Караник ответил на обвинения о том, что Беларусь во время пандемии спасает экономику, а не людей

 
912
12 июня 2020 в 12:23
Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка, Максим Малиновский, скриншот видео

Министр здравоохранения в программе «Разговор у Президента» на канале «Беларусь 1» высказался в ответ на критику Беларуси за отсутствие карантина во время коронавируса. Также он рассказал, ждать ли вторую волну и к чему готовится Минздрав. Собрали для вас самое интересное.

Что происходит сейчас в Беларуси с коронавирусом?

— Мы видим положительную динамику в целом по стране, характеризующуюся уменьшением количества новых случаев заболевания, — объясняет Караник. — Мы видим, что часть перепрофилированных медицинских учреждений, которые использовались для оказания медицинской помощи пациентам с коронавирусной инфекцией, возвращаются к обычному режиму функционирования и оказывают помощь как многопрофильные больницы.

— Эта тенденция наблюдается во многих регионах страны. По ощущениям мы видим тенденции снижения заболеваемости и считаем, что мы начинаем спускаться с плато, на котором находились последнее время. И нам удалось растянуть пик заболеваемости и не допустить перегрузки системы здравоохранения, — рассказал министр.

Почему не вводили карантин?

Что касается отсутствия карантина и низкой смертности в Беларуси, то Владимир Караник так объясняет «белорусский феномен»:

— Начнем с того, что карантина не было нигде. Мне режет слух слово «карантин», которое многие употребляют. Вообще, это медицинский термин. Но многие забывают еще со времен детского сада, на сколько вводится карантин. Карантин вводится на максимальный инкубационный период после последнего заболевшего. И тогда это действительно механизм влияния на распространение инфекции, на эпидпроцесс. Локализация очага, когда изолируется целая группа контактирующих, допустим детей. Они держатся в изоляции.

К примеру, если это ветряная оспа, то карантин снимается через 21 день после последнего заболевшего. Поэтому на сегодняшний момент те мероприятия, которые вводились в разных странах, нельзя назвать карантином. Потому что, во-первых, изоляция была неполная, во-вторых, они отменялись не через 14 дней после последнего заболевшего. Они отменялись на достаточно высоких цифрах заболеваемости, которые сохраняются во многих наших соседних странах.

ВОЗ изначально говорила, что сам по себе карантин — это не самоцель. И это изначально не борьба с инфекцией. Это окно возможностей, которое позволяет сократить поступление пациентов в тот момент, когда система здравоохранения перегружена. На сегодняшний момент это уже многие действительно понимают. Понимают, что нельзя мир остановить на 12 недель.

Многие понимают, что этот вирус — тот вирус, с которым нам придется жить дальше. Вирус по-прежнему сохраняется среди людей. Да, он не вызывает тяжелых случаев заболевания по двум причинам: либо у наиболее уязвимых категорий людей уже сформировался иммунитет, либо вирус потерял свою вирулентность. Навсегда или на время — и способен вернуться с новыми силами в ноябре-декабре, на сегодняшний момент этого никто сказать не может.

Спасаем экономику или людей?

— Когда нас пытались обвинять, что мы не вводим ограничительные мероприятия для того, чтобы не нанести ущерба экономике, говоря, что наши соседи спасали людей, а не экономику, у меня в таком случае было желание ответить, что белорусская система здравоохранения тоже спасала людей, а не экономику. Просто она начала делать это раньше, — заявил министр. — Когда во всем мире сокращали санитарно-эпидемиологическую службу (многие считали, что содержать такую службу нецелесообразно), мы ее совершенствовали, развивали, увеличивали количество лабораторий, проводили их оснащение.

Потому что мы спасали людей, а не экономику. Когда нас критиковали за избыточный коечный фонд и говорили, что его можно сократить и в повседневной жизни стране, возможно, не нужно столько коек, мы сохраняли социальный стандарт, принятый у нас в стране. Потому что мы спасали людей, а не экономику. Экономическая их целесообразность — вопрос дискуссионный, но когда пациенту необходимо оказать медпомощь, а свободных коек нет, то это реальная угроза для его жизни и здоровья.

Многие ликвидировали инфекционные стационары, так как их достаточно сложно содержать: специальная система вентиляции, боксированная организация и невозможность использовать эту больницу как многопрофильную. Республика Беларусь спасала людей, а не экономику, мы сохранили эти стационары. Во многих регионах они прошли достаточно глубокую модернизацию. И в условиях эпидемии инфекционный стационар — это база знаний и база кадров. Там работают люди, которые знают, как работать с инфекцией и готовы научить других. Как показала практика, при наличии подготовленных специалистов (а у нас очень сильная школа инфекционистов) в инфекционный стационар с определенными усилиями в достаточно ограниченное время можно превратить любую многопрофильную больницу.

