Всем барсук. Отправляемся на поиски угрюмого зверя, который придет вместо людей

24 860
169
22 апреля 2021 в 8:00
Автор: Андрей Рудь. Фото: Мария Амелина

Всем барсук. Отправляемся на поиски угрюмого зверя, который придет вместо людей

Сегодня мы запускаем полезный цикл — про существ, которых не очень-то ожидаешь встретить в Беларуси. Попробуем очень бережно отыскать каждого — от тарантула до летяги с черепахой. Первый у нас барсук. Жизнь этого хищника полна сложных и интересных обстоятельств — от манеры хрюкать до предпочтений в сексе. Опять же его волшебным (нет) жиром весь интернет завален… Вообще-то, для Евразии зверь не слишком экзотический. Только у нас его почему-то давненько не видели. Пойдем поищем в максимально неожиданных местах.

Кто это вообще?

Первым делом, отправляясь в этот поход, надо принять: барсук, крот и бобр — это не одно и то же, хоть и звучит одинаково. (Оказывается, для некоторых это неочевидный факт.) Обладатель полосатой морды, медвежьих лап и легендарного жира записан в белорусскую Красную книгу. Относится к третьей категории: это значит, «не находится под прямой угрозой исчезновения, но подвержен риску вымирания».

Не самый публичный зверь. Хотя, вообще-то, барсука мы смотрели ровно год назад. Помните, пришел в минскую поликлинику на Голубева, 27? Похоже, остался недоволен обслуживанием. Там пациента ловили сачком, загоняли в какие-то щели, отправили на самоизоляцию. Кончилось все хорошо, потом отпустили.

Что мы помним о барсуках? Хищник семейства куньих, живет в многоэтажных норах, угрюм, нелюдим и косолап. Помимо грибов, орехов, корешков, ест червей, моллюсков, рептилий, мелких грызунов, птиц и содержимое гнезд, черепашьи яйца (это проблема). Активно уничтожает насекомых и их личинки, чем спасает лес.

Справочники говорят: в Беларуси наименее вероятен на Полесье. Встречается еще реже, чем белорус с официальной средней зарплатой в сельской местности. Значит, искать и будем на Полесье. Более точный адрес не скажем: секта верующих в барсучий жир слишком влиятельна.

Поехали.

Хранительница

У нас есть проводник — Ольга Харитонович. Она сотрудничает с «Аховай птушак Бацькаўшчыны» и имеет самопровозглашенный титул «хранитель Полесья». (Было бы странно, если бы АПБ не заинтересовалась барсуками.)

Вставка от АПБ. Стать хранителем территории может каждый. Просто отзовись.

Вообще-то, Ольга — ветврач, живет в небольшой деревне посреди всего этого Полесья и исхитряется работать по специальности удаленно, ведя при этом дико активную деятельность — с онлайн-конференциями, консультациями, какими-то турами, археологическими раскопками и множеством других занятий.

В момент нашей встречи мы еще не знали, что она слишком много ходит. А она понятия не имела, что такое «слишком много». Когда все открылось, возвращаться было поздно. Да мы бы и не нашли дорогу.

Ольга взялась вести нас к логову барсуков.

— Увидим прям барсуков? — сучим мы ножками.

— Сомневаюсь, — раздает она нам болотные комплекты. — У них в основном ночной образ жизни. Да и вряд ли они покажутся, когда вы рядом.

Ну спасибо.

— Там воняет? — переживаем мы. Это наше представление о логове.

— Кстати, нет, — терпеливо объясняет Ольга. — Барсуки очень чистоплотны. У них даже есть отдельные туалеты в стороне от городка. Если, например, от лисьей норы прямо несет, то тут все в порядке.

Забегая вперед: барсуков мы все же увидим. Только немного другим способом. Ольга кладет в рюкзак фотоловушку.

Зачем вообще кому-то понадобился барсук?

