31 281
18 февраля 2021 в 16:10
Источник: Полина Шумицкая. Фото: Александр Ружечка

Витамины спасут от «ковида»? Разговор с врачом

Пандемия сильно ударила по нашей безопасности и заставила искать волшебную таблетку там, где ее нет. В первую очередь это коснулось витаминов — продажи витамина D, C и цинка взлетели до небес. Но помогут ли они на самом деле? И в какие мифы о БАДах и питании белорусы верят до сих пор? Об этом и не только — в интервью с «неклассическим» диетологом-эндокринологом Викторией Болбат — противницей диет и сторонницей доказательной медицины.

— В США рынок витаминов и пищевых добавок развит настолько, что можно купить все: от вишневых электролитных смесей до витамина D со вкусом карамели. В русскоязычном пространстве скорее наоборот: отношение к витаминам осторожное. А что скажете вы? Нужны ли человеческому организму добавки извне?

— Американское общество, пожалуй, самое первое по части коммерциализации. Продажи формируются не столько пользой, сколько спросом. Есть спрос — будет и предложение. А почему люди покупают витамины и минералы? Это надежда на светлое будущее, волшебную таблетку, на то, что можно не заботиться о своем питании, просто проглотить капсулу — и ты уже как будто в безопасности. Ложная уверенность, что все будет хорошо.

В США витамины и минералы не относятся к лекарствам, а потому не регулируются FDA (US Food and Drug Administration) — Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов. Поэтому побочные действия, польза, эффективность и безопасность не изучаются настолько досконально. Конечно, есть другие органы, которые проверяют витамины, но такого жесткого контроля, как лекарства, они не проходят.

Именно поэтому дозировки, которые указаны на упаковках, не всегда совпадают с реальными. Хорошо, если их меньше. Но очень часто их гораздо больше. И если изо дня в день принимать какой-либо витамин в субтоксических дозировках, это может вызвать серьезные последствия. Человек даже не будет предполагать, отчего возникла болезнь. А это избыток витамина А или витамина Е.

Поэтому, наверное, хорошо, что у нас к пищевым добавкам более осторожное отношение. Хотя, если честно, я бы не сказала, что белорусы так уж осторожничают с витаминами. В последние годы языковые рамки и границы стираются, американское отношение к БАДам постепенно приходит и к нам. Ко мне обращаются клиенты, которые требуют настроить схемы приема витаминов. Хотя для этого должны быть показания. В первую очередь определенные витамины и микроэлементы нужны беременным, планирующим беременность и кормящим женщинам. Затем — пожилым людям, пациентам с хроническими заболеваниями и в некоторых случаях детям. И лучше, чтобы по назначению врача.

Позиция Всемирной организации здравоохранения такова: здоровые люди почти всегда могут восполнить дефициты витаминов и минералов с помощью обычной еды.

Более того, в России в 2016 году провели масштабное исследование, в котором выяснили, что большинство людей, конечно, не едят нормально ни фрукты, ни овощи, питание их не рационально и не сбалансировано, но они все равно закрывают суточную норму основных витаминов и минералов. Удивительно, да? Совсем не похоже на то, что внушает реклама.

Минимальные периферические дефициты витаминов могут спровоцировать болезнь или неконтролируемый голод. Начинать нужно с того, чтобы учиться восполнять дефициты нормальными продуктами, а не химическими таблетками, и тогда можно будет не только предупредить болезнь, но и взять голод под контроль — настроить отношения с едой.

— Витамин D, который вырабатывается на солнце, врачи называют «витамином-гормоном» — настолько он важен. Почему? Нужно ли белорусам, живущим в хмурой слякоти большую часть года, регулярно принимать его?

— Мое отношение к витамину D можно описать метафорой качелей. Сначала, когда мы оканчивали медицинский университет: «Витамин D? Конечно! Срочно всем надо!» Потом возникает другое отношение: «Люди, больше бывайте на солнце, летом можно восполнить этот дефицит, все будет хорошо». Следующий этап: «Нет, вы что, и в гинекологии витамин D нужен, и в эндокринологии, и при ожирении, и суточная доза вообще не тысяча единиц, а четыре-пять-десять-двадцать тысяч! Специалисты антиэйдж-медицины пишут, что нормальный уровень витамина D в крови — больше 100 нг/мл!»

Потом читаешь исследование, и оказывается, что у большинства людей на планете уровень витамина D — около 20 нг/мл. Выходит, то, что мы считаем дефицитом, вообще-то норма. Средний признак.

В 2019-м, на очередной международной конференции, ученые все-таки договорились: недостаточность — от 12 до 20 нг/мл витамина D в крови, а оптимальный уровень — от 20 до 60 нг/мл. Нет данных о том, что содержание от 60 до 100 нг/мл имеет какую-то пользу. А уж больше 100 нг/мл — несет потенциальные риски. Тем не менее сколько протоколов, столько и мнений. По российским рекомендациям 2020 года оптимально — от 30 до 60 нг/мл, а суточная потребность — 600—800 международных единиц для всех и 1200 — для беременных.

