По истории со спайсом в Гомеле сняли треш-хоррор. Посмотрели, что получилось

9311
0
23 октября 2020 в 10:33
Источник: Антон Коляго

По истории со спайсом в Гомеле сняли треш-хоррор. Посмотрели, что получилось

Фильм недели в осиротевшем кинопрокате — «Спайс бойз», перерастающая в жестокий слэшер комедия про мальчишник под спайсом. Снял его белорус Владимир Зинкевич по мотивам нашумевшей гомельской истории 2014 года. Хоть и с оговорками, но все-таки рекомендуем обратить внимание на это кино, которое при удачном стечении обстоятельств вполне могло бы стать хитом на Netflix.

Любые тексты о белорусском кино заведено начинать с оправдательных дисклеймеров: каждый новый фильм — не драгоценная, но тяжким трудом намытая песчинка, индустрии в стране нет, хороших историй нет, зрителя нет. Ну, вы же все понимаете. На самом деле и в вопросах национального кинематографа поводов расправить плечи и перестать прибедняться уже хватает. Наши документалисты собирают ворохи номинаций и наград на престижных фестивалях, Влада Сенькова и Митрий Семенов-Алейников штурмуют «СНГшные» стриминги, Никита Лаврецкий тащит целую новую волну, которую сам же гордо прозвал «белорусским конченым кино». Потенциальные игровые картины по мотивам событий последних трех месяцев нам еще предстоит серьезно обсуждать. Пока же можно потренироваться в дискуссиях на жанровом образце «Спайс бойз» — вроде бы пустяковом, но любопытном слэшере, переносящем на экран шокирующие новостные сводки шестилетней давности.

Тогда Беларусь сотрясали истории о страшных вещах, которые творит молодежь, обкурившись спайса. Одну из самых известных — с вырезанными глазами в Гомеле — режиссер Владимир Зинкевич и взял за основу своего дебютного фильма. В сценарии все, конечно, достигло больших масштабов: посиделки трех приятелей в частном секторе превратилась в мальчишник в роскошном коттедже. Главные герои с характерными прозвищами Чистый, Колбаса и Ламбада заваливаются туда в компании сексапильных близняшек, вызывают каноничную стриптизершу, готовятся напиться вусмерть и раскурить с трудом добытый косяк. Довольно быстро все портит нагрянувшая из ревности невеста Чистого со своей подругой — пацанский угар мгновенно сворачивается в тихий вечер с пиццей и UNO. Разыграв перед девушками неловкую сценку, друзья все-таки тайком добираются до злополучного спайса — и понеслось.

Сам режиссер утверждает, что, конечно, вкладывал в «Спайс бойз» антинаркотический посыл, но не так, чтобы это было в лоб: дескать, картинка кровавых последствий будет эффективнее любых нотаций. Вряд ли это прямо так и работает, но напугать у Зинкевича действительно получилось. Вся вторая половина фильма как минимум вызывает липкое чувство дискомфорта — от наблюдения за тем, с какой холодной уверенностью герои, вооруженные гвоздодером с топором, убивают и калечат своих подруг и случайно попавших в дом незнакомцев. Одними из жертв, к слову, окажутся приехавшие на вызов омоновцы — в нынешнем контексте эпизод с ними приобретает какую-то особенно зловещую двусмысленность.

То ли осознанно, то ли из-за нехватки бюджета авторы не превращают ленту в совсем уж оголтелый треш, хотя в кадре часто мелькают предметы, которые можно было бы пустить в ход ради яркой сцены. Такой минимализм в плане экранного насилия дает «Спайс бойз» очков по части убедительности — куда охотнее верится в то, что обдолбанные маньяки просто будут орудовать тем, что первое попалось под руку, а не тем, что круче выстрелит, разрубит или взорвется. Кульминационная процедура по удалению глаз товарища тоже случится за кадром, но и в кадре с ними пару жутких манипуляций проведут.

Кино Зинкевича — не «Экстаз» Гаспара Ноэ, но с прицелом на что-то близкое. В двухлетней давности триллере про коллективную передозировку ЛСД француз-провокатор устраивал зрителю бэд-трип-аттракцион, похожий на тот, что переживали его герои. Белорусский постановщик пытается ввести в состояние леденящего ступора, который испытывали девушки, наблюдавшие за тем, как их друзья, только что беззаботно плясавшие под «Мокрые кроссы», превращаются в жестоких животных. На контрасте с первой половиной фильма, настраивающей скорее на забавную чернуху, это производит прямо-таки ошеломляющий эффект.

Нюанс в том, что через эту самую первую половину еще нужно продраться. На экспозицию с покупкой наркотиков и арендой коттеджа отводится аж целый час, и параллельно с этим авторы зачем-то решают вбросить ворох справочной информации о героях. Кто чей сын, кто в кого тайно влюблен, кто гомофоб, кто учился на актрису, у кого неудачные отношения на расстоянии и кто увлекается фотографией — стоит ли говорить, что ничего из этого не повлияет на грядущую сорокаминутную резню? Персонажи и без фактов биографии получились бы достаточно объемными; актерам, что удивительно для слэшера, здесь даже есть что играть: кудрявый «кадет» Александр Головин со свистом перевоплощается в дембеля-абьюзера, а реабилитирующийся после «Party-Zan Фильма» Александр Тарасов неожиданно органично изображает романтичного тюфяка с ДЦП.

Повествовательная избыточность заметно мешает «Спайс бойз» стать лаконичным шокером, который снесет зрительскую голову так же резво, как паленая курительная смесь — головы главных героев. Есть ощущение, что Зинкевич сам не до конца определился с направлением и настроением фильма и решил схватиться за все и сразу. В итоге лента мечется от глумливой сатиры к сочувственной притче (в поддержку последней под конец даже появляется вставка с интервью реальной жертвы гомельской трагедии), от пошлой свадебной комедии до мрачного триллера, а заканчивается чуть ли не супергеройским эпилогом. Микс, конечно, интересный, но для чьего-то душевного здоровья может оказаться опасным — употреблять строго на свой страх и риск. И лучше все-таки дома.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Источник: Антон Коляго