Все ушли к азиатам. Как «магазины низких цен» захватывают страну

855
02 февраля 2021 в 8:00
Автор: Андрей Рудь. Фото: Мария Амелина

Все ушли к азиатам. Как «магазины низких цен» захватывают страну

Буквально за последние пару лет в небольшой Речице возникло неплохое соцветие торговых объектов с дешевыми вещами. Местные насчитали уже штук восемь. Контролеры приноровились обозначать это явление термином «магазины низких цен». Покупатели говорят просто: «Пойдем к азиатам». И ушли… Конечно, это не только про Речицу. Чем беднее город, тем гуще «тюбетейки». Возможно, если вы сейчас обернетесь, за спиной увидите «Рахмат», «Нишон» или «Ташкент», которых секунду назад там не было.

Базар недоволен

Первый робкий «Нишон» с узбекскими корнями появился в Речице четыре года назад. Тогда казалось, что ну и хватит, сколько там надо городку. Теперь выясняется, что емкость рынка куда больше. Может, и еще поместится. Если кого-нибудь выдавить.

Как узбеки белорусам революцию делали. Репортаж из магазина «аномально низких цен»

Тогда, в 2017-м, первыми забили тревогу индивидуальные предприниматели, заметив появление нового формата торговли. (А как известно, любые события ведут к неминуемой гибели торгующих ИП, они давно про это говорят.) Сегодня мы снова на речицком рынке «Славянский». Вспоминаем, как тут было четыре года назад, когда появился первый «Нишон». Сегодня не открыта, может, половина роллетов (как, впрочем, и в 2017-м). Но половина-то открыта!

— Вы ж вымирать собирались…

— Мы и вымираем, — говорят торговцы. — По нулям стоим. Покупателя хоть одного видите?

— Как можно стоять три года по нулям?

— Я пенсию закладываю за аренду… Это нормально?

Ладно, понять бухгалтерию базарной торговли еще никому не удавалось, мы сейчас не будем и пробовать.

Люди перечисляют открывшиеся в городе за последние годы «узбекские» магазины. На самом деле, конечно, уже не только «узбекские», но так проще обозначать. По рассказам создается впечатление, что в Речице, куда ни пойди, придешь в условную «тюбетейку».

Так в чем претензии? Там слишком дешево.

По части разногласий уже несколько лет в этой теме наблюдается стабильность, достойная лучшего применения. Наши коммерсанты по-прежнему не верят, что такие цены можно держать легально. Хозяева магазинов, в свою очередь, говорят: не надо жадничать, накручивая слишком много. Наши коммерсанты утверждают, что их якобы накрутки в 100—200% — миф и поклеп… И так далее.

— Сколько накручиваю? Ну, если по закупке эти ботинки 50 рублей, то прибавляю 25—30, — раскрывает свою бухгалтерию Галина, которая на этом рынке стоит уже не первый десяток лет.

— И мы, и они закупаемся у одних поставщиков. Мы ж не слепые, многие товары похожие. Но у них как-то получается процентов на 30—40 дешевле (вроде бы в начале этого противостояния была разбежка в разы. — Прим. Onliner). Но если платить ввозной НДС, выполнять все, что положено по закону, то такая цена, как у них, просто невозможна.

— Да они, может, просто за счет больших объемов и малых накруток выигрывают. Что тут нечестного?

Нет, не верят, что все чисто. Рассказывают, как представляют себе «схему»:

— Регистрируешь фирму, первые два года тебя не проверяют, творишь что хочешь. А потом просто ликвидируешься и регистрируешь другую на кого-то. И возишь еще два года…

Правда, это все теория. Кто исчез и возродился под новым именем? Конкретных случаев такой реинкарнации не знают. Но разве ж уследишь…

Тут напомним, что мораторий на проверки в первые два года работы фирмы действительно прописан указом №510 от 16.10.2009. Но, во-первых, вместо проверок можно проводить мониторинги; а во-вторых, целая страница отведена под перечисление ситуаций, когда мораторий можно отменить. Так что расслабляться бесполезно. Но слово красивое… Ниже мы расскажем, сколько таких магазинов контролеры закрыли как раз в разгар моратория. И не расскажем, сколько взамен появилось новых: нет статистики.

Что до различий белорусского базара и азиатских магазинов (ишь как разыгралась этимология!), то все эти «рибоки» у тех и у других примерно одинаково натуральные. Лучше этого «Кабул-подвала» пока не касаться, чтобы не напомнить лишнего контролерам (которые сами все знают).