Пока едем к секретному месту высадки, хранительница сетует на тяготы барсучьей жизни. Да ладно, какие у них тяготы? Вот у нас…

Конечно, люди — главная тягота (как и у людей).

Казалось бы, браконьерской пользы от барсука минимум. Мех большой ценности не имеет. Когда-то из щетины делали кисточки для бритья — теперь кисточная промышленность погублена. Для еды — есть дичь попроще. Спортивный интерес — сомнительный (ставить капканы не очень большая честь)… Но людям нужен же какой-то повод убивать. Поэтому пригодился жир.

Народная медицина говорит: нет болезни, от которой он не лечит. Вообще-то, она так говорит про что угодно — от трутовика до мышиных хвостиков. Поразительно, как мы все еще не вылечились окончательно.

Очередной всплеск популярности случился, конечно, с приходом коронавируса. Сибирские СМИ и медики бьют в рельс: кто-то решил, что жир помогает — и понеслось. В большинстве регионов России этот зверь даже не в Красной книге, поэтому барсукам приходится туго. Коронавирус по ним ударил.

Если заглянуть в интернет, там есть барсучий жир на все лады. В том числе в белорусских аптеках (российского и китайского производства). С медом, корицей, ароматом жасмина, без аромата, в красивых баночках, капсулах, жидкий, в виде мази и от «браконьера дяди Пети» в заскорузлой поллитровой банке…

(Оказывается, продают еще и сурковый — мы даже побоялись туда заглядывать.)

Отзывы любителей жира — отдельный дивный мир. «Я довольна», — пишет под товаром какой-то очередной фирмы «ценитель здоровья 2-го уровня Иванов Вилодимир». «По совету знакомой принимала с теплым молоком и содой, чувствую себя прекрасно, красную ниточку (наверное, на запястье. — Прим. Onliner) не снимаю». И так далее. Грех издеваться.

Находятся и скептики. Подозревают, что вес представленного на этом смешном рынке «барсучьего» жира больше веса существующих барсуков. Но доказать ничего не могут. Никто не проверял, что там, в капсулах.

Рядом в интернете — настоящие врачи и биологи. В многочисленных выступлениях молят оставить барсукам их жир, призывают представителей великого народа вернуться из средневекового состояния. Напоминают, что когда-то эта цивилизация первой полетела в космос — и теперь впадает в такое бесстыдство. Убеждают: не существует исследований, говорящих про эффективность барсучьего жира против «ковида», а что касается других свойств, так давно придуманы более удобные и эффективные средства.

Но куда там. Просто принимать витамины было бы слишком просто.

Если верующего в жир (побелку деревьев, глубинное государство, уборку опавших листьев) пытаться переубедить, потеряете время и обретете опасного врага. (Но, кстати, если то же самое делать голосом диктора из программы «Время», вера может и пошатнуться.) Это сейчас не наша задача.

…Вообще, зря вы это прочитали. Теперь вас повсюду будут преследовать контекстные баннеры про жир.

Правила выживания

…Мы где-то бросили машину и второй час шагаем в непонятном направлении. Еще вчера тут было море, теперь вода немного отошла, поэтому в основном по колено.

Где нет воды, поле густо утыкано следами копытных. Ольга останавливается у каждого следа и сообщает: косуля, зубр, лось, кабан, кто там еще бывает.

Радуется, заметив отпечаток волка: живы родные! Она наблюдает тут за маленькой стаей, но люди и их обижают, вешают всех собак. Ох уж эти люди.

Пока преодолеваем очередной миллион километров, Ольга рассказывает все, что нам пригодится для выживания. У лося фекалии круглые, а у лосихи — продолговатые. Вон полетел черный аист. Ура, зубриная лепешка совсем свежая. Уж пополз — хватайте, раз вам надо. А это вам не надо, это вроде жабья икра. Косуля побежала, видели задницу? Это кого-то волк съел, кости валяются. Половой акт барсука может длиться 90 минут.

