ВОЗ о национальной статистике заболеваемости COVID-19: «Других данных у нас нет, потому что никто не считает»

 
30 311
232
13 июля 2020 в 17:06
Автор: Александр Владыко

Сегодня на территории Минского областного противотуберкулезного диспансера случился акт передачи почти полумиллиона средств индивидуальной защиты для врачей Минской области. Причина — COVID-19. Больницы остаются небольшим островком здравомыслия, где лечат не задорным словом, а по науке. Поэтому врачи гуманитарную помощь принимали с крепкой благодарностью.

Всего в рамках программы Европейского союза и ВОЗ в Беларусь привезли 3,6 млн СИЗ, которые равномерно распределили по стране. Такую же помощь получили все страны Восточного партнерства ЕС. От имени гостей коробки вручали глава представительства ЕС в Беларуси Дирк Шюбель и представитель ВОЗ в Беларуси Батыр Бердыклычев. После мероприятия последний ответил на наши вопросы.

— Мы устали шутить про победу. А ВОЗ регистрирует рекордное количество случаев в мире. Что происходит с вирусом сейчас?

— Сейчас идет подъем. Это не вторая волна (волны — вещи сезонные, поэтому вернемся к разговору осенью), а второй пик. В некоторых странах сняли ограничительные меры и начался подъем: Казахстан, Армения, Черногория... Это говорит о том, что популяционный (коллективный) иммунитет — не та стратегия, на которую нужно ориентироваться. Были исследования в Испании и Италии — всего 5% населения получили иммунитет. Зарабатывать его на ожидании и наблюдении за растущим количеством переболевших — это слишком дорого.

Мы также не знаем, насколько сильный и продолжительный иммунитет вырабатывается у вылечившихся от коронавируса. Это к вопросу, можно ли заболеть второй раз.

Основная надежда — вакцина. Если не будет вакцины, ориентируемся на плохой вариант: вирус будет жить с нами.

— А хороший вариант в отсутствие вакцины есть?

— Есть вариант, что вирус сам исчезнет, как SARS, который вдруг прекратился в июле 2003 года. Если COVID-19 окажется не сезонным, то будем надеяться, что упадет его вирулентность. То есть он станет менее опасным. Теоретически вирус, переходя от человека к человеку, слабеет и меняется, потому что ему невыгодно убивать «хозяина», он же тоже пытается выжить. Но готовимся, повторюсь, к худшему: вирус останется с нами на пару лет. Пока не появится вакцина и пока она не распространится по миру, никто не может быть в безопасности.

— Мы наблюдаем снижение заболеваемости в Беларуси. Что вы думаете по этому поводу?

— Есть цифры, которые мы, и вы, получаем в рамках международных медико-санитарных правил. Да, мы видим снижение случаев и стабилизацию. Это обнадеживает. Еще один важный показатель — загруженность коечного фонда. По нашей информации, мы не наблюдали перегруженности белорусской системы до такой степени, чтобы кто-то из нуждающихся в стационарной помощи оказался за ее пределами. Система сейчас готова гораздо лучше, чем раньше, потому что накоплен опыт по организации помощи и лечению. Врачи научились справляться с осложнениями — это лучше, чем было. Мы также видим, что значительно были наращены мощности по кислородотерапии. Это позволило сохранить жизни.

Противоэпидемические мероприятия проводятся с отслеживанием контактов — это необходимо продолжать. Если помните, в самом начале эпидемии даже контакты первого уровня помещались на карантин. Это была строгая и стройная система. Теперь произошла переориентация, появились новые приоритеты: не только контакты первого уровня остаются дома, но и пациенты с легким течением заболевания также получают лечение на дому. Тут важно соблюдение правил самоизоляции. И предоставление всей информации населению, чтобы люди понимали — ради чего. Об этом мы давно говорили.

— И все же о цифрах. Сейчас распространяется информация, что в тех странах, где есть страховая медицина, результаты активно завышаются. У нас — наоборот. Чему верить? Зачем тогда страны придумывают друг для друга въездные правила, все эти «15 новых случаев»?

— Прямое сравнение цифр, которые мы имеем из разных стран, дело непродуктивное. Регистрация случаев зависит от методологии, принятой в конкретной стране. Например, методологии регистрации смертей, возможностей тестирования. В Швеции количество тестов на миллион человек гораздо меньше, чем в Беларуси. Они усилили этот момент, и число случаев стало резко расти. Прямое сравнение может ввести в заблуждение. Надо смотреть за динамикой.

В Беларуси информация предоставляется Минздравом. Мы получаем ее так, как она есть, не проводя параллельных исследований. Это прерогатива национальных органов. Наша задача — улучшать методологию, внедрять стандарты, чтобы можно было сравнивать эти показатели между странами.

Если не будет этих цифр, то ориентироваться вообще будет сложно. У нас просто нет другого инструмента, поэтому мы пытаемся стандартизировать этот единственный.

Важно знать:

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Без комментариев