Галерея «Ў» закрылась, у KYKY и The Village арестованы счета. Что происходит с проектами известного бизнесмена

17 851
214
03 декабря 2020 в 8:00
Автор: Настасья Занько. Фото: Анна Иванова, Facebook-аккаунты Александра Василевича и Надежды Зеленковой, the-village.me, kyky.org

Галерея «Ў» закрылась, у KYKY и The Village арестованы счета. Что происходит с проектами известного бизнесмена

Известный столичный бизнесмен Александр Василевич — совладелец рекламного холдинга Vondel/Hepta, сайтов kyky.org и the-village.me, а также галереи «Ў». В июле 46-летний предприниматель попал на сутки по статье 23.34. Не прошло и месяца, как его задержали по уголовной статье. Василевича признали политзаключенным, он был на встрече с Александром Лукашенко в СИЗО КГБ. Недавно ему продлили срок ареста еще на месяц, а вчера у него родилась дочь Уршуля.

Как все было?

Вернемся в июль. 28-го числа у здания КГБ выстроилась очередь из желающих поручиться за претендента в кандидаты на пост президента Виктора Бабарико, чтобы того выпустили из СИЗО. Среди них был и бизнесмен Александр Василевич.

В тот день возле КГБ стали задерживать людей. Тех, кто успел войти, коридорами вывели во внутренний дворик, а оттуда — прямо в автозак. Их отвезли в РУВД.

Дальше было заседание суда Фрунзенского района. Судья Юлия Близнюк решила, что Александр виновен в нарушении по статье 23.34 КоАП, и дала ему 14 суток. В обвинении было сказано, что Василевич участвовал в несанкционированном массовом мероприятии и кричал «Свободу Бабарико!». Сам Александр с протоколом не согласился и все отрицал.

Затем август. Александр Василевич пропустил день выборов: на свободу он вышел 11 августа.

А 27-го числа в офис компании Vondel/Hepta пришли сотрудники Департамента финансовых расследований Комитета госконтроля. ДФР был также в галерее «Ў» и в диджитал-агентстве Red Graphic, которым владеет жена Василевича Надежда Зеленкова.

Кроме того, обыски прошли у них дома, а также в квартире сотрудницы галереи «Ў» Валентины Киселевой. Госконтроль приходил и к совладелице и директору «Минт Медиа» Саше Романовой, но той не было дома.

В итоге Александра Василевича и его беременную жену Надежду Зеленкову увезли на допрос в ДФР КГК. Позже Надежду отпустили, а Александр остался.

Потом сентябрь. Василевичу предъявили обвинение, суть которого не разглашали в интересах следствия. Как стало известно Onliner, Василевичу вменяют неуплату налогов в особо крупном размере.

Фото: Naviny.by

Также в сентябре стало известно, что уголовное дело было возбуждено и в отношении жены Василевича, владелицы компании Red Graphic Надежды Зеленковой, которая в тот момент находилась на седьмом месяце беременности. В чем суть обвинения в отношении нее, также неизвестно. Счета ее компании, к слову, арестованы до сих пор.

8 сентября белорусские правозащитники признали Александра Василевича политзаключенным наряду с известнейшим адвокатом Лилией Власовой и топ-менеджерами PandaDoc Дмитрием Рабцевичем, Виктором Кувшиновым и Владиславом Михолапом.

Дальше октябрь. На встрече с Александром Лукашенко в СИЗО КГБ мы увидели Александра Василевича среди остальных участников круглого стола.

И наконец, ноябрь. 25-го числа стало известно, что Александру продлили срок заключения еще на месяц. В настоящее время официальных комментариев по делу Василевича ни КГК, ни СК, ни другие ведомства не дали.

«Он успел надеть ботинки без шнурков и взять с собой очень толстую книгу»

Мы пообщались с женой Александра за пару дней до того, как она родила дочь Уршулю. Надежда находится под подпиской о неразглашении, поэтому рассказать про уголовное дело мужа или свое она не может. Зато много говорит о быте в СИЗО.

Новости она узнает от адвокатов, которые ходят к ее мужу минимум дважды в неделю. К примеру, она осведомлена о том, что Александр сидит в камере на 12 человек, что в ней холодно из-за того, что курильщики оставляют форточку открытой. Поэтому всем сидящим приходится спать в одежде, а чтобы как-то согреться — делать упражнения.

