34 457
05 марта 2021 в 14:00
Источник: Полина Шумицкая. Фото: Александр Ружечка, Марина Серебрякова
Спецпроект

«Мое тело осталось таким же, как и было». Что происходит с женщиной после родов — честный разговор

Пока супермодель Наталья Водянова фотографируется с прокладками и вдохновляет женщин откровенно говорить о своем репродуктивном здоровье, многие белоруски все еще стесняются произнести вслух слово «эпизиотомия». В преддверии 8 Марта Onliner дает пространство для искреннего разговора. Вместе с минчанкой Кристиной и гинекологом Натальей Шустовской обсудим, что происходит с телом женщины после родов, почему вокруг этой темы много стыда и — главное — как восстановиться. Совместный спецпроект с медицинским центром «Кравира», посвященный нашему здоровью, продолжается. 

«Сразу после родов я не замечала, как изменилось мое тело»

Кристина, 33-летняя HR-менеджер, жена и мама, честно рассказывает о своем опыте.

— У меня всегда был сильный страх перед родами. Я не боялась стать матерью или вырастить ребенка «неправильно», но ожидание физической боли сопровождало всю жизнь. Наверное, меня не так подготовили. Мама всегда рассказывала: «В роддоме были железные кровати, и от боли я раздвинула стальные прутья, хотела выпрыгнуть из окна». С этой мыслью я и росла. Так что осторожно, мамочки. Нельзя такое говорить девочкам.

Мой опыт был другим. В роддом мы с мужем — спасибо ему, что был рядом, — приехали в 5 утра, уже в схватках. Я просила эпидуралку, и мне сказали «да, конечно», а на самом деле укололи обычное обезболивающее: боль отключилась на два часа, а потом вернулась. Все началось заново… Сам момент в родильном зале — это больно, да, но быстро. Мне сделали эпизиотомию: видимо, по-другому не получалось.

Навсегда запомню момент: акушерка осматривает меня в самом интимном месте, а по телефону разговаривает со своим 19-летним сыном: «Что ел сегодня? Какие продукты на ужин купить?» Для них это как пробить чек в магазине.

Я взяла мужа на роды и считаю, что это правильно. Многие отговаривали, причитали: «Мужчина такое не выдержит, потеряет к тебе сексуальный интерес, бла-бла-бла». Это полная чушь! Муж поддерживал, помогал. В сам родильный зал он не пошел, но был важным «стоп-фактором» для хамства. Если при моем муже акушерка обсуждала по телефону продукты на ужин, то что было бы без него?.. Сексуальное влечение он не потерял абсолютно. Считает меня самой красивой и идеальной — уж не знаю почему (улыбается. — Прим. Onliner).

После эпизиотомии мне отключили сознание наркозом и зашивали разрез. В этот момент муж взял сына на руки. Пытался найти какую-нибудь родинку, чтобы малыша не перепутали, отдали нашего (улыбается. — Прим. Onliner). Но у новорожденных нет родинок, Коля этого не знал.

— Вокруг темы женского тела и того, что с ним происходит во время и после родов, много стыда. Что вы об этом думаете?

— Но почему стыд? Женщины боятся, что «это место» станет шире? Нет, оно сократится, вернется в прежние размеры. Это же мышца, предназначенная для родов. Конечно, тело не восстанавливается за день или два. Но со временем все вернется в норму, чего тут стесняться?

Мне врачи сразу объяснили: или у тебя будут разрывы вкривь и вкось, или мы сделаем один ровный хирургический разрез. «Делайте ровненько», — сказала я. И конечно, это облегчает задачу медикам: ребенок быстрее появляется на свет.

Стандартная рекомендация после родов — от трех месяцев до полугода исключить секс, чтобы женский организм восстановился. И это нормально. Не вижу в этом ничего страшного. Поверьте, ни одна молодая мама не умрет за полгода без секса — ей, вообще-то, не до этого с грудным ребенком на руках.