— Они во время любви неистово кайфуют, устраивают крики-хрюки-вздохи,— утверждает хранительница.

Ольга рассказывает нам про невиданные цивилизации барсуков в тех краях, где они более развиты и стары, а городки насчитывают сотни лет. Есть, например, полезный британский опыт: поселение барсуков устроено под церковью (непонятно, что было первым), и порой звуки любви раздаются во время службы. Прихожанам нелегко.

Ольга переживает, что перестала открываться карта памяти с фотоловушки, на которую писался брачный сезон. Наверное, там как раз эротика и романтическое хрюканье, но мы этого не увидим. (На самом деле кое-что увидим.)

Бункер

В чаще возвышается гора, которая тут, похоже, ни к селу ни к городу. На коряге повешен уж. Под корягой — дыры. В дырах — барсуки. Они как Вьетконг. Говорят, внутри бугра и во многих метрах ниже и вокруг него — хитрая многоуровневая система ходов, камер, вентиляционных шахт. Опять же туалет.

— Они даже вот под этим ручьем как-то прорыли ход, — утверждает Ольга. — На той стороне есть выход.

Где-то у нас под ногами спят папа с мамой и сколько-то детей. Сколько уродилось, узнаем позже, если они попадут на ловушку.

В прошлом сезоне здесь копошились двое взрослых и трое малышей. Вы слишком долго терпели, пора показать главных героев. Осторожненько включите звук.

Самец немного крупнее, половые различия во внешности не слишком заметны. Но мужчина выделяется, скажем, более развязным поведением. Тут он занимался какой-то срочной работой, но пришел малыш и попытался спутать папу с мамой.

На следующем видео как раз сцена соития, сопровождаемая хвалеными барсучьими звуками страсти. Точнее, ее попытка. Пришли дети и все испортили. 16+.

Главные естественные враги барсука здесь — волки и рысь. На самом деле волки, скорее всего, знают, где сидит барсук. И конкретно про этот бункер знают.

— Я как раз тут одного встретила, — рассказывает Ольга. — Он забегает с той стороны на бугор — и тут я. Тоже удивился. Стоим, смотрим друг на друга… Потом пошел по своим делам.

Ходить вокруг городка волки могут сколько угодно, да толку мало. Чуть что, барсуки прячутся в свои черные дыры. Причем, встретив опасность в лесу, необязательно бежать к основному поселению — выходы с автономными укрытиями могут быть на большом расстоянии от него. А уж если барсук встретит врага на открытом пространстве, то свирепо обороняется — иногда волку проще добыть кого-то другого.

Говорят, когда-то тут был хутор. И в 1943-м, похоже, произошло что-то плохое. Как бы то ни было, живых людей здесь больше нет. Вместо них барсуки.

Люди уходят, приходит барсук

Ольга готова мотаться по своим территориям сутки напролет. У нее под наблюдением несколько барсучьих городков, про которые она никому не говорит, кроме головной организации. Опасается злых и хозяйственных людей.

На этот раз на пути у нас брошенная деревня. Это новый заброс, здесь еще в начале века жили люди. Теперь классический постапокалипсис. Это улица Ленина.

Под одной из хат тоже обосновались барсуки. Протоптали в траве дорожки, построили жилища, принесли шкаф. Только автолавки не хватает.

Строят новую цивилизацию, раз уж мы не смогли.

Этот тревожный кабанчик как раз отсюда: нашел ловушку, но учуял запах человека и пришел в ужас. Правильно сделал.


У Ольги только одна фотоловушка, больше пока не может себе позволить. Если кто готов помочь, напишите ей.

Посмотреть эту публикацию в InstagramПубликация от Ольга Харитонович - ветврач (@dr.olga_haritonovich)

Выгод она точно не преследует — а полезно и интересно будет всем. Может получиться занятное реалити-шоу.

Еще посмотрите сериал


Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Мария Амелина