Из фирменного на «Славянском» есть точка «Речицкого текстиля». Там, кстати, уже подготовились к 23 Февраля, опередив даже пресловутых азиатов (забегая вперед: у них этой тематики мы не нашли). Речицкое полотенце стоит 19 рублей, аналогичное по размеру узбекской национальности — 7. И крутись как хочешь.

Рыночные торговцы рассказывают, как парадоксально складывается жизнь: чтобы хоть как-то конкурировать, приходится переориентироваться на более дорогой товар: «азиатов» же интересует наименее платежеспособный, но наиболее массовый клиент.

«Караван» идет

Скрыть восточное происхождение объекта многие даже не пытаются: это уже бренд и повод для гордости. Покупатель должен понимать: будет дешево. Первое время такие точки специализировались в основном на одежде, потом стали расширять ассортимент. Где-то добавились кастрюли, фонарики, игрушечные пистолетики, провода, зарядки, плюшевые акулы, прочие полезные хозтовары.

В данном случае корпус строили, похоже, для производственных нужд. А сбылось это.

Этот магазин площадью 800 «квадратов» с таджикскими корнями открылся прошлой осенью, и его уже полюбили покупатели. Они немедленно влюбляются в такие места.

По первым ощущениям внутри удобнее, теплее, просторнее, нагляднее, чем на рынке.

И есть хорошие акулы в рыбном отделе.

Владельцем точки числится человек со славянской фамилией, но по залу распределены несколько смуглых парней.

На ярлыках повсюду значок «ЕАС». Если верить ему, все эти «коламбии» и «найки» проверены и соответствуют регламентам ЕврАзЭС.

Охотничьи комплекты — хит сезона. В этих нарядах с триколором теперь щеголяют многие белорусы в глубинке. Дешево, удобно. Насколько долговечно, покажет время.

Находим стопку кашемировых шарфов по 7 рублей. Специально заглянули на популярную интернет-площадку — там такой же по размеру в 100 (сто) раз дороже. Повезло, на скидку попали.

Ботинки практически Dolce & Gabbana — 38 рублей, куртка почти Puma — 63, треники наверняка тоже какой-то фирмы — 17… Среди этого многообразия, глядя на какие-нибудь ситцевые штаны, соглашаешься, что это их реальная цена, тут нет лакшери-надбавки, как на такие же в «бутике» при ТЦ. Правда, и штаны эти тебе не нужны.

В итоге на кассу мы несем драгоценный кашемир, а также футболку про льва Иуды (с каким-то явно библейским словом revalution в конце) за 8 рублей — слишком концептуальную, чтобы ее не купить.

Предприниматели на рынке предупреждали нас: терминал, скорее всего, работать не будет, ведь нельзя же показывать выручку. Вопреки опасениям недоброжелателей, он работает со страшной силой. И чек девушка выдает без напоминания.

Лучше не отсвечивать

Поблагодарив за товар, просим состыковать с кем-то из администрации. (Вообще-то, накануне мы пытались связаться с настоящим владельцем магазина — он не отозвался. Пришлось ехать.) Славянская девушка вопросительно смотрит куда-то под прилавок, вниз и влево. Из-под столешницы неожиданно появляется смуглый паренек лет девятнадцати: видимо, администрация. Оказывается, сидел там в сумраке.

Нет, сам он ничего сказать не может. Нет, директор отсутствует. Нет, связаться с ним не получится.

— Кто вам разрешил снимать? — строго говорит парнишка.

Не хочется его огорчать, отвлекать от важных дел, объяснять, что для съемки в общественном месте не требуется чье-то разрешение, как и на то, чтобы пользоваться глазами… В общем, фраза фотографа «Боженька разрешил» наиболее емко очерчивает законодательные аспекты этой проблемы.

Но пообщаться с владельцем все же хочется. Согласно документам на стенде, им значится мозырское ООО «Мозшоп» с уставным фондом в 100 рублей. Фирма зарегистрирована в феврале 2020 года. Согласно официальным реестрам, у нее есть еще магазины в Мозыре и Калинковичах. В качестве поставщика на бирках значится Ю. Воробьев. Его же данные висят у кассы. Тема таджиков вообще не раскрыта — хотя они настойчиво маячат на заднем плане.

Оказывается, чтобы числиться владельцем такой точки, необязательно быть Данияром или Замангиром.

Юрий по телефону рассказывает нам то, что было сказано много раз: на весь товар есть документы, а цена низкая, потому что не накручивают много. Дает телефон «настоящего директора», называет его имя и даже пытается вспомнить фамилию. Надо ли говорить, что по этому номеру никто не отвечает.