— Для беременной женщины придуманы витамины, бандаж и компрессионные чулки. А что помогает после родов?

— Мое мнение: все нужно брать в свои руки.

Я никогда не была ни худышкой, ни полненькой. В этом теле и весе класса с девятого. Но за беременность набрала 13 килограммов. Ноги не выдержали, и появились сосудистые звездочки, поэтому я носила компрессионные чулки и даже рожала в них. Врач очень удивлялась, когда пришла в палату через пару часов после родов, а я уже натянула чулочки, потому что хотела быть красивой и здоровой: «Ну ты прям как отличница».

Еще я занималась щадящей гимнастикой для беременных. Очень много ходила. Уйдя в декрет, переживала, что жизнь проходит мимо, и решила срочно подтянуть английский. Специально оставляла машину во дворе и шла на занятия пешком.

Еще в четверг я, пусть и с трудом, прошла пять километров, которые отделяли мой дом от курсов, а в воскресенье уже рожала. Да последнего дня ходила! В чулочках, как и положено (улыбается. — Прим. Onliner).

Сразу после родов я не замечала, как изменилось мое тело. Помню, через три недели собиралась на курсы английского, надела джинсы — и не могу застегнуть. Это было странно, ведь я столько лет в одном теле. Непривычно. И даже немножечко страшно. Я надела свободное платье, но задумалась.

Месяц-два после родов себя оправдывала: «Нельзя же сразу браться за физкультуру». Толком не занималась. Но каждый день проводила с ребенком, много ходила пешком, гуляла с коляской даже в дождь, кормила грудью — и вес быстро ушел сам собой, естественным путем. В тренажерный зал я пошла, когда сыну исполнился год. Но без фанатизма (улыбается. — Прим. Onliner). Я не ела по пятьдесят булок каждый день, но и на жесткой диете не сидела. Кормление грудью реально помогает — много калорий туда уходит.

Еще мне помог отказ от сладкого. Вообще-то, я сладкоежка. На втором месяце беременности каждый вечер покупала себе банку вареной сгущенки (я ее обожаю!) и ела ложками. Врачи сказали: «Сахар очень высокий. Если продолжите в таком духе, то диабет после родов гарантирован». Я испугалась, но даже не столько диабета, сколько макросомии — это когда рождается очень крупный ребенок, больше пяти килограммов.

Помню, подходила в магазине к шоколадным батончикам, нюхала и клала обратно на полку. Полгода вообще никаких сладостей.

Сейчас мой вес ровно такой же, каким и был до беременности. А чтобы окончательно привести в норму мышцы живота, нужно чаще ходить в тренажерку (улыбается. — Прим. Onliner).

— Главный вопрос: это того стоило?

— Конечно! Раньше, еще в студенчестве, думала, что я чайлдфри. Никогда не стремилась к браку или детям. «Вам нужно — рожайте, пожалуйста. А мне не надо. Зачем вообще ребенок — человек, который полностью ограничит свободу?» — вот как я рассуждала. Возможно, потому что сама росла в неполной семье. «Я могу путешествовать, учиться, жить в любой стране. А как с ребенком? И муж? Да вы что! Зачем?» (смеется. — Прим. Onliner).

Когда родился Саша, все изменилось. Это человечек, ради которого ты встаешь утром и делаешь пончики, потому что он попросил. Так что стоило, однозначно. Я даже задумываюсь о втором ребенке.

— Нынешнее поколение тридцатилетних не спешит заводить детей, не так ли?

— Да. Сравните с поколением наших бабушек — многое изменилось.

Если раньше девушка не выйдет замуж — она пропала. Образования нет, работы — тоже, дом в деревне не построит, себя не прокормит, да еще и соседки смеяться будут. А сейчас женщины сами зарабатывают, получают прекрасное образование, должности. Выйти замуж, потому что «иначе не выживешь», — уже неактуально. Поэтому, наверное, сдвигаем браки и рождения детей к тридцати, а то и позже.