По словам Караника, наличие такой базы позволяло в тот момент Беларуси не ставить вопрос, что спасать, людей или экономику, каждый занимался своим делом, а система здравоохранения спасала людей, уверен министр. Он добавил, что Беларуси удалось не допустить перегрузки системы здравоохранения и проблем с оказанием медицинской помощи.

— Основной показатель эффективности системы здравоохранения — это соотношение заболевших к умершим. Любая работа системы здравоохранения направлена на то, чтобы пациенты выздоравливали. Понятно, что пока имеются предварительные данные, понятно, что все зависит от количества представленных данных, насколько они полные, — говорит министр. — Когда мы анализируем страны бывшего Советского Союза, страны Европы и Северной Америки, мы видим, что в Республике Беларусь соотношение умерших и заболевших одно из самых низких в мире — 0,56%. В России — 1,3%, самые высокие цифры, наблюдавшиеся в Европе, — около 16%.

Перепрофилирование коечного фонда, слаженная работа медработников и достаточное количество медицинских учреждений позволили оказать помощь всем, кто в ней нуждается. Вовремя оказанная квалифицированная медпомощь существенно снижает риск смерти от осложнений коронавирусной инфекции. В любом случае мы будем стремиться совершенствовать свою работу, внедрять новые протоколы лечения, наблюдения, чтобы свести эти цифры к нулю.

Караник добавил, что по количеству тестов на миллион населения мы входим в пятнадцать лучших стран мира, а по летальности — на втором месте в этом же списке стран, ВОЗ положительно оценила работу белорусских медиков с контактными лицами.

— Наша система здравоохранения действительно отличается от систем здравоохранения в странах мира, и эта система позволила не допустить взрывного роста заболеваемости и не допустить большого количества неблагоприятных исходов, — подытожил Караник.

Готовы ли мы ко второй волне?

Будет ли Беларусь готова ко второй волне коронавируса и какие действия будет предпринимать? Министр отметил, что ВОЗ не считает вторую волну неизбежной.

— Но ВОЗ призывает страны привыкать к новой норме, — говорит министр. — Что, с их точки зрения, новая норма или новая нормальность? Это по-прежнему отслеживать пациентов с подозрительными случаями инфекции и не снижать объемы тестирования, следить за здоровьем контактных лиц, быть готовыми к оказанию медицинской помощи инфицированным пациентам и быть готовыми в случае необходимости вводить некоторые ограничения. То есть то, что сейчас проповедуется как новая нормальность, по сути это был изначальный подход Республики Беларусь к борьбе с данной эпидемией. Был сделан очень большой объем, касающийся освоения производства собственных средств защиты.

На сегодняшний момент мы можем в случае необходимости выпускать более 30 тысяч защитных противоэпидных комбинезонов ежесуточно. Кроме того, гигиенические маски освоила наша легкая промышленность, также в страну поставлено оборудование, которое может выпускать медицинские маски второго класса защиты. Идет поставка оборудования для собственного производства респираторов второго и третьего класса защиты для использования медработниками в реанимационных отделениях и в перепрофилированных стационарах. Мы существенно расширили емкость наших организаций здравоохранения с респираторной поддержкой. Это дополнительные точки снабжения кислородом. Была проверена работоспособность всех централизованных систем подачи кислорода, и существенно расширены их возможности.

Мы обновляем свой парк аппаратов ИВЛ, хотя даже на пике заболеваемости загрузка данных аппаратов не превышала 15% от имеющегося парка. Мы не видели перегрузки отделений реанимации. Но мы понимаем, что отделения реанимации должно быть оснащены самым современным оборудованием. Поэтому проводится анализ, и там, где оборудование подлежит плановой замене, оно будет заменено, чтобы повысить устойчивость системы здравоохранения к возможным будущим вызовам.

По словам Караника, Минздрав обратил внимание на инфекционные стационары. Их собираются привести в современное состояние: ремонт, реконструкция будут проведены в «спокойный» период как подготовка к возможной второй волне эпидемии.

— Мы должны быть готовы к любому развитию ситуации, в том числе и к существенному подъему заболеваемости, — отметил Караник.

Он добавил, что широкое применение вакцины начнется не раньше следующего года, поэтому все рекомендации по соблюдению мер безопасности остаются в силе.

Важно знать:

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка, Максим Малиновский, скриншот видео