Люди подали в суд на администрацию президента. Драма с победителями лотереи DV-2020

39 796
0
27 октября 2020 в 8:00
Источник: Артем Беговский. Фото: Александр Побат

Люди подали в суд на администрацию президента. Драма с победителями лотереи DV-2020

Около двух тысяч человек из Беларуси ежегодно выигрывают шанс на воплощение «американской мечты» посредством лотереи грин-карт. В 2018-м одним белорусам улыбнулась фортуна — правда, ехидно. Победители так и не смогли попасть в США: всему виной коронавирус. В материале — история молодой семьи, которая до последнего готова бороться за место под «американским солнцем».

Ходит легенда, что, если посчастливилось эмигрировать по лотерее грин-карт, жизнь резко поменяется в лучшую сторону. Ключевое слово — «если». В 2018 году Артем, 23-летний глава семейства, Наталия, его 21-летняя жена, находящаяся в декрете, и их маленькая дочь Валерия «от балды» решили поучаствовать в лотерее DV-2020. Вспомнили про это через полгода, когда можно было проверить результат. Был интерес, но никакого энтузиазма. И, как зачастую бывает при таком подходе, в лотерее они выиграли.

— В первые дни сайт для просмотра результатов сильно «висит», так как много желающих проверить. В одиннадцать часов вечера, прямо перед сном, у меня получилось пробиться и узнать: мы победили. Смотрю на Артема, он сидит в телефоне, я говорю: «Артем, мы в лотерее выиграли». Он даже не посмотрел на меня, отвечает: «Ага». Не поверил. Я тоже восприняла не слишком эмоционально: ну выиграли и выиграли, улетать мы тогда всерьез не планировали. На следующий день хорошенько все обдумали, обсудили с родителями и решили: надо пробовать, ведь такой шанс бывает один раз в жизни, — рассказывает Наташа.

На любой переезд необходимы ресурсы. Заботу о финансах взял на себя Артем, благо платили за переработки, иначе бы искал вторую работу. Выходило больше средней зарплаты по стране, и если трудиться так на протяжении года, то можно отложить и на билеты, и на один-два месяца проживания за границей. Изнурительно, конечно, но дядя Сэм воздаст.

— Мало времени провожу с семьей, у меня суточные смены — я либо отсыпаюсь, либо на работе. Работа, скажем так, не для семейного человека (связана с разрешением открытых конфликтов). Если бы не победа в лотерее, за это время я бы точно нашел работу поспокойнее. Но нужны деньги, и немалые. Понимаю, что билеты стоят около 1000 рублей на одного пассажира. Еще дочка подрастает, ей вещи нужны. Плюс документы собрать, консульский сбор, проживание, дорога — все стоит денег, — рассказывает Артем.

Возиться с документами и английским пришлось Наташе — в этом ей помогали форумы и чаты победителей. К специалистам наши герои не обращались, объясняя это тем, что их услуги стоят довольно дорого, да и если ты не можешь заполнить пару бланков, то в Америке тебе делать нечего.

— Всего за пару недель я уже знала, что такое номер кейса, каков порядок приглашения на интервью, какие документы нужно собрать, как заполнить форму DS-260 и прочие моменты. Уже тогда я понимала, что к концу зимы — началу весны 2020-го нас пригласят на интервью, которое проходит в Варшаве, — продолжает Наташа.

С этого момента включается обратный отсчет: на сбор всевозможных документов и прохождение медкомиссий у пары был ровно год. Дедлайн — 30 сентября 2020 года. Герои собрали документы, медкомиссию решили пройти за несколько дней до интервью и строили планы относительно своего американского будущего.

Десять месяцев до дедлайна

— Решили, что поедем в Северную Каролину, в город Шарлотт. Подружились с еще одной семьей из Минска, которая тоже остановилась на этом городе. Настроились лететь вместе, на досуге сбрасывали друг другу цены на билеты и выбирали курсы, на которые там пойдем. Как только нам выдали бы грин-карты, Артем бы пошел получать водительские права, так как наши там недействительны, и устроился работать дальнобойщиком. А мы с Валерией вернулись бы обратно в Беларусь: мне еще нужно окончить «вышку» — это около года, а затем мы бы воссоединились с Артемом в США, — рассказывает Наташа.

— В январе 2020 года начались задержки с проверками документов, что привело к смещению очереди на месяц. К концу января наши документы проверили. Это означало, что совсем скоро нас пригласят на интервью. Так и случилось: нам назначили интервью на 1 апреля… Не зря это было 1 апреля — как злая шутка, — продолжает Артем. — В конце марта мы активно начали искать билеты до Варшавы, бронировать жилье. В это время уже начиналась паника вокруг COVID-19. Границы кое-где начали закрываться. Мы, конечно, очень переживали, оставалось всего несколько недель до интервью, которого мы ждали почти год.