— А еще мы стали свободнее говорить о своем теле? Как, например, супермодель Наталья Водянова, посол доброй воли ООН, которая фотографируется с прокладками и призывает бороться со стигмой вокруг менструации.

— Ну нет, историю с менструацией мне трудно понять. Возможно, в неразвитых странах, где девочек изолируют или подвергают их жизнь опасности, это актуально. Но у нас-то все в порядке: можно спокойно написать мужчине в списке покупок «тампоны» — и он купит. Но я себе такого не позволяю. Помню бабушку, которая говорила: «Мужчина ни в коем случае не должен знать, что у тебя сейчас идет менструация. Это табу».

Разумеется, менструация — это нормально, иначе не было бы детей, следующих поколений. Я могу попросить мужа в эти дни: «Сделай, пожалуйста, чаечек, мне так плохо». И он сделает, пожалеет, погладит. Стало свободнее, да. Но есть грань между естественным и отвратительным. Мы же хотим сохранить сексуальность и привлекательность. Равные права — это когда я могу работать на той же должности и зарабатывать столько же, сколько и мужчина, могу сходить в паб с подружками, а муж посидит с ребенком. Но мне все равно будет приятно, если мужчина откроет двери, поднесет сумки, оплатит счет в ресторане. Пусть меня закидают помидорами, но мы хотим оставаться женщинами, за которыми ухаживают, которых завоевывают и дарят колечки (улыбается. — Прим. Onliner).

Напоследок я хочу сказать всем девочкам, которых ждут роды: про боль и неприятности забываешь уже через неделю. Появляется это маленькое чудо — и столько любви к нему внутри! Тебе кажется, что никогда без ребенка не жил, он всегда был с тобой. Я мечтала о сыне — и у меня родился именно Саша.


«Колоссальные изменения в теле происходят за очень короткий промежуток времени»

Наталья Шустовская, врач-гинеколог первой категории медицинского центра «Кравира», говорит о родах и послеродовом периоде спокойно: все-таки женский организм самой природой спроектирован под супернагрузки.

— «Из тебя как будто выехал межгалактический поезд» — так женщины порой описывают рождение ребенка. Уместное сравнение с точки зрения врача?

— Если говорить о том, что это тяжело для организма — да. Роды — трогательный момент в жизни женщины, но одновременно и серьезное испытание. Колоссальные изменения в теле происходят за очень короткий промежуток времени. Все девять месяцев женский организм готовится к «моменту икс», органы и системы перестраиваются.

Во время самих родов плод — три килограмма и больше — должен пройти через родовые пути, которые в обычной жизни кажутся совершенно для этого не приспособленными (улыбается. — Прим. Onliner). Маршрут такой: из матки через шейку и влагалище — наружу. Шейка, которая в норме похожа на «бочечку» 3—4 сантиметра длиной и 3—4 миллиметра шириной, в родах должна пропустить 10—12-сантиметровую головку ребенка. Для этого она, как говорят акушеры, «сглаживается» — превращается в эластичное кольцо диаметром 10—12 сантиметров и становится очень-очень короткой, практически исчезает.

Влагалище в норме — это мышечный орган длиной 9—10 сантиметров. Естественно, он должен сильно увеличиться, чтобы плод прошел. Кроме того, мышцы становятся более эластичными, податливыми, а слизистая — гладкой, чтобы ребенок «скользил». Эти изменения происходят буквально за несколько часов.

Матка в «момент икс» весит килограмм вместо привычных 50—70 граммов. Это огромная нагрузка на женщину!

Но после родов все восстанавливается. Через два месяца матка снова весит 50—70 граммов, а шейка принимает форму бочечки, лишь слегка видоизменяется. Есть отличия у рожавшей и нерожавшей женщины, но это видно только гинекологам и на качество жизни не влияет.