— После того как вышла Лилия Власова, она рассказала про ржавые эмалированные кружки в СИЗО, так вот их заменили на алюминиевые, из которых чай пить невозможно: они обжигают губы и руки. Поэтому они там делают себе стаканы из пластиковых бутылок, — говорит Надежда. — Передать пластиковую кружку или какую-то посуду нельзя. Поэтому для них тема — какой-нибудь контейнер, в котором можно кашу свою заварить или что-то еще. Мы пытались передавать контейнер много раз, но ничего не удавалось. Аналогичная ситуация и с простынями. Заключенный в СИЗО может иметь две своих простыни. Передавать их нельзя, так как эти две простыни он может иметь, только если с ними прибыл.

Но самые большие проблемы, по словам Надежды, возникают с книгами. Передавать можно только учебную литературу. Да, библиотека есть, но в ней представлено далеко не все, что хотелось бы.

— Когда Сашу увозили на допрос в ДФР КГК, он успел надеть теплую толстовку с капюшоном, непромокаемую обувь без шнурков и взять с собой очень толстую книгу, не помню уже какую, — объясняет она и добавляет, что в целом настроение у Александра бодрое и оптимистичное.

А вот у его проектов не все так бодро.

«Ў галерэя» и «Ў бар»: «Годы работы и инвестиции, которые вложены в галерею, просто обнулились»

Для многих минчан галерея «Ў» была культовым местом с самого своего открытия в 2009 году. Место привлекало людей — и когда заведение было расположено недалеко от станции метро «Площадь Победы», и после переезда на улицу Октябрьскую. Здесь проходили выставки, лекции, поэтические вечера, встречи с известными белорусами — на протяжении многих лет галерея была культурным центром Минска. Во время первой волны пандемии коронавируса галерея бесплатно предоставила свои площади для склада волонтерской инициативы ByCovid19, которая собирала помощь для белорусских медиков.

— После этого мы должны были открываться с различными выставками. Где-то повременили, так как какие-то ивенты планировались, но в итоге отменились, — объясняет Надежда. — Что касается «Ў бара», то в этом новом помещении (на Октябрьскую галерея и бар переехали два года назад. — Прим. Onliner) дела у него шли хуже, чем у галереи. Хотя бар мы всегда рассматривали как дополнительный способ финансирования галереи, но в этом году дела у всех шли плохо. Ты только вышел из «ковида», только появились люди в баре, как случается 9 августа. Людям уж точно не до богемно-красивого распития вина. После 9 августа мы открыли проект художественного коворкинга, где люди могли пить чай, вышивать-рисовать, если хотели.

Соучредителями «Ў» были Александр Василевич, его жена Надежда Зеленкова, а также Валентина Киселева, Анна Чистосердова и Валентин Лосев. В общей сложности в галерее и баре работало примерно 20 человек.

— 27 августа начались обыски не только в офисах компаний, но и у всех директоров и бухгалтеров, — объясняет Надежда. — У людей забирали технику вплоть до детской, деньги, которые хранились дома. Когда обыски начались в галерее, она тоже закрылась и какое-то время не работала.

Дела шли все хуже и хуже. В итоге один из партнеров предложил Надежде, Александру и двум другим учредителям выйти из состава, а доли продать его друзьям и знакомым.

— Получается, что такие проекты, как «Ў галерэя», нуждаются в постоянной поддержке и подпитке. Ни я, ни Саша не можем давать их сейчас… — вздыхает Надежда. — Годы работы и инвестиции, которые вложены в галерею, просто обнулились. Всего как будто и не было. Это, конечно, отдельная боль, но как есть. Я уже это пережила и отплакала свое.

Единственное, о чем попросили ушедшие партнеры, — это чтобы бренды «Ў галерэя» и «Ў бар» оставались за Александром Василевичем и никто ими не пользовался.

— Чтобы, если вдруг Саша захочет когда-нибудь открыть что-то под этими брендами, он смог это сделать, — говорит Надежда.

Галерея и бар продолжат свое существование, но уже под названием «Вершы». Вскоре от «Ў» не останется даже вывески: новые владельцы собираются делать ремонт.

«The Village Беларусь» и KYKY: «Деньги у нас под полным арестом»

Александр Василевич также является соучредителем компании «Минт Медиа», основанной в 2013 году. И если это название вам ничего не скажет, то о проектах KYKY и «The Village Беларусь» вы явно слышали. C 9 августа сайт the-village.me заблокировали.

— Пока the-village.me без VPN в Беларуси недоступен. Делать что-то с этим крайне сложно и долго, хотя я и пытаюсь, — говорит совладелица «Минт Медиа» Саша Романова. — Работаем мы потому, что сразу же, прямо на следующую ночь после задержания Саши вывезли ключевых сотрудников за пределы Беларуси. Соответственно, оба наших проекта работают. Мы не закрылись, все продолжается. Но половина наших ребят рвутся в Минск и не хотят мириться с тем, что они работают вне дома. Это тоже достаточно сложная история.

