже «забито» на 60%. И если «рукавами» в наше время удивить кого-либо сложно, то от разноцветного лица люди по-прежнему не могут отвести взгляд (чем напрягают хозяина красоты). В сегодняшнем материале Исток рассказывает про свой образ, работу и усталость от избыточного внимания.

Парень склонен к метафизическому восприятию мира, отчего рассказывает нам про исцеление руками, внутриутробные воспоминания, третий глаз, цифры личности, карму, матрицу и перерождение в жуков или слонов. Выбрал родителей и начал жизнь в этом мире Исток в Минске в творческой семье. Далее — рассказ от лица героя.


«В 7 лет проколол ухо, в 13 ночевал у друзей и курил с одноклассниками»

Лет до 5—6 своих родителей я называл по именам: Юля и Саша. Отец — музыкант, а мама работает режиссером в театре. По белорусским меркам семья у нас обеспеченная, но это продолжалось до моих 12—13 лет, пока папа работал в Германии. Поэтому в детстве многие завидовали мне, недолюбливали за то, что у меня «все путем».

Отношения в семье были доверительные и демократичные: в 7 лет я пробил ухо, за что меня несколько раз пытались задеть 15-летние, а в 13 ездил ночевать к друзьям и стал курить с одноклассниками. Я был более взрослым и если чего-то хотел, то делал это, не афишируя, а когда у родителей возникали вопросы, отвечал честно и был готов понести наказание.

В школе было классно, мне было прям кайфово туда ходить. У нас была своя тусовка, и мы каждый день «угорали». Учился я хорошо, средний балл по окончании школы — 9,2, и это несмотря на то, что я делал что хотел: никогда не ходил в школьной форме, с записью в БРСМ ко мне даже не обращались, а социальный педагог звонила мне, когда я прогуливал школу, и просила прийти на уроки, потому что, если буду я, подтянутся и остальные ребята.

До 16 лет я занимался музыкой — играю на барабанах, причем на всех, занимаюсь вокалом и пишу тексты. Я любил тяжелую музыку: техничный дэт-метал, маткор, затем перешел на математический рок, ну и джаз — это классика. Но родители стали говорить: «Поступай, иначе в армию пойдешь», — а терять год на сбор листьев и покраску травы мне не хотелось. Больше никакой музыки.

Поступил в Литву на бесплатное, учился на журналиста. Оценки были отличные, всегда был на первых строчках по рейтингу. У нас еще было понятие социального балла, который давали за различные активности, выступления. Я был президентом вуза, благодаря чему на третьем курсе у меня был рейтинг 11 баллов из 10.

«Первая татуировка появилась в 17 лет, как только стал жить вдали от родителей»

Крылья Гермеса на ногах означают, во-первых, что я вырвался из гнезда, живу один и лечу во взрослую жизнь, а во-вторых, здесь более глубинный символизм: коммуникация, ведь Гермес — бог-посредник. Помимо татуировок, я избавился от родительской парадигмы, стал осознанно создавать себя: отказался от мяса, алкоголя и сигарет, поменял установки, понял, что я не тот, кого хотели видеть во мне родители. Но кто я? Остались пустота и желание ее заполнить.

На парах на мою поднятую руку преподаватели все чаще отвечали: «Мы знаем, что ты знаешь, дай другим проявить себя», — и мой интерес стал иссякать. Я ушел с четвертого курса, когда до окончания мне оставалось несколько месяцев. Опыт я получил, навыки получил, формальности и бумажку — нет.

«Психиатр в военкомате: „Я вижу, что вы адекватный молодой человек“»

Вернулся в Минск к родителям, стал искать работу — и нашел ее в Дубае, где проработал шесть месяцев помощником директора (у него была сеть хостелов). Но завис вопрос с военкоматом, а прятаться до 27 лет мне не хотелось. К этому времени у меня уже были «забиты» шея, кисти, ноги и лоб, а врачи говорили, что из-за тату меня не возьмут. Однако не прошел я из-за сколиоза. При этом я все же зашел к психиатру поговорить, чтобы узнать, что там скажут по моим татуировкам. «Я вижу, что вы адекватный молодой человек. Если бы вы занимались членовредительством или у вас были суицидальные наклонности, тогда это бы о чем-то говорило. Другое дело, что это не по уставу…» Короче, было много факторов, и тату далеко не первый.

