Всё в белом. Как поживает утонувшая в грязи ферма после грандиозного шухера

0
29 сентября 2020 в 8:00
Автор: Андрей Рудь. Фото: Мария Амелина

Всё в белом. Как поживает утонувшая в грязи ферма после грандиозного шухера

Три месяца назад случился скандал в агрогородке Конковичи (Петриковский район). Кто-то выложил видео с мертвыми и помирающими в грязи колхозными телятами. А в Беларуси, как известно, такого не бывает. Сразу после этого сверху на село спустились полчища начальников и велели навести порядок. Некоторая сложность была в том, что велеть особо некому: руководства в хозяйстве давно не осталось. Но активность впечатляла… Выждав, мы снова отправляемся в Конковичи — смотреть, что происходит после того, как отбушевало и вернулось в свои кресла крупное начальство. Наверное, жизнь преобразилась.

Что это было?

Итак, шум поднялся после видео из ОАО «Агро-Слобода» (бывший колхоз Ленина), снятого 4 июля. Там полужидкая грязь, покусанные волками телята и предложение дать пинка местной «верхушке айсберга».

Телята, политически незрело ползающие в грязи, возникли очень некстати. Точнее, они всю жизнь там ползали, бардак на этой ферме фиксировали и раньше, хозяйство существовало в таком состоянии довольно долго. Все было стабильно, «верхушка айсберга» оставалась невозмутима. Вообще-то, при необходимости можно найти и другие похожие предприятия. Но выстрелила именно эта видюшка.

Кинулись разбираться — выяснилось, что даже в сельсовете толком не знают, кто директор этого ОАО, все акции которого принадлежат государству (нам). Сначала не поверили, но, похоже, там и правда не знали.

В конце концов нашелся главный инженер райисполкомовского управления сельского хозяйства. Как выяснилось, чиновника еще давно бросили на эту амбразуру, назначив и. о. директора ОАО. И он там самоотверженно лежал. Да, так не бывает, но на самом деле бывает еще и не так, сейчас увидите.

В наш первый визит в Конковичи и. о. на своей боевой «Ниве» метался между прорвавшимся на ферму корреспондентом, понаехавшими контролерами и листком с «планом устранения недостатков». Произвел впечатление человека, у которого есть желание, но нет ресурсов.

Потом на фоне разбирательств произошла очередная дерзкая рокировка. Предыдущего и. о. — в тыл со взысканием как не справившегося. На его место — целого заместителя председателя райисполкома!

Опасаемся даже думать, как такое назначение оформляется, можно ли одновременно быть зампредом и директором коммерческого предприятия, что пишет в своих бумажках бухгалтер, чтобы за ним потом не прислали автозаки… И кто станет следующим, если зампред не совладает.

Но плевать на формальности, перевернем эту страницу. Лишь бы предприятие, собственником которого является каждый из нас, заработало и принесло нам уже наконец богатство.

В облсельхозпроде тогда придумали стратегический ход: отдать Конковичи соседнему более успешному хозяйству.

«Дайте директора!»

Старый сарай издали не узнать, нас чуть не пронесло мимо Конковичей. Узнали по телеге.

Теперь здесь все старательно покрыто толстым слоем извести.

Белили и внутри, и снаружи, местами даже подстилку. Стало так красиво, что нет мочи.

Три месяца назад в стареньких, оставшихся от Ленина сараях копошились телята. Сегодня тут в основном пусто. Потом нам объяснят, куда подевалась живность.

Несколько мужчин и женщин идут откапывать очередной кусок загона. По пути дарят нам мешок винограда, но умоляют не снимать лица — потому что им есть что терять. Например, зарплату в размере прожиточного минимума (до него доплачивают).

Техники, которую в первые дни «Конковичи-гейта» согнали сюда из разных организаций на «ликвидацию последствий», уже нет. Уехала к местам постоянной дислокации, когда рассосались проверяющие. Дальше сами, руками. Да, как при Ленине.

Но и за те авральные дни погрузчики успели наворотить немало. В белоснежных проходах и у сараев лежат высокие навозные баррикады.

Много где удалось добуриться до реликтового твердого покрытия.

— Ну напишете вы — и что? — рассуждают рабочие. — Все равно ничего не изменится, вы кушайте виноград.

— Нам бы директора, — мужчина с лопатой в три слова умещает свою концепцию возрождения села. — А тут как оркестр без дирижера: каждый вроде на своем инструменте умеет играть, а все вразнобой получается.

Мы прямо не ожидали такой образности посреди набитого навозом и отчаянно побеленного сарая. Жуем виноград.

