5690
11
05 ноября 2020 в 14:25
Источник: Антон Коляго

«Норд-Ост», грустные блогеры и румынская пропаганда: что смотреть на фестивале «Лiстапад»

Завтра, 6 ноября, стартует ежегодный кинофестиваль «Лiстапад». Несмотря на коронавирус, протесты и пример мировых смотров, прошедших онлайн, состоится он в классическом кинотеатральном формате. Программа тоже не поредела — как обычно, покажут больше сотни картин со всего мира. Прошерстили список и выбрали десятку самых интересных.

«Уроки фарси»

(Россия, Германия, Беларусь)

Франция в разгар Второй мировой. Бельгиец-еврей Жиль уже готовится упасть в расстрельную яму, но в последний момент немцы выдергивают его из шеренги. Из-за смуглой кожи и книжки арабских сказок в кармане солдаты принимают Жиля за перса. По совпадению кого-то с Ближнего Востока ищет начальник концлагерной столовой — офицер мечтает открыть ресторан в Тегеране, а для этого нужно выучить фарси. Так Жиль становится репетитором по языку, которого сам не знает, на ходу выдумывая всякую тарабарщину.

«Уроки фарси» мы уже успели посмотреть на Берлинском фестивале, поэтому сразу же и рекомендуем его с чистой совестью. К тому же фильм целиком снимался в Беларуси (пусть и среди безымянных бобруйских лесов, но все-таки) и, говорят, может поехать представлять нас на «Оскаре». Если так, то шансов на номинацию будет как никогда много. Это кино по всем канонам голливудского мейнстрима, такой авантюристский «Список Шиндлера» на минималках — тут и пробивающая на слезу драма, и оригинальный лингвистический триллер, и даже уместный для темы холокоста комизм.

«Заглавными буквами»

(Румыния)

 

В аскетичном и медлительном румынском кино режиссер Раду Жуде отвечает за яркие и необычные формы. Его предыдущий меташедевр «Мне плевать, если мы войдем в историю как варвары» в формате закулисной псевдодокументалки рассказывал об участии румын в геноциде евреев и коллективной памяти (или скорее забывчивости). «Заглавными буквами» устроены примерно так же, но чуть хитрее: Жуде смешивает документальный театр и сюжеты румынского коммунистического телевидения 80-х. Получается наглядный и эффектный трагифарс о работе пропаганды и наших с вами внутренних диктаторах.

Актеры зачитывают в камеру реальные протоколы по делу о перевоспитании школьника-оппозиционера Мугура Калинеску полицией Секуритате. В 1981 году Калинеску наслушался радио «Свободная Европа» и написал на стене призыв бороться за свои права. Парня поймали и в процессе показательной порки сделали чуть ли не главным шпионом, террористом и предателем великой Румынии. Согласитесь, есть что-то щемяще актуальное в этой истории почти сорокалетней давности.

«В поте лица»

(Польша, Швеция)

 

Призрак отмененного Каннского фестиваля, который все-таки смог примелькаться критикам на смотрах поменьше. Снимающий в Польше швед Магнус фон Хорн прошелся сатирическим катком по инстаграмной культуре демонстрации успеха, вылизанной картинки и мотивирующих постов, за которыми скрыты тревоги и несчастья. Фильмов о богатых и знаменитых, которые тоже плачут, конечно, было уже много, но «В поте лица» вроде как емко суммирует такие истории в трагичный сюжет про одиночество в эпоху соцсетей. Некоторые даже сравнивают ленту с «Джокером», что дополнительно интригует.

Похожая на Скарлетт Йоханссон модная фитнес-блогерша Сильвия ежеминутно записывает сторис и ведет стримы о том, как стать такой же классной и подтянутой, как она. Но однажды, в порыве нервного срыва, девушка вываливает на подписчиков переживания по поводу неудач в личной жизни и натянутых отношений с матерью. Идеальный образ инфлюенсера-мотиватора трещит по швам, да еще и под окнами начинает околачиваться какой-то мерзкий мужик.

«Начало»

(Грузия, Франция)

 

Еще один номинальный участник конкурса несостоявшихся Канн и, по мнению многих, самый вероятный его победитель. Фильм компенсировал упущенное четырьмя главными наградами на фестивале в Сан-Себастьяне и стал какой-никакой, но все же сенсацией. Само собой, «Начало» едет на «Оскар» от Грузии, а дебютантку Дею Кулумбегашвили уже внесли в списки самых многообещающих кинематографисток нового поколения.

Красавица Яна когда-то была актрисой, но променяла карьеру на быт провинциальной домохозяйки. Ее муж — проповедник и глава небольшой общины свидетелей Иеговы, которого сильно беспокоит негативное отношение местных жителей к сектантам. И не зря: однажды в молельный дом полетят коктейли Молотова, и размеренная жизнь общины перевернется с ног на голову. Об участи женщины, оказавшейся невольным наблюдателем религиозной войны, Кулумбегашвили рассказывает с помощью изнурительно длинных планов и статичных кадров, озвученных минималистской электроникой Николаса Джаара.

«Конференция»

(Россия)

 

Спустя 17 лет после трагических событий в театре на Дубровке монахиня Наталья организует вечер памяти жертв. Пройти он должен не в самом обычном формате: женщина пытается дотошно реконструировать страшные три дня, усадив выживших в том самом зале, а погибших и террористов заменив на манекены. Не все поддерживают такую инициативу, а местные управленцы так и вовсе в бумагах стыдливо маскируют мероприятие под некую конференцию.