«На татуировки потратил около €7 тыс., но вам бы это стоило €10 тыс.»

Когда я смотрел интервью с сильно татуированными людьми, думал, что они понтуются, когда говорят, что у них одна тату. Но сейчас сам говорю так.

Тату для меня — сакральная практика. Это часть меня, отражение моего пути. Я как книга, куда записываю свои истории, инсайты, достижения. Одна книга — один я.

Я никогда не пытался подсчитать, сколько денег потратил на все работы, а если бы и считал, то давно сбился бы. Но примерную цифру назвать можно. Это около €7 тыс. — цена со скидкой, так как я в культуре, у меня другие цены, а не как у человека с улицы, который «бьется» по полному прайсу. Последнее время редко плачу за татуировки. Если прикинуть, сколько должны стоить все работы, выйдет больше €10 тыс.

 

Татуировка — это больно, но в этом и кайф. У меня было более 50 сеансов, и только 4—5 я делал с обезболивающим, и то по просьбе мастера. Боль — это часть награды, это признак роста, преодоление, борьба с собой, приближение к лучшей версии себя. Где было больнее всего? Раньше думал, что на шее, посередине груди, где кости, нервы, но оказалось, что на икрах. Тут японский стиль, для которого характерен очень плотный прикрас. Ее мы били семь часов, хотя обычный сеанс занимает четыре часа, пять — это уже считается долго. После этого сеанса у меня дома нога опухла, организм подумал, что серьезная рана. Тяжело было.

Мой образ еще в процессе. Тело — как вечная стройплощадка. Кажется, что у меня очень много татуировок, но, на мой взгляд, это еще не так: реально покрыто около 60% тела. Для меня набить тату — это такая же рутина, как для вас почистить зубы или съездить на работу.

«Есть какие-то вопросы? Задайте мне их в лицо, а не бурчите себе под нос»

Татуировки работают как фильтр, так как общение с нормальными людьми начинается не с обсуждения моего лица или рук. И еще они работают как зеркало: если человек, не зная меня, начинает судить, то этим самым он показывает только себя.

Реакции прохожих в основном позитивные — где-то 70 на 30. На них я откликаюсь.

Бабушки на скамейках возле моего дома не сидят, но раньше, когда жил с родителями, были — они просто здоровались, и все. Люди, вешающие ярлыки: мол, «проститутка» и «наркоман», — просто хотят сэкономить ресурсы на работе мозга, так как понять новое тяжело: нужно узнать мотивацию, внутренний мир, бэкграунд человека. Поэтому когда условная бабушка относится к миру так, что все кругом «проститутки и наркоманы», то это говорит больше про нее.

В основном негатив выражается бурчанием — ну это же смешно, кто в здравом уме будет себе говорить что-то под нос? Если есть какие-то вопросы, задайте мне их в лицо. А если у вас нет яиц сказать мне в лицо, то о чем с вами разговаривать? Но ничего не говорят. Вопросы типа «А это настоящие?», «Надолго?», «Больно было?», когда нет времени или настроения, просто игнорирую, они поступают ко мне тысячами. Позитив люди выражают чаще фразами «Очень круто» и просьбами сфотографироваться. Пока до магазина дойду, пару фото точно сделают.

Я долго не мог привыкнуть к избыточному вниманию, старался игнорировать и воспринимать его как побочный эффект. Смотрел сквозь людей, так как у меня нет сил на то, чтобы с каждым установить зрительный контакт, поэтому и очки солнечные ношу. Все пытаются заглянуть в глаза — а я не хочу пускать их в свою душу. Затем я понял, что нужно менять свое отношение к этому вниманию, и теперь для меня это энергия, которую люди мне отдают добровольно, а я потом могу потратить ее на свои цели.