Как бы то ни было, хозяева (явные или неявные) к общению не стремятся и вообще стараются лишний раз не отсвечивать. В первые годы они досыта наелись справедливых или не очень претензий от местных торговцев. «Нам никто не мешает», — это уже в другом «азиатском» магазине другой брюнет, вышедший из подсобки на зов славянской работницы, коротко описывает, как работается, не донимают ли конкуренты.

Кому плохо?

Надо вспомнить: а в чем, собственно, проблема? Цены низкие, покупатели довольные — кому от этого плохо, кроме рыночных ИП? Они-то упорно доказывают, что страна теряет налоги. Но дело не только в них. Говорят: «Конкуренция приняла убогие формы».

В Речицком райисполкоме нам объясняют: торговые объекты регистрируются по заявительному принципу, нельзя просто так взять и не разрешить. В то же время признают, что наличие таких магазинов — как ни крути, удар по так называемой «государственной» торговле. В результате и без того слабо приспособленным к современной жизни организациям остается довольствоваться только тем, что не понадобилось более шустрым конкурентам. Плохо это или хорошо — особый разговор.

Было бы странно найти белорусского представителя легпрома, который доволен «магазинами низких цен». Даже те производители, которые в силу местной специфики не способны говорить вслух, довольно громко думают о происходящем.

С одной стороны, как мы помним, несколько лет назад им сделали царский подарок в виде указа №222 (про то, что вся продающаяся одежда и обувь должна быть с документами). С другой — тут же откуда ни возьмись выскочили эти «тюбетейки». Которые тоже «с документами»!

Стали носить белорусское? Как изменилась наша одежда после «закрытия Черкизона»

Отношение к проблеме и общая заинтересованность иных наших производителей, пригревшихся под крылом государственного протекционизма, довольно показательны. На одном из предприятий (которому ох как не помешала бы реклама) нам сначала дают комментарий — и тут же отбирают обратно: не согласны на размещение текста, «фабрика не комментирует данную ситуацию». Убираем название, оставляем то, что все же успели произнести: за последние годы продажи внутри страны снизились примерно на треть. Сложились несколько факторов, среди которых есть и «ковид», и «секонды». И пресловутые «магазины низких цен».

Как противостоять нашествию? Контролем качества. Песня тоже не новая: у белорусских производителей стандарты жестко определены, а у магазинов, продающих «дешевые» товары, таких ограничений фактически нет. Зато есть «ЕАС» на всех бирках.

64 закрытия

Измерить масштаб явления сложно уже потому, что толком неясно, по какому принципу идентифицировать такие торговые точки. Если магазин зарегистрирован на многодетную мать из Петрикова или на русоволосого жителя Мозыря, а управляется темным парнишкой из-под прилавка — это уже считается?.. Таким образом, самым реалистичным индикатором оказываются личные ощущения рыночных ИП, которые сердцем сразу чувствуют рождение очередной «тюбетейки». Но описывают динамику слишком эмоционально: «Растут как грибы». Черт его знает, как такое выразить в системе СИ…

Госстандарт — только одна из организаций, пристально наблюдающих за условными «тюбетейками», как их ни называй. Мы попросили рассказать, как выглядят из этого ведомства «субъекты предпринимательства, торгующие продукцией легкой промышленности по низким ценам».

Статистика за прошлый год получилась такая:

  • проведено 535 мониторингов и проверок;
  • проверено почти 7500 наименований продукции (взрослая и детская одежда, чулочно-носочные, бельевые и другие изделия);
  • нарушения установлены во всех случаях почти по всем указанным наименованиям.

Вообще-то, пока ничего душераздирающего. Для примерного понимания масштаба вот нарушения:

  • отсутствие полной идентификации продукции (информации для потребителя), а также документов, подтверждающих безопасность и соответствие требованиям технических регламентов ТС;
  • нарушение гигроскопичности, воздухопроницаемости, устойчивости окраски;
  • синтетика в белье для новорожденных; швы с обметыванием срезов выполнены вовнутрь;
  • непрочное крепление низа обуви; превышение по содержанию химических волокон в детской обуви; открытая пяточная часть в обуви для детей до 3 лет.

В результате за год только Госстандартом составлено более 750 протоколов.

Теперь серьезнее: по результатам внеплановых проверок закрыты 64 торговых объекта. Из них каждому третьему было меньше двух лет.


Выбравшись из «Каравана», мы, конечно, не удержались: подожгли кисточку от нашей кашемировой шали. Она сгорела со слабым запахом пластмассы; с тихим стуком упал твердый спекшийся комок… Но вряд ли за 7 рублей кто-то стал бы претендовать на другой результат.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Мария Амелина