Что касается «витамина-гормона». В 2016-м вышла классная статья о внекостных проявлениях дефицита витамина D. Выводы такие: он, возможно, улучшает состояние при депрессии, высоком артериальном давлении, снижает общую смертность и улучшает вес при рождении. Подчеркиваю — «возможно». Один метаанализ из четырех показал — да, витамин D работает при депрессии, а два из девяти — при давлении. И никаких преимуществ воздействия на лишний вес или злокачественные опухоли. На то, что мы надеемся, витамины не очень-то влияют, к сожалению.

А в 2019 году опубликовали результаты крупного исследования по витаминам и минералам. Там сказано, что добавки с витамином D по назначению врачей не влияют на продолжительность жизни. А если их принимать при исходно нормальном уровне витамина D, то они увеличивают онкологическую и общую смертность.

Насколько необходимо делать скрининг — проверять уровень витамина D у всех поголовно — большой вопрос. На самом деле, такой рекомендации нет. Потому что исследование дорогое и пока не очень понятно, есть ли какой-то смысл от восполнения дефицита, когда до этого никаких жалоб и проблем не было.

Но бывают такие категории, как, например, программисты и офисные работники — сидят за компьютером и не выходят из дома, редко бывают на солнце; люди с индексом массы тела выше 30 (жировая ткань снижает биодоступность витамина D); смуглые люди и афроамериканцы (меланин препятствует проникновению ультрафиолета и синтезу витамина D); пожилые, — всем им есть смысл сдать анализ и под контролем врача принимать витамин D в безопасных количествах. Ну и новорожденным педиатры рекомендуют принимать профилактическую дозу этого витамина.

— Что дает витамин С? Спасет ли он от коронавируса, как модно сейчас думать?

— Сам по себе витамин С способствует синтезу коллагенов, гормонов щитовидной железы, серотонина. Как только он надолго исчезает из рациона, появляются язвочки, кровотечения, сыпь, выпадают зубы — это состояние называется «цинга» и лечится витамином С, больше ничем. Вполне обратимая вещь. Кроме зубов, разумеется (смеется. — Прим. Onliner).

Витамин С — антиоксидант, ловец свободных радикалов, которые вот-вот повредят важнейшие структуры клеток. Он их нейтрализует. И, что касается «ковида», такое свойство может быть критически важным в момент тяжелой пневмонии, оксидативного стресса. Опять-таки, это гипотеза, которая проверяется. Потому что для крупных исследований нужны годы, а все, что публикуется прямо сейчас, ненадежно: нет времени проверять, нужно хоть что-то.

При сепсисе, воспалении — да, витамин С, скорее всего, будет очень полезным. Но, к сожалению, для профилактики «ковида» ни он, ни какой-либо другой витамин или минерал не поможет: сегодня они не имеют доказанной эффективности.

В любом случае свежие фрукты и овощи — поставщики витамина С — должны быть у нас на столе каждый день. ВОЗ рекомендует хотя бы 400 граммов в сутки (кроме картошки и батата), то есть три-пять порций. И если соблюдать эти правила, вы легко восполните физиологическую норму с помощью обычной еды, а не таблеток. Кстати говоря, в США каждый год регистрируется 60 000 отравлений витаминами — об этом очень подробно пишет Елена Мотова в своей книге «Еда для радости. Записки диетолога».

— Я думала, в системе интуитивного питания, которой вы придерживаетесь, можно есть все, а не только брокколи на пару…

— Конечно, все, в том числе фрукты и овощи (смеется. — Прим. Onliner). Смотрите, есть классические рекомендации: 400 граммов фруктов и овощей ежедневно, достаточно белка…

— А что мешает нам просто брать сухой протеин, растворять в чашке — и готово?

— Кроме питания и удовлетворения дефицитов, еда имеет вторую очень важную функцию — гедонистическую. Она доставляет нам удовольствие. И пока эта функция не реализована, мы не успокоимся, даже если получили все необходимое из БАДов и протеиновых коктейлей. Удовольствие и восполнение дефицитов — вещи взаимосвязанные. Поэтому без гедонизма, к сожалению, никак (улыбается. — Прим. Onliner).

Так вот, возвращаясь к классическим рекомендациям: 400 граммов фруктов и овощей ежедневно, достаточно белка, жиров (треть из них — полиненасыщенные), примерно пятьдесят процентов углеводов (бóльшая часть — сложные, до 10% — добавленные сахара). Это все теоретическая база. На нее стоит опираться, когда мы перестраиваем пищевое поведение с диетического на интуитивное.

Большое количество страхов, мифов, заблуждений мешают услышать себя. Очень часто люди считают себя сладкоежками, хотя их потребление сладкого вполне вмещается в рекомендованные ВОЗ десять процентов.