«Стоимость моей консультации — $150»

После Дубая я на четыре года уехал в Россию. Работал доставщиком сыроедческой еды, менеджером креативной компании, где придумывал рекламные акции, а затем на ресепшене в тату-центре. Там я осознал, что больше не могу работать на дядю. Начал рассматривать варианты работы на себя. Так я попал в магию: таро, прогнозирование будущего, ритуалистику. Сейчас это мой основной источник дохода. В месяц выходит больше 1000 рублей, но все зависит от моего рвения. При этом я еще не пиарился, все клиенты — это работа сарафанного радио. Стоимость моей консультации — $150 для жителей Беларуси, $300 для богатых и жителей других стран.

Проблема в том, что у нас есть небольшой пласт духовной тусовки — те, кто занимается медитацией, практиками, — но в большинстве своем это люди небогатые. А у остальных отсутствует понимание того, что за знания нужно платить. Не бывает такого, что все падает с неба.

Мои потребности умеренные, но они растут по мере увеличения заработка. Первое — это питание, ведь я ем только фермерские продукты, не хочу быть причастен к насилию над животными. Второе — опрятно выглядеть, но я больше про стиль, а не про моду. Третье — проживание. Четвертое — люблю ювелирные изделия, из аметиста и серебра. Машины нет, езжу на велосипеде — это осознанная позиция из-за экологии.

«Девушек у меня было много — скажем так, после 100 перестал считать»

У меня было много девушек в сексуальном и романтическом планах — скажем так, после 100 перестал считать, но это было давно. Тогда мне хотелось понять, как работают отношения. Сначала это был пикап и краткосрочные вещи, потом у меня были отношения с несколькими девушками одновременно — условно, гарем. Сейчас девушки охотятся на меня, а не я на них. Окей, я могу получить любую девушку — это дело времени, я убедился в этом на практике. И теперь есть дела интереснее: написать часть кода для программы, придумать бизнес-проект, сделать техническое задание для разработчика.

Чтобы искренне сказать, что не в деньгах счастье, надо, чтобы они у тебя были. То же самое и с сексом.

На этой неделе мы с девушкой будем отмечать годовщину отношений. Длительные отношения — это не просто секс, они основаны на высших принципах. Мой человек должен быть оригинален, как-то выделяться, должен присутствовать стиль. Ведь нет некрасивых девушек — есть те, кто себя плохо знает и не ухаживает за собой: питание, спорт, установки, позитив — и все будут по-своему красивы (за исключением редких случаев, которые подтверждают правило).

Детей я планирую, но не хочу плодить нищету — ни с финансовой точки зрения, ни с духовной. Ставлю себя на место ребенка и думаю: вот хотел бы он родиться у такого отца, как я, в этих условиях? Стремлюсь к тому, чтобы мой ответ был утвердительным, но пока его не достиг. Не хватает реализации амбиций и финансов, чтобы гарантировать ребенку жизнь в шоколаде. Нужно же купить коляску, памперсы, отдать преподавателям на развитие, найти хорошую няню. Когда будет доход, который превышает все мои нужды, то есть я смогу покупать все, что хочу, и еще останется, — вот тогда будет ребенок.


Надеюсь, что тату на лице никогда не войдет в моду. Это не для всех, так и должно быть. Если человек «забивает» лицо, он должен быть ответственным, готовым к последствиям, ему придется столкнуться с социумом и быть честным перед собой. На Западе никто не удивляется, когда на улицах появляются люди с ирокезами, серьгами, тату, а у нас продолжает существовать страна непрошеных советов.

Никогда не жалел о том, что сделал со своим телом. У вас же нет мыслей, что зря на работу пришел или в туалет, — так же и у меня. Некоторые тату перестают быть актуальными, и мне приходится их перебивать — например, на подбородке у меня уже второй слой краски идет. А жалеть о чем-то глупо: не нравится — поменяй, устраивает — прими.

С бесплатной доставкой при оплате Mastercard или от 15 рублей. Пополняйте запасы стиральных порошков и капсул в Каталоге Onliner

машинная стирка, применение: для цветного белья
машинная стирка, применение: универсальное
машинная стирка, применение: для цветного белья, с кондиционером, бесфосфатное средство

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Артем Беговский. Фото: Анна Иванова
Без комментариев