Самый большой вопрос, волнующий пациенток: что же будет с влагалищем, которое так сильно увеличилось в родах? Оно вернется к прежним размерам, но на это нужно время — обычно шесть-восемь недель. Иногда, например если плод был очень большим или случились травмы, остается дряблость мышц — тогда понадобится три-шесть месяцев. Женщины могут ощущать опущение, большой объем, элементы недержания мочи. Когда начинают жить половой жизнью, жалуются, что нет такого соприкосновения, как раньше. Небольшая сухость, хлопающие звуки. Но все это постепенно проходит. Влагалище становится таким же, как и было. Единственное, исчезает складчатость, а потому оно увеличивается буквально на 3—4 миллиметра. Но это вариант нормы, женщина эти миллиметры не ощущает.

В редких случаях после родов бывает синдром релаксации влагалища. И это может стать проблемой.

 

— Может быть, поэтому сейчас становится популярным подход, когда женщине после родов нужно 40 дней соблюдать строгий постельный режим, не вставать и не двигаться, чтобы избежать осложнений?

— На мой взгляд, это неправильно. При нормально протекающих родах женщине уже с третьего дня рекомендуют делать упражнения Кегеля, чтобы мышцы тазового дна быстрее вернулись в норму. Лежать ни в коем случае нельзя. Движение — жизнь. Может быть, и хотелось бы женщине полежать с малышом — и чтобы кофе приносили в постель, но это не совсем реалистично (улыбается. — Прим. Onliner).

— Еще одна модная «фича» сегодня — послеродовое пеленание. Что об этом думает классическая медицина?

— Вполне одобряет. Дело в том, что во время беременности матка сильно увеличивается, из-за чего кишечник, желудок, печень, легкие и диафрагма смещаются. Затем матка постепенно уменьшается, и органы сами собой становятся на место. Есть такая теория, что послеродовое пеленание помогает вернуть на место тазовые кости и суставы (они у беременных подвижны из-за действия гормона релаксина).

— Но, в конце концов, женский организм так спроектирован — подготовлен к супернагрузкам?

— Конечно! Девять месяцев организм готовится к родам: постепенно увеличивается свертываемость крови, связки становятся более подвижными, мышцы — податливыми. Природа все продумала. Роды — естественный процесс.

Статистика Национальной службы здравоохранения Великобритании говорит, что 9 из 10 женщин, рожающих впервые, сталкиваются с разрывами или эпизиотомией. А что у нас? И как восстановиться после этой болезненной травмы, о которой обычно стыдятся говорить?

— Думаю, в Беларуси статистика похожа. Эпизиотомия — это хирургическое пособие, которое оказывают во втором периоде родов, когда головка ребенка своей самой широкой частью проходит через вульварное кольцо. Там ткани меньше всего способны растягиваться. Эпизиотомию делают только по показаниям — со стороны матери (если ей угрожает большой разрыв промежности, который может пойти на неизвестную глубину, затронуть анус или прямую кишку) или ребенка (когда есть опасность для жизни и роды нужно закончить быстрее). Доктор делает разрез, чтобы контролировать глубину, длину и направление разрыва. Края раны после эпизиотомии будут ровными, их легче сопоставить и сшить. Соответственно, меньше проблем, когда все заживет. Рваная рана грозит бóльшими последствиями.

Увы, статистика такова, что в последнее время эпизиотомий очень много.

— В Британии на семь родов приходится одна эпизиотомия.

— Думаю, у нас примерно так же. Но лучше спрашивать у акушеров-гинекологов, работающих в роддоме. Я часто сталкиваюсь с пациентками, которые жалуются на проблемы с эпизиотомным рубцом. После хирургического разреза остается шов, который формируется из соединительной ткани. Причем это не зависит от того, используется при хирургическом вмешательстве рассасывающийся шовный материал или нет. Так придумано природой: на месте раны всегда образуется рубец. Шрам. Рубец в таком месте, как вход во влагалище, конечно, предполагает неприятности для женщины. Это проявляется дискомфортом и болью во время полового акта; нарушением анатомического строения — нет смыкания половой щели, значит, есть вход для инфекций; звуком хлопающего выходящего воздуха при занятиях спортом в публичных местах. Одним словом, неприятно.