Герои так сладко нафантазировали свою новую жизнь, что отказаться от этой мечты было уже невозможно. А работать за доллары мотивирует куда больше, чем у нас на той же должности за белорусские рубли.

— Присмотрели недорогую комнату примерно за $600 в месяц, на первое время — в самый раз. Нашел русскоговорящего работодателя, у которого свои фуры и который ищет ответственных водителей. Мы с ним договорились попробовать поработать вместе. Первое время будет тяжело, но оно и понятно. Буду подрабатывать на стройке или официантом, получать планирую около $3000—6000, как повезет, и параллельно буду сдавать на водительские права. Зарплаты там в разы выше, а цены на продукты и технику ниже. Да, есть обязательная страховка, налоги, но мигранты умудряются откладывать и еще родителям на родине помогать. А через пять лет постоянного проживания там дают гражданство — к 30 годам мы его получим. Перелет — это в первую очередь для дочери, чтобы у нее было будущее. Она умница, уже учится английскому. Языкового барьера я не боюсь, хотя на английском последний раз говорил в школе. Думаю, на месте освоюсь. В США ценится труд людей. Ты можешь работать на любимой работе, а не на той, где платят больше. У нас ты заходишь в магазин и покупаешь не те продукты, которые нужны для комфортной жизни, а те, на которые хватает денег. При виде полицейского там не думаешь, как бы на него косо не посмотреть, чтобы он тебя не «повязал». Разница в менталитете, правах и даже климате. Я не знаю, по каким параметрам Беларусь может обойти Америку, — комментирует Артем.

Наверное, один из этих параметров — закрытие границ при пандемии. Ведь интервью молодой семье отменили из-за коронавируса. А 22 апреля Трамп подписал прокламацию 10014 — двухмесячный запрет на въезд в США по визам определенных категорий. Однако Госдепартамент интерпретировал это как запрет и на выдачу иммиграционных виз, а это означало, что в течение двух месяцев никаких интервью не будет.

— Мы сильно не расстроились, ведь с июля по сентябрь еще достаточно времени, а вот лететь с маленьким ребенком в США в разгар пандемии — это очень опасно.

Три месяца до дедлайна

— Мы просто ждали, рассчитывая, что 23 июня закончится срок действия прокламации, однако в тот же день ее продлили до конца 2020 года. Простыми словами, победителям лотереи автоматически отказали в иммиграции, так как только для них существует дедлайн. Вот так в один момент люди упускают возможность, которая выпадает раз в 5—10 лет. На одни документы, переезды, справки в итоге мы потратили около $2000, к тому же продали автомобиль, зная, что делать это лучше заранее и на месте. Муж ушел бы с работы — не факт, что выиграл бы по деньгам, но зато проводил бы больше времени с семьей. Даже я, самый спокойный человек, была в ярости. Как так?! За что?! И это еще на фоне складывающейся уже на тот момент обстановки в Беларуси. Я вместе с оставшимися победителями начала писать сообщения конгрессменам, пытаться хоть как-то привлечь внимание американских СМИ, тем самым вызвав резонанс в обществе. Хотелось какой-то справедливости, — рассказывает Наташа.

Тогда молодой семье пришлось добиваться справедливости методами, которые неплохо работают в Штатах — через суды.

— Иммиграционный адвокат в США, который подал бы иск против администрации президента, стоил дорого — около $3000. Отдавать такую сумму за иск без каких-либо гарантий просто не было желания. Тогда у меня окончательно пропала вера в то, что мы сможем получить грин-карту.

Платный адвокат собрал около 180 истцов. Я просмотрела много обзоров на его иск в интернете, где ему сулили проигрыш. Так и случилось.

Мы все проиграли. Полтора года мы находились в подвешенном состоянии, не тратились на крупные покупки, берегли средства для переезда — а тут такая подстава от 2020-го. Мы стали думать, куда можно уехать, как нам быть дальше. Оставаться в Беларуси желания не было точно. Народ стал выходить из чатов в мессенджерах… Люди были окончательно разочарованы. Я тоже вышла, потеряв надежду, — рассказывает Наташа.

— В первые дни мы были на взводе, но до скандалов никогда не доводили. Мы прекрасно понимали, что нет смысла выплескивать негатив друг на друга, у нас все же дочь растет. Да, немного поникли, но что тут поделать, жизнь такая, — говорит Артем.

Если Артем уже и слышать не хотел про грин-карту, то Наташа остыла и вернулась в чат победителей, где оставшиеся предлагали разные идеи по решению проблемы. Так люди вышли на иммиграционного адвоката Чарльза Кука, который решил то ли людям помочь, то ли Трампу нос утереть, но он подал коллективный иск на бесплатной основе. Герои решили попробовать с бесплатным адвокатом, все равно терять было уже нечего.