1 сентября стало известно о блокировке счетов «Минт Медиа». Воспользоваться средствами компания не может.

— Эти деньги у нас под арестом. В электронном банкинге стоит значок полного ареста, — объясняет Саша. — То есть тратить их нельзя, можно только ходатайствовать в ДФР, чтобы закрывать какие-то долги и что-то оплачивать. Но там минимальные суммы. Также у нас была рекламная модель — а сейчас какая реклама?

В настоящее время в эмиграции находятся восемь сотрудников компании. Как объясняет Саша Романова, эти люди фактически тянут на себе всю повестку и весь контент.

— Мы сейчас не можем ни набирать новых людей, ни работать с внештатниками, а у нас обычно много авторов и колумнистов. Но как платить им с заблокированными счетами? — говорит Александра. — Речи о каком-то развитии не идет, проекты ставятся на паузу. Ты просто выживаешь для того, чтобы Саша вышел и был этот бизнес, чтобы и дальше его развивать.

Vondel/Hepta: «Бизнес работает, клиентские проекты идут по плану»

Основной бизнес Василевича — группа агентств Vondel/Hepta — это четыре компании: «Гепта Групп», «Вондел Медиа», «Медиапаб» и Big Fish Consulting, — в которых работает около 60 человек. Они существуют на рынке с 1993 года и работают с клиентами по всему миру. Вы наверняка видели рекламу «Бон Пари» с единорогами или имиджевый ролик «Альфа-Банка» — это делали ребята из Vondel/Hepta. Александр Василевич здесь и соучредитель, и директор.

— Когда мы поняли, что Сашу задержали не ради допроса и что это, судя по всему, надолго, стало понятно, что история займет определенное время. Правда, мы не думали о двух-трех месяцах или, упаси боже, более длительном сроке, — говорит директор по развитию группы компаний Всеволод Крутько.

У холдинга почти сразу же были арестованы счета, ряд сотрудников вызывали на допросы. Сам Всеволод сейчас под подпиской о неразглашении, поэтому о многих вещах говорить он не может.

Фото: press-club.by

— Сразу же после задержания Саши бизнес столкнулся с несколькими рисками. Во-первых, имиджевый, так как Саша является бессменным фронтменом группы агентств на протяжении достаточно длительного периода. Для многих партнеров и клиентов Саша олицетворяет собой компанию. Во-вторых, моральный, связанный с атмосферой в команде. И в-третьих, финансовый — из-за того, что временно были заблокированы операции по счетам, — объясняет Всеволод. — Мне и моим коллегам пришлось в это время много общаться с коллегами по рынку, с партнерами и клиентами. Хорошенько позанимались антикризисным менеджментом и пиаром.

В отсутствие Саши пригодились важные активы, которыми благодаря ему обладает компания. Во-первых, это имидж. Годами при непосредственном участии Саши выстраивалась репутация агентства как надежного и прозрачного партнера по отношению к клиентам и подрядчикам. Репутация в нашем бизнесе крайне важна, и мы стараемся ее поддерживать. Поэтому наше общение с клиентами и партнерами в этот кризисный период строилось максимально открыто и прозрачно. Во-вторых, это люди. Саша собрал вокруг себя команду целеустремленных и ответственных сотрудников, которые нацелены на результат.

По словам Всеволода, несмотря на ситуацию в стране, на рекламном рынке и пандемию, компания продолжает полноценно работать. Массово увольняться сотрудники не стали.

— Если говорить в общем, бизнес работает, клиентские проекты идут по плану. Наши внутренние бизнес-процессы работают плюс-минус в том же ключе, с поправкой на удаленку, — говорит Всеволод. — Верю, что Саша не будет разочарован, когда вернется.


— Говорить, что раз Саша в тюрьме, то все развалилось, нельзя. Развалились только проекты галереи и бара «Ў». Все остальное с большими трудностями, но работает — в том числе и потому, что, во-первых, там крутые команды, а во-вторых, их достаточно сильно поддерживают люди: и рынок, и конкуренты.

Я думаю, что это общая солидарность, которая появилась сейчас у всех. Когда люди перестали смотреть друг на друга, словно кто-то забирает у них деньги, а стали видеть просто людей, которые рядом что-то создают. Это критичное изменение. Клиенты не принимали резких решений, несмотря на то что им было стремно. Такая солидарность рынка, клиентов и партнеров очень помогает, — заключает супруга Александра Василевича Надежда Зеленкова.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Настасья Занько. Фото: Анна Иванова, Facebook-аккаунты Александра Василевича и Надежды Зеленковой, the-village.me, kyky.org