К сожалению, женщин, которым эпизиотомный рубец доставляет проблемы, гораздо больше в реальности, чем тех, кто решается прийти на прием к доктору.

— Почему-то об этом стыдно говорить.

— Да, чувство стыда… Кроме того, раньше предложить женщинам было особенно нечего. Сегодня появилось много методик, которые не только убирают болезненность при сексе, но и восстанавливают внешнюю анатомическую форму. Эстетическая гинекология развивается.

Проблему рубца можно решить с помощью гиалуроновой кислоты, филлеров, плазмотерапии или лазерной шлифовки. Конечно, полностью рубец не уйдет, но станет максимально похожим на соседние ткани, более мягким и безболезненным. Для этого и придуманы современные методы.

— Это больно?

— Филлеры и плазма — не больно, а лазер делается под местной анестезией: на область рубца наносят специальный крем, поэтому, конечно, тоже никакого дискомфорта нет. Для лучшего эффекта нужны три процедуры с интервалом в месяц-полтора. Для филлеров может быть достаточно и одной процедуры.

— Что такое «Фемилифт» и кому он принесет пользу? Все сейчас заговорили об «омоложении вагины»!

— «Фемилифт» — это лазерная технология, которая помогает женщинам вернуть то состояние родовых путей, которое было до появление ребенка, — убрать синдром релаксации влагалища, избавить от недержания мочи, уменьшить объем. Как все происходит? Фракционный лазер вводится с помощью специальной насадки, на 360 градусов обрабатывает стенки, проникает в слизистую меньше чем на миллиметр и стимулирует процессы восстановления. Влагалище становится более плотным, узким и подтягивается кверху. Слизистая становится более влажной, исчезают сухость и дискомфорт, на которые жалуются женщины после родов. Каркас для мочевого пузыря восстанавливается, и нет проблем с мочеиспусканием. Поэтому очень хорошо, что есть такая лазерная процедура. Причем ее можно делать не только женщинам, которые родили совсем недавно, но и тем, кто молчал о своих проблемах и терпел годами.

— Насколько изменилось отношение белорусок к своему телу за время вашей практики?

— Гинекологическое сознание очень выросло. Это уже не та спонтанная беременность, которая была когда-то, и женщины не знали, что с этим делать и куда себя деть.

Молодые белоруски задают вопросы, интересуются контрацептивами, планируют свою жизнь, приходят заранее, обследуются. Современное поколение очень грамотное — и это не может не радовать.

Все больше молодых женщин, готовясь к беременности и родам, да и чтобы выявить болезни вовремя или предупредить, пользуются комплексными программами осмотра — гинекологическими check up. Эти программы включают необходимую лабораторную и инструментальную диагностику и подробную консультацию врача-гинеколога. Их рекомендуется проходить два раза в год.

Я хочу сказать женщинам, чтобы они не молчали, любили себя, заботились о здоровье, обращались к гинекологу, спрашивали, что-то делали. Ведь тогда у них будет хорошее настроение, а это залог счастливых отношений в семье. Как говорят англичане, happy wife — happy life (улыбается. — Прим. Onliner). Мы, врачи-гинекологи, для того и работаем, чтоб наши женщины были здоровы и счастливы.


Медицинский центр «Кравира» работает уже 20 лет. Здоровье превыше всего.

Спецпроект подготовлен при поддержке ОДО «Медицинский центр „Кравира“», УНП 101477932, лицензия М-4797 №02040/4797 выдана Министерством здравоохранения Республики Беларусь от 26.09.2007 г.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Источник: Полина Шумицкая. Фото: Александр Ружечка, Марина Серебрякова
Без комментариев