«Конференция» — первое игровое кино о теракте на «Норд-Осте», которое и фильмом назвать сложно. Это то ли снятый на камеры театральный перформанс, то ли психотерапевтический подкаст. Завсегдатай «Лiстапада», молодой режиссер Иван И. Твердовский (ему 31 год, и это его уже четвертая работа) как будто намеренно отказывается от традиционных кинематографических средств, чтобы не отвлекать зрителя от главного вопроса: почему нам так сложно проговаривать и прорабатывать коллективные травмы? К слову, некоторые актеры играли в спектакле в день захвата и в «Конференции» появляются в роли самих себя.

«Еще по одной»

(Дания)

 

Вряд ли десятки белорусских трудовиков и физруков могли себе представить, что их жизнь можно превратить в большое европейское кино — а вот пожалуйста. Главные герои «Еще по одной» — четыре учителя чуть за сорок (физрук среди них, кстати, есть) — решили проверить на себе одну интересную научную теорию. Якобы, если каждый день приходить на работу слегка под мухой, то и трудовые показатели улучшатся, и в целом жить станет куда приятнее.

Понятное дело, что «Еще по одной» в конце концов будет рассказывать о вреде алкоголизма, но, как передает пресса, фильм делает это тоном не нравоучительной агитки, а скорее ироничной черной комедии. Намного внимательнее лента относится к теме кризиса среднего возраста и передает настроение сурово накрывающей в этот период жизни экзистенциальной тоски.

Режиссер ленты — знаменитый датчанин Томас Винтерберг, а главную роль играет Мадс Миккельсен. Последнего вы точно хорошо знаете не только по «Ганнибалу» и «Казино Рояль», но и по мощнейшей «Охоте», которую тоже снял Винтерберг.

«Отец»

(Великобритания, Франция)

 

Так случилось, что на этом «Лiстападе» будет сразу два фильма с названием «Отец» — предупреждаем, чтобы вы случайно не перепутали британскую драму с сербским роуд-муви. Впрочем, про второй тоже отзываются тепло, так что пусть это будет рекомендация «два в одном». Но «Отец», о котором пойдет речь дальше, обещает стать одним из главных зрительских хитов 2020 года. Сыгравший в нем Энтони Хопкинс, который на старости лет чуть не застрял в сомнительных триллерах, тоже, судя по всему, выдал одну из лучших ролей за всю карьеру.

В центре сюжета — страдающий от деменции старик и его дочь, которая пытается найти сиделку. Отец тем временем видит людей, которых в его жизни давно нет, — вскоре и зрители тоже перестают понимать, что в фильме происходит по-настоящему, а что галлюцинации героя Хопкинса. Так, расслаивая сюжет на несколько реальностей, режиссер-драматург Флориан Зеллер показывает, как видит мир человек, впадающий в старческое слабоумие. Критики уже назвали «Отца» смесью «Короля Лира» и «Сияния» — звучит безумно интересно.

«Снега больше не будет»

(Польша, Германия)

 

Кудрявый украинец Женя работает массажистом в элитном коттеджном поселке где-то под Варшавой. Пока парень мнет польским буржуа бока, те любят ему пожаловаться на жизнь — один болеет, другой не может справиться с детьми, третий никак не оправится после миротворческих войск. Бывает, Женя предлагает клиентам еще и услуги гипноза — впадая в транс, они видят его собственные флешбэки из украинского детства с мамой, умершей после аварии на ЧАЭС.

Фильм Малгожаты Шумовской, неоднократного призера мировых фестивалей, показали в Венеции и уже выдвинули на «Оскар» от Польши. «Снега больше не будет» — из тех фестивальных драм, в которых одновременно никогда ничего не понятно и где-то на уровне ощущений понятно вообще все, а главный герой (его играет Алек Утгофф, тот самый русский паренек из «Очень странных дел») к финалу становится совсем уж таинственным и как будто бы инопланетным. Хвалят кино в основном за обнажение восточноевропейских душевных ран — говорят, получилось грустно и пронзительно.

«Ученик»

(Индия)

 

Сходить на этот фильм стоит хотя бы ради разрушения замшелых стереотипов о том, что в индийском кино все только танцуют и поют. «Ученик» — кино тоже о музыке, но это не сумасбродный мюзикл, а неторопливая драма про сложности в нахождении баланса между бытовухой и творческими стремлениями. Картина получила приз Венецианского фестиваля за лучший сценарий, в продюсерах числится аж сам Альфонсо Куарон.

Действие разворачивается посреди жаркого и шумного Мумбаи. Тридцатилетний Шарад все свободное время посвящает урокам классического индийского вокала. Стать признанным певцом — задача практически невыполнимая, но Шарад терпеливо идет к своей мечте, занимаясь с учителем и самостоятельно проводя ритуалы легендарных вокалистов. Тем временем мать мужчины постоянно сетует на то, что он никак не женится, а тетя, у которой Шарад временно поселился, твердит, чтобы тот поскорее нашел себе нормальную работу.

«Мальмкрог»

(Румыния, Сербия)

Ну и куда же без классического фестивального аттракциона — трехчасового артхауса, где не будет ничего, кроме пафосных философских дискуссий. Важный румынский автор Кристи Пую почти дословно перенес на экран сочинение Владимира Соловьева (не одиозного телеведущего, конечно же, а русского философа XIX века) «Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории». Неподготовленный зритель, скорее всего, впадет в отчаяние минуте на двадцатой, но самым терпеливым обещают много параллелей с сегодняшними реалиями и кучу пространства для собственных рассуждений о судьбах мира.

В роскошной усадьбе, затерянной где-то в заснеженной трансильванской глуши, собираются русский аристократ, дипломат, княгиня, генерал и генеральская жена. Собственно, они же и принимаются пылко обсуждать смерть, войну, Бога, дьявола, Европу и так далее. Позвякивают бокалы, на фоне о чем-то своем шепчутся слуги, за окном то темнеет, то светает — обстановка всякий раз будет рифмоваться с темой разговора.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Источник: Антон Коляго