— На форумах и в чатах многие смеялись: «Бесплатный адвокат и защищать вас будет „бесплатно“», «Бесплатный сыр бывает только в мышеловке — ждите счет после суда», «Бесплатное качественным быть не может». Наши земляки не верят в добрые дела от души, ждут какого-то подвоха или развода. Эти высказывания подрывали мой настрой, на победу я и не надеялась, но настрой Чарльза Кука был непоколебим, он был уверен в победе на 100%.

Месяц до дедлайна

— Весь август шли телефонные слушания по нашему делу. Итоговое слушание состоялось 28 августа, а время истекало: оставался всего месяц до окончания финансового года, напряжение росло. И вот нам снова повезло: 4 сентября судья вынес решение в нашу пользу. Посольства должны были хорошенько постараться и провести как можно больше интервью до 30 сентября, истцы — в приоритете. В этот момент мы радовались больше, чем когда выиграли в самой лотерее.

Пятнадцать дней до дедлайна

У белорусов были и другие проблемы: интервью нужно проходить в Варшаве, а границы закрыты и по прибытии карантин десять дней. А у кого-то не было шенгенских виз, которые тоже на тот момент не выдавали.

— Запрет на въезд для нас не сняли, он остается, нам в виде исключения разрешили пройти интервью и получить иммиграционные визы. Въехать в США можно будет только с 1 января 2021 года. 15 сентября нам пришло приглашение на интервью на 21 сентября. Хотелось смеяться и плакать: времени меньше недели, а как попасть в Польшу, да еще и без карантина, не понятно. Тем не менее мы забронировали жилье, прошли медкомиссию, купили билеты и на всякий случай сделали ПЦР-тесты. И снова чудо! С 17 сентября Польша открывает границы для туристов. Вечером этого же дня в Минске прошел женский форум «За Беларусь», где президент сказал, что вынужден закрыть границы с Польшей, Литвой и Украиной. Тогда мы стали волноваться, но, к нашему счастью, дальше слов дело не пошло, — рассказывает Наташа.

Девять дней до дедлайна

— 21 сентября мы были в Варшаве. Чтобы пройти интервью, нужно оплатить консульский сбор — $330 с человека. В случае отказа сбор не возвращается. В посольстве нас в этот день никто не ждал, там были уверены, что мы не успеем в такие короткие сроки все сделать, добраться, да еще и решить вопрос с карантином. Накануне выезда в Польшу, спустя неделю переписок, мы получили письмо от санэпидслужбы Варшавы, чтобы мы прислали им номера паспортов и документы после пересечения границы, и так они исключат нас из системы карантина. Это меня сильно удивило, я даже не представляю, чтобы у нас в стране можно было согласовать что-то, не обивая пороги.

Интервью прошло очень хорошо, все вопросы были стандартные, как и до пандемии: «Чем планируете заниматься в США?», «К кому и куда летите?», «Бывали в США раньше?» и так далее. Ничего необычного, но волновались мы очень сильно. Я всегда ждала какого-то подвоха, думала: «Ну не может же все так сложиться». Проделать такой путь к заветным визам и получить отказ было бы крайне обидно, — говорит Наташа.

Визы нашим героям выдали в тот же день (до пандемии всегда выдавали на следующий). Теперь они стали участниками новой гонки, так как срок действия визы — шесть месяцев со дня прохождения медкомиссии, так что до марта 2021 года молодой семье нужно вылететь в США. При первом посещении Штатов на визу поставят штамп, и она станет альтернативой грин-карте на год, пока выпускают саму карту.

Подвох в том, что многие аналитики прогнозируют: в случае победы Трампа на выборах прокламацию продлят. А это значит, что виза сгорит вместе с деньгами и «американской мечтой». Сейчас наши герои следят за выборами США и ждут решения суда по иску — уже конкретно по отмене запрета на въезд.

— Ожидание очень утомило. Тогда, учитывая, что творилось в мире, мы думали, что, может, это и к лучшему. Позже получим визы — позже уедем, как раз все уляжется. Но, конечно же, нас снова ждал облом, и снова, и снова. Вся эта ситуация с лотереей меня подковала так, что я могу уже свое иммиграционное агентство открывать, — иронизирует Наташа. — А сдаваться мы не намерены: очень много сил потрачено, чтобы просто забить. Не получится через суд — я уверена, что найду другой способ или другую страну. В свете последних событий оставаться в Беларуси мы не намерены.

— Что тут добавить? Наташа у меня — золото! — заключает Артем.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Источник: Артем Беговский. Фото: Александр Побат