— Есть же вон сколько вузов и чего угодно! — с горечью подхватывают коллеги. — И где все эти выпускники? Нам бы хоть одного с нормальной головой.

— Так вам же назначили и. о.

— Да ну, — отмахиваются. — Надо мы ему. Не помню, когда он тут появлялся.

Начинаешь спрашивать про перемены, случившиеся за эти месяцы, — каждый отправляет к начальству.

— Да где его взять?! Мы с июля ищем.

В поисках хоть какого-то руководителя прочесываем всю ферму, опрашивая встречных. Каждый отправляет на следующую локацию: «Может, там скажут».

Зато виды — живописные.

Кошары сегодня выглядят более сухими и прибранными.

У эпической надписи «Слава труду» встречаем парнишку — это целый агроном-семеновод Евгений. Выпускник колледжа из Калинковичей. Первый специалист, которого удалось отыскать в разгар рабочего дня!

Он ничего не боится, у человека простая задача: доработать до армии. Хвастается зарплатой: «375!»

Но некоторым повезло еще больше. Женя немного завидует другу, которого распределили в другое хозяйство: там зарплата — 500 рублей.

Конечная точка нашего маршрута — колхозная контора.

Женщинки, сидящие за столами, отказываются признаваться, что они начальство.

— Ничего не буду говорить! — решительно сообщает одна из них. И поясняет: — Чтобы меня потом тягали эти вот.

Впрочем, мы все уже увидели сами, пока дошли сюда.

Осторожно, побелено

Телефонный разговор с зампредом райисполкома — исполняющим обязанности директора Николаем Мисюрой, который, наверное, сидит где-то в райцентре, — у нас не клеится.

— Я не знаю, Onliner вы или кто…

Пытаюсь объяснить, что мы не спрашиваем ничего, что является тайной, хотим просто услышать толкового человека, который внятно растолкует нам, городским, что происходит на нам же принадлежащем предприятии, что предпринято за прошедшие месяцы…

— Вы видели: побелено, красиво, — соглашается рассказать зампред. Замолкает.

— А внутри? Ведь надо же, чтобы и внутри что-то делалось?.. — сверкаю познаниями в животноводстве (на этом они исчерпаны).

— Внутри побелено.

Теперь заживем.

И все же — присоединение?

В нашей истории есть неявный приобретатель всего этого побеленного счастья — ЧУП «Полесье-Агроинвест».

Помните пропавший скот из Конковичей? Его выкупило как раз «Полесье-Агроинвест». Оно бы, может, и не покупало, но есть такое слово — «надо». В чем логика? А там нечем было кормить.

Напомним, при чем тут это хозяйство. Оно принадлежит Мозырскому НПЗ, контора неподалеку, в Петрикове. Когда-то это предприятие было составлено из четырех пропащих совхозов, сейчас хорошо себя чувствует. И к нему решили присоединить еще и Конковичи. Да, совсем разные формы собственности, но нам ли привыкать стыковать нестыкуемое.

В самих Конковичах реальность этого маневра комментируют так: «Ай». Однако в райисполкоме в такой вариант, похоже, верят.

Один из важных вопросов — будет ли радо такому приобретению «Полесье-Агроинвест». Конечно, «мы все понимаем», могут и не спросить. Но все же.

— Да, рассматривается такой вопрос, но это не так-то легко передать, — директор процветающей агрофирмы Михаил Копинский пока сам не очень представляет, как это может произойти. — Решили, что там, где есть четыре хозяйства, можно и пятое, и шестое присоединить. Конечно, чтобы все развивалось, потребуются и время, и работа с коллективом, и дополнительные средства.

— А вы не повалитесь от такого довеска?

— Смотря как передавать. Дело в том, что на этом хозяйстве висят очень большие долги. И нам придется их гасить. А вот если бы просто сказали: берите, работайте — мы бы по-другому смотрели на эти вещи.

Получить некоторое представление о кредитной истории «Агро-Слободы» можно, полистав «Картотеку». Там сумма судебных исков под 800 тыс. рублей. Среди взыскателей и налоговики, и поставщики кормов, и какие-то опрометчивые ИП, и банк, и все остальные на свете.


В общем, просто так отдать — нельзя. Не просто так — никому не надо. Вариант с банкротством вслух произносить страшно. Многовато тупиков в последнее время.

Конковичи — это просто индикатор. Шаблон того, что происходит, когда начальство отбушует и вскарабкается обратно в кресла под флагштоком.

Продолжаем наблюдение.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Мария Амелина
Без комментариев