— А как насчет цинка? Безопасно ли «прописать» его себе без консультации со специалистом?

— Дозировки по цинку и витамину С — из американского гайдлайна по лечению «ковида». Вот что они пишут. Цинк не рекомендуется использовать в дозах больше суточной нормы, которую можно получить из еды: 11 миллиграммов для мужчин и 8 — для женщин. Почему не советуют превышать? Если долго принимать цинк в больших дозах, начнется дефицит меди, а там уже до анемии или нарушений нервной системы недалеко.

Предвкушая ваш вопрос о продуктах — это в основном зерновые и орехи. Морепродукты. В них содержится много цинка. На первом месте — свежие устрицы: 148 миллиграммов на 100 граммов.

— Как-то жестоко советовать белорусам свежие устрицы, не находите?

— Я сама их, честно говоря, ни разу не пробовала (смеется. — Прим. Onliner). Говорят, на любителя. Но ведь не в одних устрицах счастье. Цинк есть почти везде — какао-порошок, куриная печень, язык, субпродукты, фасоль, пшеница… И ведь его нужно не особенно много.

— Зачем организму омега-3, которую в СССР называли «рыбьим жиром» и пихали в школьников ложками?

— Омега-3 — это самое важное из темы про жиры. Причем не омега-6 или омега-9 — предшественники воспаления, которых достаточно много в обычном мясе. Важна именно «троечка». Она антагонист, блокирующий воспаление. В очень популярных нынче льняном, рапсовом и ореховом маслах омега-3 содержится не в той форме, а в оливковом и подсолнечном — вообще одни только следы.

Вывод: лучший источник омег — жирная морская рыба, причем две-три порции в неделю, больше не стоит. Одна порция — это 120 граммов. Самый простой вариант — селедка. Оказывается, все просто, не нужно заморских рыб. Лишь бы было не меньше 3 граммов жира на 100 граммов. Хек и минтай для этого не подойдут: хороший состав по белку, но по омегам — пшик.

К слову, морская рыба — это еще и главный источник витамина D. Ради него и омега-3 советских школьников и поили рыбьим жиром.

Есть такая гипотеза, что чем больше в питании женщин длинноцепочечных омега-3, тем стройнее она. Организм насыщен, аппетит не чрезмерен, и у нее ровно такой вес, который был задуман природой.

Считается, что японки самые тонкие и звонкие, потому что у них в рационе много рыбки. Вот такая красивая сказка, но мне нравится в нее верить.

— В скандинавских странах фолиевую кислоту добавляют в хлеб и булочки в промышленных масштабах, чтобы заранее обезопасить беременных. Нужно ли нам делать так же?

— Дело не в том, что беременные не могут восполнить дефицит витаминов из обычной еды. Но всегда будет то небольшое исключение — люди с нерациональным питанием и нехваткой фолиевой кислоты. Задача медиков — охватить абсолютно всех беременных, чтобы полностью исключить даже малейшую вероятность патологий.

А что такое патология при дефиците фолиевой кислоты? Это дефект нервной трубки у малыша — нарушения и образования головного, спинного мозга, спинно-мозговая грыжа, незаращение позвонков… Эти моменты угрожают жизни ребенка или создают косметически неприятные последствия, которые гораздо проще исключить, если женщина начнет принимать фолиевую кислоту за три месяца до беременности и в течение первых 12 недель — от 400 до 1000 миллиграммов в день. Кстати, фолиевая кислота всасывается лучше из лекарственных препаратов, чем из пищи. И это, пожалуй, одно из исключений. Все остальные витамины и минералы гораздо лучше всасываются и работают в составе еды.

Нужно ли в Беларуси добавлять фолиевую кислоту в хлеб в промышленных масштабах? Эта кислота — быстрорастворимая, выводится из организма с водой, и риск накопления минимален. Поэтому, мне кажется, такой подход был бы хорош. Ведь у нас же сейчас соль йодируют — и удалось решить проблему зобов и йододефицита. Нужно смотреть, насколько часто в Беларуси встречается дефект нервной трубки.

В США очень сильно обогащается питание. Я не знаю, хорошо это или плохо. Исходя из интуитивного подхода, у человека вырабатывается долговременная пищевая память. Она помогает выбирать продукты, прислушиваясь к внутреннему ощущению. Буквально формируются нейронные связи между дефицитом и вкусом еды. Сейчас американцы обогащают молоко витамином D, хотя изначально оно не было хорошим источником этого витамина. Я не уверена, что это очень классно для пищевого поведения. Но как минимум для веганов это плюс (улыбается. — Прим. Onliner).

Если что — лекарства есть в Каталоге. Вам все привезут. Или вашим родителям. Просто удобный сервис такой у нас. Пользуйтесь и не болейте!

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner запрещена без разрешения редакции. ng@onliner.by

Источник: Полина Шумицкая. Фото: Александр Ружечка
Без комментариев